В это трудно поверить, но еще 150 лет назад, когда в бухту Туапсе только-только начали заходить пассажирские пароходы, о строительстве читать дальше

Копия IMG_3401

В это трудно поверить, но еще 150 лет назад, когда в бухту Туапсе только-только начали заходить пассажирские пароходы, о строительстве шоссейной дороги из Майкопа шли только разговоры, а о железной еще и не мечтали, Немцы-братья Сименс уже прошлись по нашим местам уверенной поступью технического прогресса. И проложили через Кавказ (и наш Туапсинский район!) трансконтинентальную телеграфную линию – из Лондона до Калькутты.

В Туапсинском узле связи собрана уникальная коллекция артефактов – телеграммы аж 19 века и начала 20-го, документы, повествующие о зарождении отрасли в Туапсе, старый коммутатор, за которым сидели барышни-телефонистки. Скоро все это будет в музее связи. А сегодня – рассказ лишь об одном экспонате будущей экспозиции – телеграфном столбе из 19-го века…

Работы велись одновременно на территории разных стран, и, тем не менее, рекордные сроки окончания строительства (всего два года!) до сих пор вызывают уважение даже у современных специалистов. Телеграфная линия прошла через Лондон – Берлин — Киев – Одессу – Керчь – Батуми – Тифлис – Тегеран – Карачи — Калькутту. Торжественное открытие состоялось в 1870 году: 12 апреля из Лондона в Калькутту по телеграфу был передан текст государственного гимна Великобритании «Боже, храни королеву» и табель зарплаты будущих телеграфистов. Скорость передачи сообщения была по тем временам ошеломительная: сеанс связи занял 28 минут.

Копия IMG_3392

Но самое удивительное, что в Туапсинском районе до сих пор связисты находят эти раритетные столбы. А один из них привезли из лесу близ Дефановки и установили во дворе центрального телеграфа. И наши корреспонденты не только сфотографировали находки с «индийской» телеграфной линии позапрошлого века, но и потрогали раритеты руками. Тем более, в этом году — ровно 145 лет, как провели эту линию.

Наш собеседник, начальник линейно-технического цеха по Туапсинскому району Краснодарского филиала ОАО «Ростелеком» Андрей Куликов.

– Андрей Александрович, как же обнаружили этот телеграфный столб, которому 145 лет?

– Вообще-то наши работники периодически натыкались на эти столбы, работая в селах видели, как местное население приспосабливало раритеты для своих нужд. У одного дедушки они и сейчас служат опорами ворот, у другого – мачтой для антенны. Кто-то вывез их на металлолом. Мы поняли, что если не сохраним хотя бы один столб той исторической трансконтинентальной линии – у нас не останется ничего.

– Да, но как дотащить его — это же чугун!

– Привезти сименсовский столб было нетрудно. Он – сборной конструкции, собирается и разбирается. И это удобно, столб можно сделать любой длины. Я встречал и трехметровые, шестиметровые, и двенадцатиметровые. Кстати, устанавливались они полтора века назад так, как у нас стали делать только сейчас: заливался бетоном фундамент под столб, собирался столб и прикручивался болтами к бетону. Сейчас электрики ставят столбы, именно так.

Вообще Сименс использовал самые передовые технологии, не боялся ничего нового, рисковал, был креативным менеджером, и это четко видно по всей истории строительства трансконтинентальной линии Лондон – Калькутта. Ее еще называют Индо-Европейская линия. Уверен, если бы не желание молодой советской республики изолироваться от врагов, она бы работала и сейчас. У нас сохранились изоляторы тех лет – они как новые и выглядят лучше своих «внуков» и «правнуков», изготовленных в 40-е и 50-е годы.

Копия IMG_3315 Копия IMG_3334

Причем мы обратили внимание, что изоляторы Сименса сделаны с «ушком» – ручкой, за которую монтер мог браться, чтобы закручивать его на крепление. Это же элементарно. Потом (после Сименса) изолятор стали делать, как колокольчик, без всякой «ручки», а монтеру приходилось таскать с собой специальные инструменты для прикручивания изолятора.

– А в Туапсе телеграф появился когда?

– Через три года после открытия Индо-Европейской линии. Представьте, практически в 1873 году ничего здесь не было, а телеграф, благодаря Сименсам, был!

Но не сразу. У нас сохранились многочисленные письма наместника Кавказа императору с просьбой разрешить здесь открыть почтово-телеграфную станцию. Он пишет, что здесь – дикий край, малярия. Нет нормальной жизни, когда шхуна прибывает — никто не знает, купцы не могут сообщаться друг с другом, в общем, надо обязательно внедрить цивилизацию… Он бомбардировал начальство, пока оно не сдалось. «Наклонили» Сименсов, те повесили третий провод на линии от Екатеринодара до Сочи, но сказали, что обслуживать будут за счет государства, а не за счет компании. И в 1873 году первая телеграмма из Туапсе в Санкт-Петербург была отправлена из здания телеграфа. Кстати, эта телеграмма сохранилась у нас! И здание первой конторы телеграфа в Туапсе – тоже.

– Где?

– В самом центре города. Перекресток улиц Ленина и той, что ведет к Мира. Там сейчас типография частная. Это – пристройка, а вот само деревянное строение, к которой пристроили кирпичные этажи,то самое – контора телеграфа. Работали в то время там три человека. Кстати, Джубгское отделение не проработало и трех месяцев. Случился смерч (как пишут), и Джубгу смыло вместе с телеграфом. Как видим, мало что меняется за эти полтора столетия.

– А что, разве обслуживала эту Индо-Европейскую линию компания «Сименс»?

– Да. На протяжении всех 11 тысяч километров, по всем странам, где проходила эта линия, компания «Сименс» прокладывала свою культуру, свою цивилизацию. Они строили дома для рабочих, у них были хорошие зарплаты, к ним привозили спецпайки. И не только это – в этих местах и территории менялись, прокладывали дороги, прорубали просеки, ставили мосты. Я сам застал бабушку, которая помнила, как она выражалась, «англичан». (Почему-то она называла их англичанами!) «Я была маленькой девочкой, – рассказала бабуля, – и помню, как приезжали к нам в село англичане-сименсы с тросточкой, в костюмах, с галстуками, в котелках…» Видимо, была какая-то инспекция Туапсинского участка.

Другая женщина мне рассказывала, что ее папа до войны, а может и раньше, работал в Индо-Европейской компании. «Я помню, в те голодные годы разрухи он получил к празднику от компании продуктовые наборы из Англии. В невиданных круглых коробках хрустящее печенье, конфеты, галеты…»

Сименсы были еще теми топ-менеджерами. Блестящие инженеры, они не опускали рук перед неудачами. Например, в начале строительства этой линии они решили проложить кабель по Черному морю! (У них к тому времени был опыт прокладки кабеля через Красное море и даже Атлантический океан). Но Черное море, как выяснилось, будет посерьезнее океана. Пара землетрясений, как назло, случившихся сразу же после прокладки, и все нарушилось, кабель канул в пучину. Но подряд-то исполнять надо. Что они делают? Заказывают композитору песню «Марш телеграфистов» – через пару месяцев вся Европа ее распевает. Все газеты пишут хором о грандиозной стройке в России, и сюда хлынули сотни людей, пошли деньги, и они по новой начали строительство линии – теперь уже по горам и лесам Кавказа.

Копия IMG_3349

– Каков был маршрут этой линии по Туапсинскому району?

– На Кубань она пришла через Керчь, на Екатеринодар, потом была Молдавановка (вернее, то место, где потом построили село), Дефановка, оттуда ушла на Джубгу – и вдоль берега моря.

– Как же чугунные столбы, хоть и разборные, доставлялись сюда?

– Из изготавливали в Англии. Чугун такого качества, что и сейчас он как новенький. Опоры доставляли морем в Санкт-Петербург, потом по Дону к нам, а по Каспию на Иран, а там на волах, на телегах тащили к нам в горы. Вообще, если представить себе всю эту «авантюру» – дух захватывает! По бездорожью, среди гиблых малярийных мест провернуть такое дело! А потом шли работы в Грузии, в Персии, в Индии… Ему это удалось только благодаря креативному мышлению и четкой организации. Например, все мастера (а это были только сотрудники компании) были полностью избавлены от отчетности. Им просто ставилась задача: поставить «от и до» столько-то опор, а как они это сделают – это руководства не касается.

Еще один штрих. Поработав в России, лучше поняв менталитет русских тех лет, Вернер Сименс заказывает для работников своей телеграфной компании …мундиры! Приказ об этом подписали на самом высоком уровне (благодаря его связям). Ведь не каждому ведомству будут раздавать мундиры! И сразу же отношение к телеграфистам меняется. Мундир в России – дело великое!
А вот как вам такой момент: женщины-телеграфисты сначала появились в телеграфной отрасли только в России. Но для них было условие: замуж им можно было выходить только за сотрудников компании. И они были согласны, ибо зарплата и, как сейчас бы сказали, соцпакет, были у Сименсов приличными.

– А правда, что король Георг в то время выкупал земли в радиусе трех метров от каждого столба в тех странах, где прошла линия?

– Я слышал этот миф, но не нашел подтверждения в документах. В общем, мифов вокруг строительства и самой линии много, способствовал этому грузинский фильм «Робинзонада или мой английский дедушка». Конечно, никаких девушек легкого поведения на отдаленные участки телеграфа для своих сотрудников компания не посылала. И земли не выкупала.

– Несколько лет назад в Туапсе приезжали представители компании «Сименс» (хотели заключить договор, но, что-то помешало). Мы показали им изолятор 1870 года. Думали, они заинтересуются, поедут, посмотрят исторические опоры. Но они как-то равнодушно отнеслись ко всему этому…

– Да, я знаю о таком странном прохладном отношении современных Сименсов к своему прошлому. В современном мире все, что не приносит прибыль, не интересно. Наверное, их история уже им чужда. Тем более, если копаться серьезно, то мы увидим, что фирма «Сименс» поднялась именно на заказах России! Успешный старт в России подвиг Сименса на открытие представительства в Санкт-Петербурге. Его возглавил еще один брат Вернера, 24-летний Карл Сименс. Фактически всю свою жизнь этот человек посвятил России. До самой смерти в 1906 году он руководил делами компании «Сименс и Гальске», женился на русской, изучил язык, получил от Николая II наследственный титул. За заслуги перед отечественной промышленностью «Сименс и Гальске» получила право изображать на своих изделиях российский герб. Именно заказы Российской империи спасли его от разорения в годы кризиса. Может, сейчас просто не модно вспоминать о тесных связях Сименсов с Россией? Но уверен, раритеты сохранять надо. Это и наша история.

 

Через Туапсинский район прошли в свое время много исторических проектов связи. Например, в 50-е годы через нас тянули линию правительственной связи «Москва – Тбилиси». Строительство шло под личным контролем Берии. Строили линию (вот ирония судьбы!) тоже немцы, но – пленные. А муфты собирали и ставили работники НКВД. И обязательно в каждую муфту вкладывали документ со своими фамилиями и подписями. И если, не дай Бог, муфта не прослужит более 10 лет, ее вскроют, найдут тех, кто работал и расписался за работу, и отправят в Воркуту …тренироваться собирать муфты. Линия действенна до сих пор, и есть такие муфты, которые не вскрывались все эти годы – служат исправно.

А еще (уже в 70-е) у нас прокладывали экспериментальную многоканальную линию междугородней связи – она была неудачным технически проектом. Но какое-то время наши связисты мучились на ней. Переход на цифру облегчил всем жизнь.

– Интересно, что мы раньше всех в крае перешли на цифровое оборудование АТС. Не странно, что у Туапсинского района такое интересное лидерство в области связи?

– Наверное, это зависит от людей, которые здесь жили и работали. Ведь тот наместник царя на Кавказе «долбил» до тех пор, пока ему не разрешили провести телеграф на имеющихся опорах. А цифровую связь внедрил Захар Кеворкович Аведисян, человек, который сделал для развития связи с Туапсе очень много. Он умеет видеть перспективу и задолго до всех увидел и преимущества цифрового оборудования. Так же как братья Сименсы – без сомнения были выдающимися предпринимателями, инженерами. Но и романтиками, для которых все новое было интересным, и изобретения, проекты которых работают по всему миру, и у нас в России, до сих пор…