Накануне 23 февраля генеральный директор ООО «РН-Туапсинский НПЗ» Олег Лещев вручил 28 работникам,
проходившим службу в Афганистане и других горячих точках, благодарственные письма и сувениры.

– Наша сегодняшняя встреча, – сказал Олег Лещев, – дань памяти всех, кто причастен к героическим и трагическим войнам ХХ столетия. Воины – интернационалисты с честью выполнили свой долг. Вы сумели с мужеством и достоинством пройти огонь боев и дым пожарищ. И сегодня так же самоотверженно трудитесь на мирном поприще. Вы – люди, на которых всегда можно положиться, которым можно доверить самое трудное, самое сложное задание!

Боевое задание выполнил

Копия Антонов(в спецодежде) и Михайлиди (2)

Владимир Иванович Антонов на службу в ограниченный контингент Советских войск в Демократической Республике Афганистан в 1981 пошел добровольно. Молодой был, да и кто тогда знал и понимал, что на самом деле происходит в Афгане?

– Силой нас никто туда не гнал, – рассказывает Владимир Иванович. – Спросили – кто хочет. Я подумал: и мир посмотрю… А когда нас переправили через границу, и я увидел, что идет настоящая война, вот тогда-то стало понятно, что не до экскурсий будет…

Еще до армии, он, туапсинский мальчишка, прошел подготовку к службе на курсах ДОСААФ, освоил профессию водителя. На войне управлял БТРом. Что такое военные дороги, да еще через ущелья, через «зеленку», знают только те, кто там побывал. Его задачей было переправлять военных к месту назначения. А назначения были разные: привезти и высадить бесшумно разведку, молниеносно доставить на передовую десант, или в тыл – группу особого назначения. Порой только от водителя зависело, выполнят ребята боевое задание или провалят. Владимир Иванович и сейчас не без гордости говорит, что всех, кого он возил – довозил до места назначения. Живыми и невредимыми. И все боевые задачи выполнил. А было всякое…

Вернулся он досрочно после ранения, после госпиталя. Не стал сообщать домой, захотел сделать сюрприз. И сюрприз удался. Он вышел на станции, что поближе к родной Сортировке, и шел домой, а сестра Ирина как раз из школы возвращалась. Увидела его, закружилась волчком – и не к нему, а со всех ног домой помчалась. Маму предупредить. Так что, когда он подходил к дому, из подъезда уже все бежали навстречу…

После армии Владимир устроился слесарем-инструментальщиком в локомотивное депо, потом работал на других предприятиях, и везде его золотые руки были востребованы. На Туапсинском нефтезаводе он трудится уже шесть лет. Самые сложные и непростые годы – годы строительства нового завода. А он, слесарь ремонтно-механического цеха, считай, первое звено в рабочей цепочке, знает каждую установку, каждую эстакаду, каждый вентиль. Уже выросли дети, подрастают внуки, и все реже он вспоминает те ставшие историей горячие дни в Афганистане. Надо думать о будущем. Завод достраивать. Внуков поднимать. Главное – чтобы не было войны…

Впереди – мирная жизнь

Копия Терзьян (7)

Две медали за боевые заслуги, медаль Жукова, которой награждаются военнослужащие за отвагу, самоотверженность и личное мужество, проявленные в боевых действиях при защите Отечества и государственных интересов – вот с чем вернулся Ананий Терзьян в родную Тенгинку после ухода в запас из армии. А за что столько наград в мирное время – говорить не любит. Да и не мирными были вовсе конец 90-х – начало 2000-х, контртеррористическая операция шла на Северном Кавказе, известная в истории как вторая Чеченская…

Впрочем, где и как проходить службу, он не выбирал. Закончивший высшее военное училище, он выполнял приказ.

– У нас в семье практически все мужчины – военные,– говорит Ананий Терзьян. – Еще когда я был пацаном, мой двоюродный старший брат первым поступил в военное училище. Он приехал в отпуск такой красивый, гордый, в форме, что я тоже решил: «Буду военным!». Да и сельским семьям легче вырастить ребенка, если он учится на полном гособеспечении и получает хорошую стипендию. У меня все братья и племянники отучились или учатся в военных училищах.

Сормовская дивизия, где после училища служил Ананий, была передислоцирована на Кавказ во время контртеррористической операции, когда боевики вторглись в Дагестан. На память об этом остался фронтовой альбом, который он нечасто перелистывает: многие запечатленные на снимках ребята не вернулись домой живыми…
Ананий же через два года уволился в запас. Фактически начал жизнь заново. Женился в 32 года, растит дочек, устроился на Туапсинский нефтезавод, освоил совершенно новую профессию. А медали не надевает даже по праздникам. Сейчас в Чечне, на Северном Кавказе порядок. В свое время они, военные, противостояли терроризму, помогли сохранить мир и целостность государства, а это дорого стоит. Впереди – мирная жизнь, и это ведь здорово!

Армейская закалка – навсегда!

Копия Антонов(в спецодежде) и Михайлиди (1)

С Константином Михайлиди мы были знакомы заочно! В прошлом году, рассказывая о заводских наставниках и их подопечных, «Туапсинские вести» писали о Зауре Хагурове. Так вот он нам и поведал, что у него, старшего оператора газофакельного участка, сейчас «под крылом» ученик – Константин Михайлиди. И что Константин очень радует его своими успехами, потому что хочет профессию познать «от и до». А до газофакельного участка он уже почти десять лет отработал оператором технологической установки.

– Я как раз тогда из армии вернулся, – рассказывает Константин, – еще не определился, где буду работать. Молодой был. Михаил Иванович Степаненко работал старшим оператором на третьей трубчатке, позвал меня на завод. Помню, всегда говорил: «Регламент надо знать, как «Отче наш»! Завод – серьезное производство, и от твоих действий зависит и производство, и безопасность!»

Как это перекликалось с Костиным недавним прошлым! Ведь в армии он служил в горячих точках, на границе между Осетией и Грузией. Был наводчиком орудия боевой машины пехоты. И во многом от его действий зависела жизнь товарищей.

– Мама не знала, что я служу в Осетии (мы были там во время осетино-ингушского конфликта), я ей писал, что на полигоне отрабатываем стрельбу из орудий. А потом ей – бац! – приходит благодарность от командира из Осетии. Она чуть в обморок не упала, когда все поняла. Собралась, поехала в часть, а ей говорят: «Они уже полгода там!»

Вот где ковался характер! Жили прямо в горах, в землянках, которые сами вырыли. Коптящая лампа, воды нет. Утром командир построит их, пацанов, вылезших из-под земли, черных от копоти, не бритых, и говорит: «Это что еще за аборигены? Вы солдаты российской армии. Пятнадцать минут даю – помыться, побриться!». А мороз – 20 градусов. Но они – бегом до ближайшего родника. Потом привыкли жить под нескончаемую канонаду, под вой «Градов», к тому, что из расположения части без сапера выходить нельзя. К постоянным ночным подъемам, к марш-броскам, к операциям…

Константин даже не сразу понял, что служит уже дольше, чем надо, на два или три месяца дольше! К тому времени они были высоко в горах – охраняли границу от боевиков. Раз в неделю прибывал командир с провизией. Костя и сказал ему, что срок его службы давно закончился! Командир проверил по спискам и оказалось, что его фамилию, похожую на фамилию другого дембеля, перепутали! Ждать вертолета он не стал. Как раз поломанный танк волокли вниз, и в этом раздолбанном танке он и спускался со своих гор. Счастливый!

– Мне всегда хорошие люди встречались, – говорит Константин. – С командиром мы до сих пор дружим, он в Туапсе мне медаль привозил. Потом вот Михаил Иванович на завод меня уговорил идти, здесь ребята и на трубчатке, и на газофакельном отличные. Поздравляю всех с 23 февраля! Кто в армии служил –знает: там куются настоящие мужчины, закаляются характеры!