«И какой же это гад швырнул окурок из машины, направляясь из города в Гизель-Дере по узкой извилистой дороге!» Эту фразу за один вечер жители повторили, наверное, раз сто. Еще бы! Вместо заслуженного после трудового дня отдыха люди с лопатой в темноте бегают по лесу — тушат пожар.

Те, кто сам участвовал в тушении лесного пожара, спасая свой дом, окурок точно теперь не бросят.

Правда, «тушат» – громко сказано. Тушат те, кому положено, кто умеет это делать. Второй караул 10-й части, что дислоцируется на улице Маршала Жукова. Это они с сиреной примчались спасать селян. Жители четырех домов вдоль дороги встречали их как спасителей. Огонь от окурка зажег листья, перекинулся на подлесок и, гонимый сильным ветром, подобрался к домам. Когда приехали пожарные, он уже начинал лизать стволы сосен, которых тут много, а хвойные вспыхивают, как свечки. А мы, конечно, тоже не сидели. Но таскать воду в канистрах из дома — это не сравнить с мощной струёй в 40 атмосфер, которая бьет минимум метров на тридцать.

Ребята прибыли и сразу оценили обстановку.

– Справа и слева — возгорание, мы захватили начало, – доложил кому-то по телефону Арам Тарасян, начальник караула.
Они открыли заднюю дверь машины, почти мгновенно раскрутили шланг, причем его конец уже исчез в глубине чащи, а пожарный продолжал разматывать. Двое других надели специальные костюмы, каски, взяли ранцы с водой и тоже скрылись в лесу. Нам было приказано с лопатами идти по следам передовой группы и «зачищать» огонь.

– Так мы «воюем» с воскресенья, – рассказал Артур Торосян.

Позже на пожар прибыл глава Шепсинского поселения Виталий Мазнинов. Он только что спустился с горы Пеус. Она тоже горит!

– Наши, поселковые, пожарные тушат беспрестанно, – рассказал Виталий Мазнинов, – то в Южном очаг, то в Дедеркое, а теперь вот у вас. Спасибо, пожарные из города помогают. И вы вот… А то обычно, тушим лес прямо перед домами, а жители стоят, обсуждают, в интернет снимки выкладывают, но лопаты мало кто в руки берет.

Конечно, это все лесные пожары от людской безалаберности. Кто-то бросил окурок, кто-то разжег костер в лесу, кто-то выстрелил из ружья. В итоге — уже несколько дней на ногах и пожарные, и МЧС, и администрации всех уровней. И — объявление о ЧС. Одна надежда на дождь, и хотя его обещают синоптики, что-то он не очень спешит.

А огонь в лесу – коварный. Вот, кажется, залили его водой, нет ничего. А дунул ветер — и то там, то, здесь вспыхивают злыми искрами гнилушки. Если их не потушить, из них снова разгорится пламя. Поэтому тактика «боя» такова: после мощной заливки по следам идут «бойцы» с ранцами, они уже то там, то здесь тушат огоньки. А мы, местные жители, с лопатами, следом — добиваем огонь. Так два часа тушили «ничего страшного».

– Все, сворачиваемся! – наконец раздалась команда старшего. И пожарные в прямом смысле начали сворачивать шланг. И снова это получилось у них быстро, отработано, как на учениях.

…Прожженный резиновый сапог, мокрая одежда, мозоли на руках от лопаты — не главный итог этих двух часов. От земли шел подозрительный дым (или пар, или уже туман?), и вся она была усыпана золой и пеплом. И в свете взошедшей круглой и огромной луны все казалось припорошенным снегом, главное — огня не было!

Ночью мы еще пару раз бегали из дома на гору проверить, не полыхнул ли где притаившийся внутри полена уголек, а потом и вовсе пошел дождь — не обманули синоптики! Никогда раньше мы так не радовались каплям с неба!

Жители Гизель-Дере