Писатель, профессиональный охотник и оленевод из тайги Николай Абоимов рассказывает, как он бросал курить

Фото: zosh.sch6.polotsk.edu.by

Курить он начал поздно. Произошло это, наверное, как бывает у всех – ненавязчиво, за компанию, затяжка за затяжкой… И пагубная привычка укоренилась.

Как впервые пришла мысль бросить?

«Когда занимаешься охотой, ты много ходишь. Километры леса, подъемы на сопку и спуск. А дыхалки и не хватает. Голова кружится! – говорит охотник. –

Днем находишься, а вечер и ночь коротаешь за сигаретами. Утром – вдохнешь свежего воздуха – и скверно так закашляешься…».

Все усугубляло еще и давнее пристрастие к спиртному.

В самые первые разы, когда он попытался бросить курить, именно алкоголь развернул его обратно.

Подвыпивши, было так хорошо ослабить над собой контроль и затянуться… потом еще и еще.

Поэтому первое, с чего началось оздоровление писателя – это отставленная бутылка и рюмка.

Николай Абоимов признается, что это потребовало куда меньших усилий, чем борьба с курением:

– Выпивать мог и раз в месяц, и реже. Такой привязанности не было. Но курение… ты с этой «соской» постоянно. Это укореняется настолько, что сам не замечаешь, как берешь очередную сигарету в зубы.

Искоренять сигареты из жизни он решил жестко. Всякую поездку в леса планировал уже без сигарет. В зимовках сжег все запасы махорки.

«Но когда сигарет нет, курить хочется по-страшному», – продолжает охотник.

Сперва пошли в ход «чинарики» (окурки) из баночек в зимовках. Когда они кончились, Николай начал вскрывать полы – там их тоже можно было отыскать.

Но и они быстро кончились. Курить охота.

Он один, на многие километры вокруг. Его забросили подальше – 107 км до ближайшей метеостанции, где можно взять сигарет.

Николай Абоимов. Фото: mail.russkiymir.ru

Стал пробовать новое.

Мох – не то. Чай – тоже не то. Перебивался от одного к другому, но каким-то образом – не срывался, хотя желание затянуться душило.

Изредка искушение могло подойти и со стороны местных, если пересекались.

«У эвенков другое отношение к дыму в принципе. Для них это нечто из разряда благовоний. Они же все окуривают: дом, одежду, ружья, инструменты, – говорит Николай, – Надо ли говорить, что курят они с очень раннего возраста?»

Однажды у них случайно застрелили охотника. Приехал судмедэксперт – знакомый нашего героя. Николай Иосифович присутствовал при вскрытии.

В его память врезались черные, как копоть, легкие погибшего. Оказывается, охотник много курил.

Судмедэксперт объяснил, что это естественно – легкие от курения были практически закоксованы, кровь не доносила кислород в органы.

«Он тогда сказал мне: «Коля, без пищи человек может продержаться месяц. Без воды – неделю. А без воздуха – пару минут. Уж для тебя, охотника, знать это важнее всего», – вспоминает писатель. –

Я понял, что у меня, наверное, такие же легкие. Тогда я задумался капитально. И бросил курить».

Года два еще, по его словам, пришлось отхаркиваться. Да так, что снег чернел. Но муки терпения того стоили:

– Вот уже 35 лет, как я не пью, и 34 года – как не курю. Мои легкие «выправились», работают отлично. По этажам бегаю, на сопку поднимаюсь, – заканчивает свой рассказ Николай Абоимов, –

Это тяжело, но это надо пробовать. Хоть 10, хоть 20, хоть 100 раз. Когда-нибудь это все равно получится.

И даже – насиловать себя, если по-другому не выходит. Это выполнимо, но это НУЖНО перетерпеть. Я через это прошел, чего искренне желаю и всем, кто на этом пути.

Будьте здоровы!

__________

Информация на сайте не является руководством по лечению. Команда сайта настоятельно рекомендует обратиться к профильному специалисту при подозрении на какое-либо заболевание. Информация на сайте представлена для ознакомления.