Сегодня туапсинский Стоунхендж, открытый краеведом-легендой Мадином Тешевым,специально присыпан для защиты от времени и вандалов, которые, как известно, страшнее времени. Но, читать дальше

Копия Копия 7

Сегодня туапсинский Стоунхендж, открытый краеведом-легендой Мадином Тешевым,специально присыпан для защиты от времени и вандалов, которые, как известно, страшнее времени. Но, может, еще настанут времена, когда к нему «не зарастет народная тропа»?

Мадин Тешев: Духи моего народа не позволяют мне открыть его тайны. Они охраняют дольмены. Я ученый, и мой долг найти истину. Я адыгеец, я хочу, чтобы весь мир знал, насколько древним является наш народ, и какая у нас великая культура. Духи мне говорят: «Нельзя! Это наша тайна, и она не для всех». Если я раскопаю и опубликую, они могут отомстить мне…

Включай телик! Там, у Сенкевича нашего Тешева показывают! – в далекие уже восьмидесятые такое слышалось практически во всех имеющихся в квартирах стационарных телефонах. И всегда патриотичные туапсинцы неслись к своим «Рубинам» и «Горизонтам», врубали Первый, чтобы увидеть в самой любимой, как бы сейчас сказали, самой рейтинговой передаче «Клуб кинопутешественников» своего земляка Мадина Тешева. Это его, неутомимого скитальца по лабиринтам истории и краеведения, стараниями был найден знаменитый и единственный по сей день комплекс Псынако-1. Собственно, именно этой находке, по своей значимости и загадочности сравнимой разве что со Стоунхенджем, посвятил передачу бессменный ведущий Клуба Юрий Сенкевич. Честно сказать, мне так и не удалось найти никаких копий того выпуска «Клуба кинопутешественников», поэтому, готовя материал о нашем туапсинском Хейердале, о Мадине Тешеве, я использовала, другой, но, наверное, не менее ценный материал – воспоминания тех, кто знал Мадина Камболетовича, кто грелся с ним у одного костра во время экспедиций, кто вдыхал полной грудью и сердцем золотую пыль веков.

Первого февраля ему исполнилось бы восемьдесят. И юбилей неутомимого искателя древности стал еще одним прекрасным поводом почтить и его память, и его труд, и его вклад в летопись древнейшей истории нашего района, мировой истории. А местом встречи тех, кто был рядом с Тешевым в его экспедициях, кто стоял у истоков местного краеведения нового и новейшего периода, тех, кто продолжает путь по его тропам в порталах Времени, стал туапсинский историко-краеведческий музей им. Н.Г.Полетаева. Здесь Мадин Камболетович работал с 1970 по 1987 годы, отсюда направлялся в свои экспедиции, здесь корпел над загадками топонимики и составлял карты, аналогов которым нет. Конечно, побывать на заседании такого круглого стола – честь и находка для любого журналиста, тем паче, что наша газета, в то время «Ленинский путь», об удивительных находках Мадина Камболетовича выступала первой.

Евгения Форостьянова, Заслуженный работник культуры Кубани, многие годы – главный хранитель туапсинского историко-краеведческого музея им. Н.Г.Полетаева:

– Мадин по-настоящему был «болен» археологией, историей… И заражал этой «болезнью» других. Ведь это с его легкой руки при нашем музее был открыт факультет краеведения, на котором научные сотрудники читали лекции по древней истории, революционному периоду, по археологии… Нашими слушателями, учениками были учащиеся туапсинского ПУ-9, естественно, под предводительством «своего» краеведа – преподавателя Николая Федоровича Дроботова. Потом из этого факультета вырос клуб «Одисс» (Что означает это название, так и не удалось выяснить. Версий много, причем одна из них принадлежит самому Тешеву. Но Евгения Яковлевна как истинный историк, не терпящий неточностей, попросила не «выдавать» версий, дабы не вышло никаких казусов. – О.С.).

Разведка боем

…Телефонный звонок из Большого Псеушхо в 1971 году буквально поднял в ружье всех научных сотрудников музея. Местные жители обнаружили дольмен. Да не простой, а какой-то совсем необычный. Собрались по-солдатски. А, что особенно важно, также оперативно получили все необходимые бумаги, средства и от горисполкома и от всех соответствующих инстанций.

– Нас было четыре человека в этой экспедиции, – рассказывает Евгения Форостьянова. – Дольмен засыпан землей. А дождь шел несколько дней подряд. И мы руками разгребали суглинок вместе с грязью, пока не открылось отверстие. Но оно было таким узким! Только моя комплекция позволяла пролезть внутрь и разгрести все, что там было. Так открылся вход. Внутри мы нашли бусины периода ранней бронзы и другие артефакты, представленные сегодня в зале археологии нашего музея.

Если дольмены прибрежных селений были более-менее изучены еще в 50-х годах прошлого века, то северная часть района хранила (и хранит!) очень много тайн. Но было над чем работать и на юге. Так, Мадин Тешев организовал экспедицию на курган в Псебе в 1981 году. Туапсинских археологов там ждало немало сюрпризов: хорошо сохранившаяся керамика, бусы и каменные ящики. После обследований содержимого (в ящиках были найдены были костяки мужчин, женщин и ребенка) выходило: это – семейный склеп! Позднее, то есть уже в наши 2000-е годы, местом массового захоронения оказался и найденный дольмен в Шепси (там было обнаружено порядка 20 костяков). Так же, как и в гробнице в Псебе, они лежали на правом боку головой к отверстию. Это позволяет делать однозначный вывод: мы имеем дело с памятниками одной культуры.

Туапсинский стоунхендж

Неказистое местечко в английском графстве Уилтшир сегодня, как много лет назад, одно из самых притягательных и посещаемых мест. Каменные столы и стены знаменитого Стоунхенджа – место паломничества туристов со всего мира. А это дает возможность богатеть и горя не знать местным английским фермерам, владельцам гостиниц и другим представителям инфраструктуры. Вот вы спросите, к чему это я? Да к тому, что трудами Мадина Камболетовича Тешева мы, жители Туапсинского района, получили в наследство неиссякаемое сокровище! Конечно же, я имею в виду мегалитический комплекс Псынако-1, подобных которому нет в России. Да что там, даже в мире!

Его Величество Случай. Он в судьбе любого археолога нередко играет роль той козырной карты, того джокера, который помогает срывать банк. И Тешеву Случай улыбнулся…

«В 1972 году туапсинская археологическая экспедиция при активном участии клуба «Одисс» производила разведку археологических памятников в бассейне реки Пшенахо, – читаем мы в интервью Мадина Тешева газете «Ленинский путь» в 1986 году. – Недалеко от слияния рек Пшенахо и Туапсе перед нами неожиданно возникла холмообразная каменная насыпь… Было ясно, что необычный холм – рукотворный. Раскопки памятника дают возможность представить внешний вид панциря в его первозданном виде. Он был оформлен в виде солярного (солнечного) знака. От каменного кромлеха (культовой площадки), сооруженного над толосом (куполом), радиально выступают каменные «ребра», как расходящиеся солнечные лучи, которые упирались в каменную окольцовку насыпи. Простой подсчет показывает, что этих загадочных «ребер» должно быть где-то около двенадцати (лунный календарь). Разумно предположить, что сооружение могло являться пирамидой (храмом) Солнца. А может, и древней обсерваторией…. Можно предположить, что Псынаковский комплекс посвящен – Солнцу. Если в конце неолита, и ранней бронзы в Европе и Азии строили памятники, связанные с этим культом, то логично появление таких и на Кавказе».

Копия Копия motto.net.ua_19473

Описания, чертежи, находки, фотографии, которые сделал М.К.Тешев, не имеют цены, тем более, что в настоящее время курган не может быть музеефицирован. Туапсинский Стоунхендж специально присыпан для защиты от времени и вандалов, которые, как известно, страшнее времени. Но, может, еще настанут времена, когда к нему «не зарастет народная тропа»?

Звездные врата

Так в одном фантастическом боевике назывался портал во времени. Но удивительное рядом. В каком-нибудь получасе езды, в Шепси, буквально ступив шаг на берег реки, можно оказаться в третьем тысячелетии до нашей эры. Несколько лет назад вода как бы вбросила на берег (или оголила?) дольмен с такой же приставной плитой, как в найденном Тешевым дольмене в Псебе.

– Фактически, и этот дольмен, и целое древнее поселение находились под рекой, – рассказывает Михаил Кудин, сотрудник отдела археологии Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований. – Хотя сам Мадин Камболетович считал, что гробница в Псебе не имеет к дольменной культуре никакого отношения, все же связь с ней есть.

Экспедиция ученых-арехеологов, работавших в Шепси, нашла много уникальных свидетельств древности: керамику, бусины, каменные предметы культа, орудия труда. Но… Река продолжает разрушать культурный слой, унося безвозвратно неповторимые артефакты. А, между тем, последователи Мадина Тешева почти уверены, что шепсинский дольмен принадлежит к тем знаменитым «пяти дольменам», о которых писала два века назад графиня Шувалова.

Удивительное рядом. И звездные врата могут открыться вдруг, случайно. Как когда открылась дорога к Храму Солнца Мадину Тешеву. Только надо очень хотеть найти.

Вместо послесловия

Историко-краеведческий музей им. Н.Г.Полетаева к 80-летию Мадина Камболетовича Тешева выпустил сборники «Открыватель древности» (избранные статьи археолога и краеведа) и «Из истории Туапсинского региона». И мы искренне благодарны коллективу музея во главе с Ириной Викторовной Банько, отделу культуры города Туапсе, всем тем, кто сохранил эти уникальные материалы.

 

Экспедиция «Туапсинских вестей»: По тропам ранней бронзы

Обычно мелкая река, которую легко перейти по камешкам, ревела бурным потоком. Не пустил нас к себе Храм Солнца Мадина Тешева. Значит, встреча еще впереди.

Если долго смотреть в бездну истории и времен, она начинает тебя манить, как и любая другая бездна. И, очарованные трудами Мадина Тешева и материалами о нем, мы двинулись тропами ранней бронзы к таинственному Псынако.

С утра, прямо перед самым выездом на Псынако-1, как это бывает, случайно встретили Дину Дмитриевну Мартыненко, она много лет возглавляла районный отдел культуры. «Непременно постойте на самой верхушке кургана! – посоветовала она, узнав, куда собралась наша редакционная экспедиция. – Там такая энергетика! Сразу проходит головная боль, уравновешивается состояние души. Я несколько раз бывала там и даже видела, как по утрам над этим сакральным местом танцует солнце!»

Вспомнили мы и Мадина Камболетовича. Дина Дмитриевна вздохнула: «Он ведь ушел достаточно рано и очень неожиданно. Сердце. И приступ начался на нашем туапсинском автовокзале, как раз когда он в очередной раз собирался ехать к тому кургану. Там ведь и подземный ход есть, который Мадин исследовал, и суеверий, связанных с этим подземным ходом, ходило немало… Говорят, что так же неожиданно умер и коллега-археолог Тешева из Москвы. Не знаю, но то, что энергетика там огромная – правда. Впрочем, на меня она действовала положительно».

Конечно, эту информацию мы перетирали всю дорогу. Вернее, до Цыпки, где к нам присоединился наш туапсинский краевед, исходивший вдоль и поперек не только местные, но и дальние историко-туристические маршруты, неоднократно принимавший участие и в экспедициях Тешева, Владимир Ионович Прудиус.

motto.net.ua_19473

Вот он и положил конец всей мистике: «Не раз забирался внутрь дольменов и я, бывал в разных местах, но ничего «такого» не ощутил. Думаю, здесь все зависит от того, как настроится человек, пришедший к дольменам, как сработает его воображение. Что касается меня, то вот в местах, где массовые захоронения наших солдат расположены, где бои шли, действительно пробирает…»

Есть все-таки некое четвертое измерение, есть! Может, для кого-то оно у дольменов открывается, а для кого-то даже в собственной ванной… А мы тем временем подъехали к реке, на противоположном берегу которой и заветный Храм Солнца, открытый Мадином Тешевым. Но то ли мы слишком развольничались в своих мыслях и разговорах, то ли еще что-то, только обычно мелкая река, которую легко перейти по камешкам, нас встретила настоящим бурным потоком – не перейти!

– Есть другая дорога, чуть длиннее, в обход, – успокоил нас неунывающий и никогда не сдающийся Владимир Прудиус. – А пока давайте к другим дольменам поднимемся. Они, поверьте, заслуживают нашего внимания не меньше!

Достаточно крутой, но вполне преодолимый подъем по желтому глинозему и горному щебню, и вот перед нами дуэт дольменов. Один – поменьше – сохранил монолитные стены только у самой своей подошвы. То ли время не сжалилось, то ли люди. Зато второй, хоть и без каменной крышки, но – во всей красе!

– Посмотрите, ведь выдолблено это в каменном монолите, – продолжает экскурс в пятитысячную глубину времени Владимир Ионович. – Здесь мы даже видим ложную «пробку» и нишу (в стене, противоположной круглому отверстию, выдолблен «нарост», действительно похожий на втулку от дольменов, которую мы видели в историко-краеведческом музее – О.С.). То ли хотели отвлечь от настоящего входа, то ли у этого архитектурного изыска какое-то иное предназначение – неизвестно. Как, впрочем, окончательно предназначение самих дольменов тоже не известно. Гипотез много, версий много, а вот какая истинная? Поиску этой истинной и посвятил всю свою жизнь Мадин Тешев. Не скажу, что в наших с ним встречах все гладко было – ох и спорили порой! Я ему говорил, мол, пока доказательства не предъявишь – не поверю. Но Мадин был, прежде всего, ученый, и от его горячности не оставалось и следа, когда понимал, что где-то сделал неверный ход. К сожалению, сегодня таких, как Тешев, готовых отказывать себе во всем, идти за призрачной мечтой, изобретать машину времени, практически не осталось. Они исчезают, как мамонты, как великие клады со златом скифов.

Копия motto.net.ua_19473

Долго и очень правильно говорит Владимир Ионович о том, что современная наука в угоду сенсации и, соответственно, желтому тельцу все больше в ту самую мистику впадают. Получается не история, а какой-то готический триллер. Но этого жаждет публика, массы. «Вот при Союзе, хоть и холодная война велась, а сколько было совместных экспедиций, международных проектов и, соответственно, открытий! – с горечью говорит Прудиус. – Нынче же от научно-популярных передач и литературы остались только «популярные». Вот потому и редки стали сенсации в мире археологических находок».

И вспомнилось вдруг, как в 70 – 80-е мы запоем читали «Науку и жизнь», «Вокруг света», как жадно ловили новинки о строительстве пирамид, о каменных гигантах острова Пасхи, о летающих тарелках и монстре Лох-Несса. И вдруг мурашки стали продирать, вдруг докатилось до сознания, что плитам этих дольменов (не известняк, а монолитные каменные глыбы, с видимым невооруженным глазом вкраплением железных примесей) ни много ни мало пять тысяч лет! Вспоминалось что-то из школьной программы: с началом бронзового века оформились и начали активно взаимодействовать два блока человеческих сообществ Евразии. Южнее центрального складчатого горного пояса (Саяно-Алтай – Памир и Тянь-шань – Кавказ – Карпаты – Альпы) сформировались общества со сложной социальной структурой, хозяйством, основанном на земледелии в комплексе с животноводством, здесь появились города, письменность, государства. Севернее, в Евразийской степи сформировались воинственные общества подвижных скотоводов…
А на берегу разбушевавшейся реки – еще один дольмен, крышку которого унесло, скорее всего, во время наводнения девяносто первого года. Впрочем, разве это один «потоп» в пятитысячелетней истории этого «каменного стола»? Он, ровесник, а может, и старший брат пирамид, видел на своем веку многое.

– Дольмены, в самом деле – загадочные явления культуры, – задумывается Владимир Прудиус. – Я видел разные и в Гузерипле, и в Горячем Ключе. Они более маленькие, изящнее, что ли. А вот наши – монолиты, гиганты. Возможно, разница во временном отрезке, продиктовавшем целесообразность построек, возможно – в формировании вкуса. Но их загадка манит и будет манить, тут уж ничего не поделать.

…И вот на дороге появляется уазик, который мы тормозим, в надежде, что нас переправят к Храму Солнца. Но, увы, он до отказа загружен мешками с комбикормом, предназначенным для питомцев одной из местных ферм.

– Ну, хоть дорогу подскажите, правильно идем к кургану, если не через реку? – еще теплится надежда.

– Дорога-то правильная, только вы не пройдете, там спуск был, ну, стена такая, так вот он обвалился. Нет, теперь только через реку пройти можно, – с этими словами водитель вездехода уже жмет на газ.

Да, не пустил нас к себе Храм Солнца Мадина Тешева. Значит, пока не судьба. Значит, впереди будет еще одна экспедиция к кургану по тропам ранней бронзы, которые таят еще столько тайн и открытий.