Искусствоведы Туркмении возмущены отзывами о работе туркменских живописцев.

Мурат Моммадов «Ожидание»


«Азия и Европа живут словно на разных планетах. Разница ощутима во всем: в понимании человека, в отношении к миру, к человеческим отношениям», — пишет Ильга Мехти в «Хронике Туркменистана». И считает, что оценить и понять Туркменистан могут те, кто открыт к нему сердцем.

Далекий Туркменистан с его многообразной и совершенно особенной культурой раскрывается в картинах туркменских художников. Посмотрим на эти работы глазами зрителя, а не критика.

Что для зрителя важно? Как любое искусство, художественное произведение должно вызывать эмоции. И тут не столь важно, в какой технике работа выполнена и в каком направлении.
Боль, тоска, крах надежд, рухнувшие мечты – этим пропитана картина туркменского художника Мурата Моммадова «Ожидание» (2010 г).

Эти чувства понятны тем, кто потерял близких, не имея даже весточки от них. В данном случае картина повествует о доли женщины, чей муж, а может, единственный ребенок не вернулись с войны. Не жив, не мертв, без вести пропал.

И женщина живет ожиданием, в нем остался весь смысл ее существования. Поэтому ей уже не важно, что дом давно без ремонта, топчан, на котором она сидит, вероятно, сколочен ее женскими руками. А очаг погас, как и взор женщины. Она уже поняла, что никогда больше не увидит своего родного человека. Но вопреки всему все еще ждет, а иначе, зачем жить?

«Вечные горы и вечное горе одинокой женщины,» — пишет Ильга Мехти. И добавляет, что лично знала женщин, которые не дождались мужей с фронта, так и не познали счастья материнства и провели остаток жизни в ожидании и тоске.

На картине «Беседа» (2004 год) Овеза Лаллыкова детвора играет в старую туркменскую игру – альчики. Бросают кости и ведут беседу. Сюрреалистичная картина передает настроение, увлеченность процессом игры. И чтобы подчеркнуть момент беззаботного времяпрепровождения, картина окрашена в нежные розово-зеленые размытые тона. Даже у детей не всегда есть время на игры и отдых. Но именно такие минуты остаются в памяти яркими картинками на всю жизнь.

На полотне Валентина Кудряшова «Миндаль» (2010 год) отражено событие, которое в Туркмении означает конец зимы с ее холодной погодой. Если миндаль зацвел, пора выносить на просушку ковры и паласы. Весеннее настроение передается через цветущие деревья, синее небо и юную девушку. Еще снег не растаял в горах, возможно, это только февраль, но весна уже пришла на эту благодатную землю.

Пусть критики говорят, что угодно, а зритель даст свою оценку. Туркменская живопись еще очень молода, как пишет автор, но успешно идет по пути поиска своей идентичности.

Ранее мы писали, что картины российского мальчика-аутиста покупаются за десятки тысяч долларов.