Глядя на Юсуфа Беляловича Султанова, невозможно не залюбоваться его статью, выправкой. В свои восемьдесят шесть лет он по-прежнему каждый день читать дальше

Копия 01султанов

Глядя на Юсуфа Беляловича Султанова, невозможно не залюбоваться его статью, выправкой. В свои восемьдесят шесть лет он по-прежнему каждый день пешком ходит на море, много двигается, много читает. Он гордится тем, что стал, как мечтал с детства, военным, гордится дружбой с великим поэтом Расулом Гамзатовым, а еще тем, что история его семьи, его рода тесно сплетена с историей Туапсе.

Моя супруга была русской. А дружил с сыном аварского народа Расулом Гамзатовым. Дружба и любовь не имеют границ, национальностей, они – на всех и для всех. Как и этот мир.

Одной встречи и разговора по душам с Юсуфом Беляловичем Султановым для журналиста вполне хватит на несколько публикаций по разным темам. Например, можно писать отдельный очерк о его карьере военного – от танкового училища до должности военкома республики Дагестан, к которой он пришел, имея за плечами службу в Забайкальском военном округе, в Манчжурии, в Волгограде, в Махачкалинском гарнизоне (это был, наверное, самый сложный период – первые отправки новобранцев для службы в республику Афганистан, первые «грузы-200»)…

«Я мечтал быть военным с детства, – говорит Юсуф Белялович. – Ведь офицер – это стать, выправка, гордость, образованность. Наверное, окончательно повлияло на выбор профессии «Родину защищать» детство под страшными бомбежками в Туапсе».

А вот и еще одна тема – военный Туапсе глазами мальчишки. Юсуф Белялович вспоминает, как играли они с ребятами в футбол на маленьком стадиончике, который был на месте нынешнего боулинга в Туапсе, как прибежала туда какая-то женщина и закричала, что началась война. А мальчишки, прекратив игру, закричали еще громче: «Ура!» Увы, очень скоро они поймут, что игра в войнушку очень отличается от той катастрофы, которой оборачивается любая настоящая война. Как-то глубокой ночью мальчик Юсуф занял очередь за хлебом. Выстоял, вернее, как и все в этой очереди, перекантовался, дремля прямо на полу, а когда до заветной хлебной пайки оставалось человек десять, оказалось, что от недосыпа забыл дома хлебные карточки! Пришлось бежать домой, а когда вернулся, то вместо ларька, где отоваривали хлебом – руины от прямого попадания бомбы. «Все было красным от крови, на деревьях висели руки, кишки», – столько лет прошло, но спокойно говорить об этом Юсуф Белялович не может. Как и том, как прямым попаданием был разбомблен роддом, где его мама работала санитаркой. Она едва успела прийти со смены, как случился этот налет. Они побежали вместе к роддому, но спасать практически было некого: эта бомбежка унесла жизни и мамочек, и детишек – и родившихся, и еще не успевших… Наравне со взрослыми Юсуф работал на строительства аэродрома в Агое. По-детски остро всплывает в памяти картина, как из горящего фашистского самолета катапультировался летчик, и как женщины били его камнями – так война ожесточила сердца тех, кому по природе положено быть дарительницами жизни. Из-за войны они с братом Джанбеком повзрослели раньше времени, потому что приходилось быть в ответе не только за себя, но и за маму, за семью – отца-то не было.

И снова – тема, еще одна страшная страница истории, нашей общей, в которой ни переписать, ни стереть ничего нельзя. Отца Юсуфа Беляловича арестовали в 1931 году по ложному доносу, а при обыске среди личных вещей еще и Коран нашли. Ну, нельзя было в то время верить ни во что, кроме светлого будущего! Белял Султанов так и умер в тюрьме, не дождавшись реабилитации. Он был аварцем, а жена его, Мадахан Тлиф – дочерью гордого народа адыгов. Много позже, спустя десятилетия, в середине 60-х по причине нехватки национальных кадров в Дагестане (был в советские времена такой термин) Юсуфа Беляловича командировали туда на службу. В Дагестане он встретился с Расулом Гамзатовым, с которым они крепко подружились, и даже, как выяснилось потом, оказались по бабушкиной линии дальними родственниками. «Я попросил Расула помочь в поиске родни, – рассказывает Юсуф Белялович. – Дело в том, что до пятидесятых годов фамилии давали по именам отцов. Про папиных братьев – Чарава и Магомеда я узнал, что они воевали и погибли на фронтах Великой Отечественной войны, погиб и родной мамин брат Нух Тлиф. Словом, некоторых родственников мне удалось найти».

Вместе с профессией военного Юсуф Белялович приобрел и еще одну, пожалуй, одну из самый мирных – он закончил исторический факультет Северо-Осетинского государственного университета. А это вкупе с военным опытом дает ему возможность не просто констатировать, но и глубоко анализировать факты и события, как прошлого, так и настоящего.

– Самое прекрасное, чем наделил Бог людей – это дружба, – убежден Юсуф Белялович. – С детских лет я был воспитан именно по такому принципу. В школе, в армии, в университете, да и по жизни судьба сводила меня с людьми разных национальностей – армянами, греками, адыгами, украинцами, русскими… Поэтому справедливость пословицы, что нет плохих национальностей, я проверил на собственном опыте. Есть непорядочные отдельные индивидуумы, есть нечистоплотные политики, а каждый народ, каждая нация – прекрасна, неповторима. Моя супруга была русской, и мы прожили вместе в любви, уважении и взаимопонимании сорок лет. Дружба и любовь не имеют границ, национальностей, они – на всех и для всех. Как и этот мир.

Юсуф Султанов – член Российского Союза ветеранов Вооруженных Сил, среди его наград – орден «За службу Отечеству» третьей степени. Он воспитал трех дочерей – Людмилу, Ирину, Анжелику, у него трое внуков – Айдин, Лейла и Хаджет, и пятеро правнуков. Он вошел в историю республики Дагестан как депутат Верховного Совета, как военком республики до 1986 года, а в историю Туапсе – как мальчик, чье детство прошло под бомбежками.

Мне повезло, что с Юсуфом Беляловичем довелось жить по соседству и видеть в нем пример истинного патриотизма, который многоценен в любой нации, образованности и человечности, потому что со свойственной ему широтой души он был первым, кто всегда откликался и на радость, и на горе соседей. Жизненным девизом этого мудрого и красивого человека стали слова его друга, нашего общего (свои стихи Гамзатов писал по-аварски, но мысли и чувства в них близки всем людям, оттого и переводы такие же душевные и красивые) великого поэта Расула Гамзатова:

Земля прекрасна.
И широк мой путь,
И я мечтаю,
как о высшем счастье,
Чтоб был и я, земля,
когда-нибудь
К великой красоте твоей
причастен.