Даниэль Шарбонно и Анна Дорнхаус из Аризонского университета США
во время исследования муравьиных колоний совершенно случайно сделали открытие: далеко не все муравьи трудяги.

Но не спешите разочаровываться. Мы с детства знаем о распределении ролей в муравьином царстве: матку охраняют воины — у них мощные резцы и лапы, они стоят полукругом вокруг и не двигаются.

Кормят матку и этих воинов специальные кормильцы.

Забирают яйца и следят за ними няньки.

Специальные муравьи-водовозы напиваются водой и доставляют воду в муравейник и распыляют ее, чтобы внутри было влажно.

Работяги — строят дом, охотники приносят добычу — остатки органической пищи.

Поразительная иерархия, и довольно изученная.

Но вот двоим молодым ученым из Аризонского университета пришла в голову идея пометить рабочих муравьев. Ученые хотели выделить отдельные личности, а после снять всю их жизнь на микрокамеру и понять, как складываются их трудовые отношения.

И вот тут-то выяснилось, что не все рабочие муравьи трудятся! Этого энтомологи и не знали. Оказалось, что только 2,6% муравьев постоянно работают, то есть ведут себя так, как и положено муравьям.

А 70% работали лишь половину времени, потом начинали имитировать активность. А 25% не делали вообще ничего, просто бесцельно слонялись по округе.

Сначала учёные решили, что работа у муравьев посменная или что часть муравьёв выполняют функции, скрытые от глаз. Но нет, эксперименты показали, что четверть муравьёв действительно ведет праздный образ жизни. В отличие от своих собратьев — ничем не занимается. Абсолютно!

При этом их кормят и не прогоняют. Ещё оказалось, что у муравьёв-лентяев брюшко больше, чем у других.

Когда исследования продолжили, выяснились новые детали. Если из колонии забирали часть работящих муравьёв, то тут же такая же часть лентяев вдруг находила в себе мотивацию и отправлялась работать.

Если же забирали лентяев, их никто не заменял, просто на их место рождались новые.

Вывод, который сделали ученые: лентяи — это трудовой и генетический резерв муравьиной популяции. Их кормят именно для того, что при любой убыли — кабан на муравейник сел, пожар или наводнение уничтожили семейство или ещё что — они, эти лентяи, этот резерв, сразу принимаются за работу, и жизнь продолжается без перебоев.

Что организует эту естественно самоуправляющуюся и самоорганизующуюся систему из миллионов ее составляющих особей?

Ученые пока не могут ответить на этот вопрос, хотя уже много лет продолжают разгадывать тайну.