Копия 16

Самолет не оставляет за собой следа: чиркнул по краю неба – и уже растворился на фоне солнца. Не так наш летчик: память о его жизни хранят города, имевшие честь считать его своим, и страна, наградившая его высшей наградой – Золотой Звездой Героя Советского Союза. И мы, наша газета, хоть «Ленинский путь», хоть «Туапсинские вести» – ведь он работал у нас.

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]У Героя Советского Союза и «Туапсинских вестей» Валентина Ивановича Косолапова в жизни было две мечты – летать и писать.
И обе сбылись.[/box]

Имя Героя Советского Союза Валентина Косолапова связано не только с его героическим фронтовым прошлым, когда в небе он и его штурмовая эскадрилья наводили ужас на врагов. Это и гордость города Туапсе, где он проработал много лет, и, конечно, нашей газеты – тогда это был «Ленинский путь». И представляете, он, прославленный ас, обладатель Звезды Героя и еще двух орденов Ленина, двух – Красного Знамени, двух – Отечественной войны и ордена Александра Невского, служил у нас простым завотделом писем! Каждый день к нему шли люди, даже не подозревая о том, какой человек выслушивает и разбирает их жалобы, помогает готовить запросы в различные инстанции…
12 ноября ему бы исполнилось 95 лет…

Хозяин неба

Старшие коллеги рассказывали, что у них было такое чувство, что он всю жизнь просидел за письменным столом. Работая спокойно и результативно. И в этом была вся его суть – скромного, абсолютно не амбициозного человека. В нем жили как бы два Валентина Ивановича, один – обычный, а второй… Это еще подметили фронтовые друзья. В книге «Боевая слава Алтая» (а он родом оттуда) написано о нем: «Скромный, незаметный на земле, Косолапов преображался в воздухе, мастерски выполнял фигуры высшего пилотажа и чувствовал себя хозяином неба. Однополчане восхищались его мастерством…» А он и правда жил в небе. Летать было его мечтой с самого детства. И он шел к этой мечте упорно, занимаясь в клубах, кружках. И когда в 1936 году объявили добровольный комсомольский набор школьников в летные школы – конечно же, он стал собирать документы.

И тут в жизни его настиг первый удар – арестовали отца… В годы репрессий такие аресты были ежедневными. В семью пришло горе. И мечту о небе надо было похоронить – кто же возьмет в авиашколу сына «врага народа»? Но как надо было любить сына, хотеть, чтобы он достиг высот, чтобы решиться открыть ему семейную тайну! Оказывается, маленького Валю усыновили в младенчестве. У его приемных родителей не было детей, и они взяли брошенного в роддоме малыша. «Вот твоя настоящая метрика, – сказала мама, вытирая слезы, – здесь другая фамилия. Бери ее. И поступай в училище. И никому ничего не говори…» Это был второй удар. Но вместе с мамой, которую он любил и уважал всю жизнь, они решили поступить так. Кто знает, если бы не поступок матери, не это страшное признание, которое в другое время у нее бы не вырвали ни под какими пытками, не самоотверженная ее любовь – был бы он, Герой, летчик Косолапов?

…Спустя некоторое время приемного отца выпустили, реабилитировали, но после застенков НКВД он прожил совсем немного. А к маме Валентин Иванович приезжал часто – уже будучи Героем.

Роман в стихах

Их рабочий поселок Тальменка в Алтайском крае – поистине уникальное место. Шесть Героев Советского Союза – выходцы из этого маленького поселения! И сегодня там есть парк Победы, где необычную аллею Героев образуют шесть бюстов на высоких постаментах. Один из них – Валентина Ивановича Косолапова. Не так давно и в Туапсе, на его доме по улице Шаумяна, 34, где он жил, появилась мемориальная доска с его портретом. Каждый раз его жена Татьяна Михайловна проходит мимо мужа, словно заново встречаясь с ним…

– Сам он был очень скромный, – вспоминает Татьяна Михайловна. – Когда мы после войны с ним познакомились, он был уже блестящий офицер, работал в КГБ, имел Звезду Героя, ордена. Но если бы мне тогда сказали, что он герой-летчик, я бы даже не поверила. Смущающийся, застенчивый и очень скромный человек.

Они познакомились в родной Тальменке, куда он приехал навестить маму, а Таня, студентка, – на каникулы. Познакомились, провели несколько дней вместе – и он уехал в соседний Барнаул на службу, а она – заканчивать свой Новосибирский мединститут. И началась их переписка…

– Вот тогда я поняла, как он талантлив, – рассказывает Татьяна Михайловна. – Он не только писал чудесные письма, но почти в каждом присылал мне собственные стихи.

Спустя много лет бабушка подарила эти стихи внучке Светлане, ставшей поэтессой. А еще он до войны учился на художника в московском училище имени Сурикова.

Если завтра – война

Но главной и всепоглощающей его страстью было небо. Первое советское поколение назовут крылатым не без основания. Это было время, когда самолеты, как позднее города, называли именами пролетарских писателей, а летчик был фигурой гораздо более боготворимой, чем сейчас космонавт.

Страна пела «Если завтра война, если завтра в поход», когда Валя Косолапов уже носил курсантскую гимнастерку с голубыми авиационными петлицами. Его любовь к небу сначала была трудной и неразделенной. Курсант Косолапов, оказывается, боялся высоты, но об этом узнали только тогда, когда он стал лучшим пилотом авиационного полка. Надо было подбодрить струсившего перед первым полетом новичка, вот лейтенант Косолапов и вспомнил о преодоленном страхе. А потом уже был только восторг – перед небом. Перед полетом. Когда грянула война, молодого летчика отправили на Аляску – перегонять на Большую землю американские самолеты. И только потом он летит на фронт. Он был командиром эскадрильи штурмового авиаполка из резерва ставки – это значит, что их бросали в самое пекло, туда, где требовался прорыв, где надо было победить врага любой ценой.

И цена эта была порой страшной. Война стала величайшим испытанием для всех советских людей. Но для Валентина Ивановича она осталась временем, освященным памятью о боевых друзьях, сгоревших в небе России и Европы. «Мы даже не успевали подружиться, – говорил он с горечью. – Если в бой мы выходили на 12 машинах, то возвращались две-три. И так было постоянно». Его же судьба хранила.

Его считали заговоренным

Боевой путь лейтенанта Косолапова начался в ночной бомбардировочной авиации. На самолетах У-2 и Р-5 с марта по декабрь 1943 года Валентин Иванович произвел 71 ночной боевой вылет. Наиболее ярким эпизодом его боевой работы в этот период стало участие в Орловской операции Курской битвы. Однажды ночью в районе Невеля его самолет попал под сильный зенитный огонь. Валентин Иванович получил ранение в левую руку и голову. Тяжело был ранен и его штурман. Но это не помешало Косолапову сбросить бомбы на немецкие позиции, а затем привести плохо управляемый самолет на свой аэродром. После посадки летчик и его штурман были эвакуированы в госпиталь. Потом он – уже заместитель командира эскадрильи авиационного полка служил в Прибалтике. В ходе освобождения Белоруссии и Прибалтики он летал на штурмовике. Дважды его подбивали зенитки и один раз «подцепил» «мессершмитт», но на то Косолапов и был хозяином неба, что даже в огне мог посадить самолет. Его считали заговоренным.

Он обучал молодых технике пилотирования, прицельному бомбометанию и тактике ведения штурмовок и воздушного боя. Причем – непосредственно в боевой обстановке. Будучи мастером бомбовых ударов, Валентин Иванович при атаке всегда брал на себя роль лидера, наносившего первый удар.

Всего за войну он совершил 177 боевых вылетов. Им уничтожены десятки танков, самолетов. зениток, батарей, складов, сотни машин, два морских транспортных судна и даже один паровоз с железнодорожным составом.
Войну он закончил Героем Советского Союза.

Поэзия и проза жизни

И такой человек в 60-е годы пришел работать в редакцию!

– Как он радовался, что будет писать! – вспоминает Татьяна Михайловна. – У него была тяга к литературе, к стихам.
Но отдел писем, которым он заведовал, оказался совсем не поэзией. Быт, проблемы с жильем, жалобы на соседей, плохая «коммуналка»… Вся проза жизни – в газете эти темы – вечные. И, казалось бы, для звездного аса они должны быть скучными. Но он и здесь поднялся на свою высоту. У бывшего летчика-штурмовика, мастера рискованных атак, обнаружился дар незаурядного журналиста. Его публикации на темы культуры, нравственности на страницах нашей газеты до сих пор читаются с интересом. В газете он стал членом Союза журналистов СССР. И даже возглавив в последние годы интернациональный морской клуб, а позже – историко-краеведческий музей, продолжал считать себя журналистом. По характеру и по руке пришлась фронтовому летчику наша беспокойная профессия… Особенно он любил письма с рассказами о семье, о воспитании. Ведь у самого рос сын Евгений, как и он когда-то мечтающий стать военным. (Кстати, Евгений Валентинович мечту свою реализовал. Служил в Военно-морском флоте, позже капитан II ранга участвовал в открытии в Туапсе кадетской школы и был ее первым директором. Сейчас работает в администрации города Туапсе).

…Обычно в День Победы у журналистов не бывает выходного. В этот день все с фотоаппаратами – кто на параде, кто на трибуне, кто на полевой кухне. Для Косолапова редактор Виктор Туванхо (сам фронтовик!) делал исключение. В этот день Валентин Иванович обычно стоял вместе с руководителями города на трибуне. Многочисленные награды носить не любил. Максимум, на что он мог решиться, – надеть в День Победы Звезду Героя. Его всегда просили выступить. И он находил такие проникновенные слова, что у всех, кто его слушал, слезы стояли в глазах. В этот день он всегда хотел только одного: чтобы мы, живые, вспомнили всех, кто погиб за нас и не дожил до этого дня.

И мы вспоминаем, и Валентина Косолапова тоже. Гордимся славной историей нашей газеты – ну у кого еще такие корни! Стараемся соответствовать. В общем, живем с оглядкой на наших фронтовых героев. И счастливы, что прикоснулись…