Он досконально знал все оздоровительные системы мира, закладывал методологические основы будущей науки о здоровье – валеологии, был профессором НИИ курортологии. В его распоряжении находился весь арсенал медикаментозных и аппаратных средств, а он всю жизнь предпочитал только естественные и природные методы сохранения и приумножения здоровья. Друзья шутливо утверждали, что он наверняка знает прикуп в игре с судьбой, и настаивали на этом. И не только потому, что большую часть жизни наш герой прожил в Сочи… Знакомьтесь – доктор медицинских наук, профессор, а главное, долгожитель Константин Филиппович Никитин.

[quote style=»boxed»]Про возраст в институте была известна шутка Константина Филипповича: «Когда я был маленьким, Мертвое море было всего лишь больным». А может, это уже сочинили апокриф, как и полагается старцам после смерти?[/quote]

Старец с горы Благодать

1919 год, в стране бушует Гражданская война, совсем неподалеку в заволжских степях какой-то Красный Чапай громит белогвардейскую сволочь. А в мирной тихой Самаре открыли медицинский институт, и здесь под столетними вязами университетского сквера еще не мобилизованные в Красную Армию рабочие пареньки и молодые пролетарки, с испугом и взрывами смеха рассматривали анатомический атлас. Не думаю, что Костя Никитин был среди них. В институте его называли Британцем. И не только за увлечение боксом и борьбой, которую тогда называли непременно английским боксом, как греко-римскую борьбу именовали французской. Самара была глубокой волжской провинцией, какой уж там бокс. Но люди знающие утверждали, что Костя тренируется по письмам настоящего тренера по боксу из Москвы и часами колотит какой-то кожаный мешок. А борцовские приемы изучает по книжке.

Всепоглощающая страсть к спорту, умноженная на тотальную погруженность в медицину – на привычные студенческие радости времени у него почти не оставляла. Такую сосредоточенность на главном принимали за высокомерную замкнутость, а спортивная стать и боксерская пластика движений проходила как буржуйские манеры. В общем, Британец.

Сейчас мне становится не по себе от мысли, что в далеком 1926 году на 1 чемпионате СССР по боксу по этому безукоризненному профилю лупили кулаками сильнейшие бойцы страны. Молодой поджарый боксер из провинции, который аккуратно уже к концу первого или к середине второго раунда ломал в ринге закаленных и признанных боксеров, был загадкой для всех. И ведь не ломовой силой берет, в ринге не рубится, а переигрывает противника, настоящее благородное «фехтование кулаками» показывает. В раздевалках чемпионата прошел слушок, что он тренировался по переписке с великим Никифоровым, но как это возможно – стать чемпионом по переписке? А еще достоверно стало известно, что этот Никитин еще и неоднократный чемпион Поволжья по французской борьбе!

Однако, есть великолепно тренированные и целеустремленные спортсмены и есть таланты, перед которыми оказываются бессильны и воля, и сила. Костя стал серебряным призером чемпионата, уступив только феноменально одаренному Якову Брауну.
Я был страшно удивлен, когда узнал, что многие коллеги Константина Филипповича в НИИ курортологии не подозревали о таком героическом спортивном прошлом старого профессора. Знали его как виднейшего невропатолога, авторитетного доктора наук, одного из столпов, на котором держится отечественная курортология, но чтоб такое! Правда, знали, что чудаковат, как и полагается профессору – на стадионе круги вокруг футбольного поля нарезает, на гору Благодать бегает. Это в его-то годы!

Константин – значит постоянный

Мысли Никитина были парадоксальны, а выводы для нынешнего врача крамольны. Иногда казалось, что он слегка ерничает в своих монологах, но потом приходило осознание – это реакция на всеобщее непонимание его аргументов. Это теперь его называют автором целой философии оздоровления, которая была революционной в годы его жизни. Сегодня все большее число людей делает ее основой своего мировоззрения и активного образа жизни.

«Условия нашей жизни, прежде всего материальной, меняются быстрее нашей психологии, и в этом корень всех нынешних проблем со здоровьем. Наши мускулы, системы жизнеобеспечения нашего тела нами выключены из активного применения, лишены режима необходимых им нагрузок и испытаний на прочность. Это был центральный постулат его системы убеждений, выработанных и проверенных в течение всей долгой жизни.

В годы, когда его комплексная система оздоровления обрела полноту, в распорядке дня профессора физкультурные тренировки и бдения за письменным столом занимали одинаковое время и место. Его утро начиналось с детальной проработки каждой мышцы на гибкость. Его гимнастический комплекс напоминал упрощенную йогу, о которой в 50-е годы в СССР знали только востоковеды. В нем были задействованы система дыхания и мускульный массаж внутренних органов, элементы медитации и самовнушения. Именно сохранению гибкости профессор Никитин отводил главное место в борьбе с недугами старости и считал ее потерю первым признаком увядания организма. Снижение гибкости – это ограничение движения в суставах, потеря координации. Первые звоночки – старческая неуверенная походка, в перспективе – перелом шейки бедра вследствие неловкого падения. Прежде всего старческая скованность движений, а вовсе не трижды проклятый всеми остеопороз – главная причина этой грозной в старческом возрасте травмы. Он всем предлагал пройти несложный тест на гибкость тела, его осанку и пропорциональность. Необходимо встать к стене, касаясь ее только пятками, икрами, ягодицами, лопатками и затылком. Рискнул проверить себя, и автор с удивлением обнаружил, что мышцам голени до стены далековато – значит, надо срочно уменьшать объемы попы. И с грустью – начинающийся кифоз. Попробуйте испытать себя и вы, читающий эти строки.

Трижды в неделю Константин Филиппович работал с гирями и гантелями, и эти тренировки были тем, что в наши дни называется бодибилдинг. Только без его перехлестов и мускульных уродств. До глубокой старости Никитин часами до пота работал с пудовыми гирями и 10-килограммовыми гантелями. Дома у него был полный набор гиревика и гантелей от 2 до 10 килограммов. Вопреки распространенному даже в наши дни убеждению врачей о губительности силовых нагрузок для пожилых людей, старый профессор демонстрировал блестящие силовые показатели.

– Атлетическая тренировка прежде всего тренирует опорно-двигательный аппарат, – утверждал он. – Вкупе с хорошей гибкостью – это надежная профилактика многих возрастных травм. Кроме того, развитые мышцы – это хорошая помощь для сердечно-сосудистой системы, кардиологи справедливо называют их вторым сердцем человека. Наконец, для пожилых или страдающих ожирением людей мышцы мягко и безвредно тонизируют угасающий обмен веществ, что способствует и потере веса.

Рассказывают, однажды он забрел в атлетический зал одной из подпольных «качалок», которых тогда, в начале 80-годов, в Сочи было множество. Азарт коллективной тренировки захватил и его. К удивлению присутствующих, в классических атлетических упражнениях профессор показывал результаты, сравнимые с силовыми показателями 40-летнего атлета, который тренировался на соседнем помосте. Перед уходом Константин Филиппович поблагодарил потрясенных обитателей «качалки» и подарил им шутку: «40 лет – прекрасный возраст для мужчины. Особенно, когда ему 80». Позднее они поняли, что это притча.

Мастер затяжных боксерских поединков, Константин Филиппович особенно ценил и любил неутомимое сердце. А как старый доктор неустанно назидал друзьям-культуристам: «Тренируете бицепсы, а умираете от инфаркта. Делайте выводы». В те далекие послевоенные годы выводы делал только он. За несколько десятилетий до появления знаменитой книги Лидьярда «Бег ради жизни», прочтя которую мир побежал трусцой, доктор Никитин практиковал его трижды в неделю и называл «терапевтический бег». Кстати, задолго до появления в лексиконе тренеров –легкоатлетов словечке фартлек – игра скоростей, он начал применять интервальный бег. Привыкший к азарту боксерских поединков, к взрывным усилиям и силовым удержаниям на борцовском ковре, Никитин тяготился однообразием длительных забегов. Тяготился, мучился, но упорно продолжал бегать, повторяя, что только горькая таблетка исцеляет. Однажды, в начале 70-х годов прошлого столетия, когда возраст Никитина только преодолел 70-летний рубеж, а сам он пребывал в самом расцвете своей научной деятельности и пике спортивной формы, профессора навестил старый пациент и друг Юрий Уваров. Будучи мастером спорта по легкой атлетике, всего несколько лет назад переставшим соревноваться на средних дистанциях, он напросился к Никитину на беговую тренировку. Ну и что вы ждете от двух старых, но не бывших спортсменов? Таки да – они зарубились состязаться. Позднее, на вечере памяти профессора Никитина, в своих кулуарных воспоминаниях, Уваров признался, чтобы не уступить тогда первенства в беге на 3 километра, ему пришлось выложиться, как на первенстве страны. А вот результат Никитина в беге на 400 метров он помнил совершенно точно – 1 минута 49 секунд!

…Рассчитав возможности человеческих мышц и связок, ученые пришли к выводу, что даже постоянный житель дивана способен без тренировки сразу поднять вес более 100 килограммов. На деле же нам не хватает сил открыть двери спортзала. Или расстелить тренировочный коврик у себя в квартире. А профессор Никитин в строгом режиме готовящегося к главному старту чемпиона жил всю свою долгую 97-летнюю жизнь. И в самом преклонном возрасте в этом главном опыте своей жизни он был непреклонен.

Не опоздай к своему здоровью

Ученые –геронтологи подсчитали, что твое здоровье зависит от генетики, то есть от воли случая и твоих родителей, всего только на 20 процентов. Еще 20 процентов приходится на здоровую экологию и всего 10 – на медицину. Остальные 50 процентов зависят исключительно от тебя и твоего образа жизни. Неважно, какими долгожителями были ваши родители и какие ресурсы они тебе подарили. Если ничего не делать, генетика не поможет, и ресурсы всегда будут в хроническом дефиците. Эту истину для тебя обосновал и доказал на практике профессор Никитин.

АЛЕКСАНДР РЕКЕДА