Шестьдесят девять лет назад 27 января 1945 года советские войска под командованием маршала Конева вошли на территорию одного из самых страшных нацистских концлагерей – «Освенцима», дав свободу семи тысячам шестистам человек. Истощенные, забитые, потерявшие уже всякую надежду на спасение люди стали главными свидетелями зверств фашистов. В крематориях «Освенцима», от изуверских опытов, побоев, голода и непосильного труда погибли 1300000 человек. Самая настоящая фабрика смерти, расположенная в 60 километрах от Кракова, истребила практически 60 процентов еврейского населения Европы, треть – цыган, 10 процентов поляков… В 1996 году 27 января назвали Международным днем памяти жертв Холокоста, самого масштабного геноцида в истории человечества.

Попав в «Аушвиц» (так в официальных документах нацистов назывался комплекс концентрационных лагерей «Освенцима»), как в аду Данте, терял надежду всякий. Целая система изощренных издевательств над людьми пугала своим чудовищным цинизмом: в «дело» шло все – сбритые волосы узников – на фетровые шляпы, пепел из крематория – на удобрение полей фатерлянда… И не важно, какой знак клеймил одежду – звезда ли Давида, или пятиконечная звезда, или розовый треугольник, какой номер был выколот на руке, смерть и ужас равняли здесь всех. Не зря ЮНЕСКО объявляет территорию лагерей «Освенцима» в 1947 году музеем: люди не должны забыть об этой позорной странице истории, чтобы ни у кого и никогда не возникло желания повторить это.

В нашем районе живут 27 человек, которые знают горечь плена и фашистских издевательств не понаслышке. Малолетние узники – так называется их секция в районном совете ветеранов. Их рассказы о пережитом не просто впечатляют, они остаются в серых клеточках мозга навсегда.

IMG_9766

– Мне было всего пять с половиной лет, когда вместе с двоюродными братиками нас угнали немцы из родного села на Брянщине, – рассказывает Нина Ивановна Тюльпанова. – Сначала нас гнали под Курск. Изрядно потрепанным на Огненной дуге фрицам требовалась кровь. Вот нас, детишек и гнали туда, чтобы нашу кровь переливать раненным фашистам. Гнали по большому шляху, соединяющему Москву с Харьковом. А потом ситуация на фронте изменилась, и нас с братиками отправили в Западную Пруссию. Там мы батрачили на хозяев: пасли и чистили скот, выполняли тяжелую и изнурительную для детей работу. Жили впроголодь, спали в хлеву… Сначала до нас дошла весть, что Брянскую область освободили, а потом освободили и нас. Самый страшный удар наносит любая война по самым слабым – по детям. Тех, кто был постарше, лет десяти – двенадцати, угоняли в Германию одних. Малышей гнали вместе с матерями…

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]Справка

Трагедия Холокоста, уничтожившего миллион евреев, на иврите звучит как «Шоа» (катастрофа), а на идише – «Дритер хурби», то есть горе, сравнимое с разрушением Иерусалимского храма. Но синоним этой трагедии есть в любом языке мира, как и сопереживание – в любом сердце. Немецкий бизнесмен Оскар Шиндлер спас более тысячи евреев из концлагеря «Плаушув», а более 20 тысяч человек только на территории Польши были казнены за помощь тем, кого уничтожала адская машина фашизма. И о жертвах одинаково тревожно напоминают еврейская скрипка «Освенцима», колокола «Бухенвальда»…[/box]