Когда синева в воздухе становится особо прозрачной, и у хурмы начинают краснеть листья, а паутинки в саду звенеть, как натянутая читать дальше

на первую полосу

Когда синева в воздухе становится особо прозрачной, и у хурмы начинают краснеть листья, а паутинки в саду звенеть, как натянутая струна кеманчи, Левон Чамян, житель села Пляхо, начинает собираться в дальнюю дорогу. Он едет за виноградом – пришло время нового вина.

Настоящее домашнее вино – это только виноград, только солнце и душа человека!

Он едет за Анапу, на виноградники, покупать вызревший и даже чуть-чуть перезревший виноград – на вино. А вино он давит так же, как четыре поколения его предков, явившихся в Пляхо еще в 19 веке первыми переселенцами из Турции.
Корреспонденты «Туапсинских вестей» посмотрели, как это делается.

Горы винограда рассортированы по сортам – Ркацетели, Молдова, Каберне… Точно так же будет называться и его вино, которое он делает для себя и друзей. Настоящее, душистое, пахнущее не только виноградом, но и летом, морем, счастьем и гостеприимством.

IMG_3159

– Я выбираю, конечно, качественный виноград, как профессионал-технолог (закончил в свое время институт общественного питания) качество могу определить на глаз. Ну и пробую, конечно.

В любом случае, вкус вина целиком зависит от винограда. А все потому, что Левон Чамян не добавляет в сок ни дрожжей, ни сахара, ни – Боже упаси! – спирта или самогона. И бродит у него сусло, а потом хранится вино в деревянных бочках.

– Если вы хотите делать для себя качественное вино, – говорит он, – надо один раз разориться и купить большую деревянную бочку или бадью для брожения. Желательно иметь деревянные бочки и для хранения готового вина.

Итак, большая бадья на 500 литров, в которой сейчас «бурлит» виноград, досталась семье Чамян «в наследство» от отца жены Левона Вартуи – краснодеревщика, столяра. Он перевез из Абхазии обработанные доски липы, сам построил и установил чан (так они называют эту емкость) на заднем дворе, за домом, где живут дочка и зять.
Без вина на Кавказе нет дома, нет гостей, нет праздника – говорят старые люди. Поэтому в каждом уважающем себя доме во дворе стояла большая бадья, где осенью бродило вино.

Давит виноград Левон двумя способами. Если ягод немного – старым, дедовским, на специальной деревянной давилке. Она похожа на узкую стиральную доску с высокими бортиками. Туда кладутся виноград, и специальным приспособлением, похожим на утюг, ягода давится. Сила, конечно, нужна настоящая, мужская.

IMG_3199

Еще один Левон Чамян, правда, двух лет от роду, тезка деда, уже помогает ему. Вместе они раскладывают виноград, вместе мешают его утром и вечером в бадье, чтобы не задохнулся и лучше бродил. Троих сыновей вырастили Левон и Вартуи, всех приобщил Левон и к хозяйству, и к виноделию. Но ушли они в свободное бизнес – плавание. И не испытывают пока тяги вернуться к истокам. Но Левон знает: это время наступит обязательно. Он сам, когда был молодым и ездил в стройотряде в Сибирь, или когда работал в общественном питании Черноморского курорта, особо не заморачивался традициями и обычаями народа. Растил детей, учился, строил дом, возвращался из Абхазии в родное Пляхо в страшные 90-е. И только потом, постепенно, начал он возвращаться к своим истокам. Виноделие – это тоже память предков.

Мы попробовали двухдневный виноградный напиток, который еще не сусло, но уже все-таки и не сок. Вместе с Левоном покрутили ручку специального аппарата, который жмет виноград в бочке, попробовали подавить его в «стиральной доске» и даже заглянули в хранилище, где томится вино прошлых лет.

Еще две-три недели, и виноград перебродит естественным способом. Левон обязательно проверит специальным прибором – винометром – уровень сахара и градусы. Когда сахара будет «ноль», тогда вино можно сливать в более мелкие бочки через шланг. Потом несколько раз, через каждые три месяца будет аккуратно переливать из емкости в емкость. Это называется метод отстаивания. Так делали наши предки.

IMG_2995

– Получается, мы практически не вмешиваемся в процесс, сама природа все делает за нас, – говорит Левон Чамян. – А вообще, вино – это вопрос доверия к виноделу. Не кинет ли он туда дрожжи? Не добавит ли сиропа или сахара? Не « усилит» ли спиртом? Я где-то читал, что в настоящем сухом виноградном вине содержится до шестисот микроэлементов, ферментов и веществ, благотворно влияющих на человека. А если его «облагородить» сахаром или спиртом, останется всего лишь шестьдесят. Чувствуете разницу? Поэтому, когда пьете сладкое вино или крепленое, знайте, что оно все-таки не настоящее. Настоящее – это только виноград, только солнце и частичка души человека!