В небольшой квартире Геннадия Денисенко на туапсинской улице Комсомольской на cтенах нет картин или фотографий. Вместо них — отцовский кортик и больше 15 моделей советских кораблей: крейсеров, эсминцев, торпедоносцев.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»

Все они сделаны руками хозяина. Больше семи лет туапсинец Геннадий Семенович Денисенко создает дома копии советских исследовательских и боевых кораблей. Сегодня в его коллекции – крейсер «Киров», эсминцы «Смелый» и «Ташкент», шхуна «Заря», охотник за подводными лодками «Уран» и еще много других моделей.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
Именно «Седов» положил начало увлечению Геннадия Семеновича моделями кораблей

Началось все со знаменитого барка “Седов”.

– Первая модель, которую я собрал. Единственная в моей коллекции, сделанная из дерева, — рассказывает Геннадий Денисенко. И с гордостью показывает копию, пожалуй, одного из самых известных российских парусных судов.

Моделированием он увлекся еще в детстве. Любовь к кораблям — от отца, военного моряка, служившего в годы Великой Отечественной на эсминце “Ташкент”. После школы Гена поступал в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, да только медкомиссия “зарубила”.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
Крейсер «Киров» — пока что самый долгий и большой проект туапсинского мастера: на его изготовление ушел целый год

– Не сложилось у меня с морем, не судьба, оказалось, — улыбается Геннадий Семенович. — Сын продолжает морскую династию — окончил 42-ю мореходную школу ВМФ, сейчас служит на флоте. А у меня — вот такая связь с морскими просторами.

Чертежи он находит в журнале “Моделист-конструктор”. Все размеры, правда, приходится пересчитывать заново, делает модели туапсинский умелец в масштабе 1:100.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
На рабочем месте Геннадия Семеновича нет мудреных приспособлений: модели кораблей создаются самыми обычными инструментами

Каждая — действительно ручной работы: молоток, пинцет, пассатижи, паяльник, маркер для разметки деталей и самодельный циркуль — вот и все инструменты мастера. На одну модель в среднем уходит до восьми месяцев работы. Больше всего времени занял крейсер “Киров” — его Геннадий Семенович делал больше года.

Он рассказывает, что единственная трудность — найти в Туапсе все необходимое для работы. Особенно тяжело с жестяными листами для корпусов и башенных орудий — здесь помогают друзья из Новороссийска. Все остальное — проволоку, шпагаты, веревки — мастер закупает понемногу, насколько позволяет пенсия.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
Главный «помощник» Геннадия Денисенко — кот Мурзик всегда рядом, когда хозяин мастерит

Сейчас корабельных дел мастер работает над эсминцем “Сатурн”. Говорит, сделает быстро — есть и чертежи каждой детали, и материал. Это будет самая большая модель — длина кормы у нее больше двух метров.

А мечтает Геннадий Семенович создать линкор “Новороссийск”. Пока мечта остается несбыточной — чертежи этой модели трудно найти даже в интернете. Хочется, чтобы желание туапсинского мастера исполнилось — может, среди наших читателей есть любители моделирования, готовые поделиться схемами? Мечты у талантливых людей должны сбываться.

Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
Модель эсминца «Ташкент» особо дорога Геннадию Денисенко — на этом корабле в годы войны служил мичманом его отец
Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
Память об отце — офицерский кортик — занимает свое почетное место на стене рядом с боевыми кораблями
Фото: Анна Бурлакова, «Туапсинские вести»
У эсминца «Смелый» есть брат-близнец — вторую модель туапсинский мастер сделал по просьбе друзей в подарок