Копия Дудеев 2

О ветеране ООО «РН-Туапсенефтепродукт», легендарном фронтовике Кузьме Дудееве делится воспоминаниями его дочь Галина.

Мой отец Кузьма Александрович Дудеев был профессиональным военным, а после ухода со службы пришёл работать на туапсинскую нефтебазу. И хотя он был обычным человеком, таким же, как все, — воевал, был ранен, дошел до Берлина, на предприятии и в городе его знали очень многие. А прославило его одно фронтовое фото.

В 1945-м, в боях за Берлин, его «щелкнул» фронтовой репортер, впоследствии фотокор газеты «Правда» Евгений Халдей. На снимке – два бойца укрепляют красное знамя на Бранденбургских воротах. Один из них – мой папа.
Родом папа был с Алтая (где до войны он жил в большой многодетной семье). Его фронтовая биография началась 22 июня 1941 года. Папу отправили в артиллерийское училище.

Первый бой он, лейтенант, командир огневого взвода 22-миллиметровых гаубиц, принял под Воронежем в мае 1942 года.
Как говорил папа: «На тебя идут танки, а ты не должен промахнуться. Иначе – раздавят, сметут…»
Позже он был начальником огневой разведки дивизиона – и так до конца войны, до Берлина.

В Берлине шли ожесточенные бои за каждую улицу, вот и они засели на какой-то, а дальше фашист не пускает. И командир послал папу с небольшой группой занять наблюдательный пункт на Бранденбургских воротах. Несколько кварталов они пробирались по канализационным тоннелям, отстреливаясь и рискуя жизнью, приняли короткий бой с немецкими наводчиками и укрепились в тылу врага, оттуда засекали огневые точки и передавали их координаты нашей артиллерии.
Когда бой затих, папа вытащил из-за пазухи красное полотнище и привязал его к какому-то шесту.

Копия Дудеев 1

«В те дни, – рассказывал папа, – чуть ли не каждый из нас мечтал водрузить свое знамя на Берлинских высотах». А его напарник забрался повыше и привязал своё знамя к отбитой руке скульптуры богини Победы – Ники». А тут и фотокор подоспел. Все произошло быстро: щелкнул, чиркнул в блокноте фамилии — и разбежались.

Самое интересное, что снимок этот Халдей не публиковал до 1970 года. Он был у него в архиве. Как вспоминал сам фотограф (а они с папой потом подружились, встречались неоднократно, вместе ездили по Домам культуры на творческие встречи и рассказывали эту историю) на 25 -летие Победы потребовался свежий победный снимок. Военные фотографы поднимали свои архивы, предлагали разное, но для первой страницы главной советской газеты выбрали снимок Халдея «Фото на Бранденбургских воротах». Все газеты нашей страны, да и многие зарубежные издания его перепечатали.

Уже после смерти папы я посмотрела в интернете, что такое — эти Бранденбургские ворота в Берлине. Это символическая триумфальная арка. Наверху – скульптурная группа: колесница войны, управляемая богиней победы. А тогда, в мае 1945-го, от этой скульптуры оставались лишь части лошадей, а от богини Ники – рука, которая держала наш красный флаг с серпом и молотом.
Евгений Халдей рассказывал, почему он «зацепился» именно за Бранденбургские ворота. Однажды он увидел изъятый у пленного немца фотоснимок: колонны фашистов проходят через эту триумфальную арку. На обратной стороне фотокарточки была подпись: «Мы возвращаемся после победы над Францией». Вот Халдей как бы в отместку сделал снимок поверженного символа Германии – советский флаг на Бранденбургских воротах.

Копия Дудеев

Кстати, это был последний папин бой. На этом для него война кончилась. Берлин взяли. Победа! А вот второй своей удачей в жизни папа считал то, что он попал на нефтебазу. 16 лет он проработал здесь, отсюда вышел на пенсию, и еще долгое время представлял предприятие, вместе с нефтяниками ходил на парады, на встречи с молодежью. До последнего был на ногах, в ветеранском строю. Мы им очень гордимся.

Дочь Галина Дудеева