Пресс-конференция Президента России Владимира Путина, которую он традиционно дает российским и зарубежным СМИ в конце года, собрала полный зал. Напомним, читать дальше

online_deb7b7000a7bfe32dc26720a60b17aa3

Пресс-конференция Президента России Владимира Путина, которую он традиционно дает российским и зарубежным СМИ в конце года, собрала полный зал. Напомним, в прошлом году в пресс-конференции Президента в числе других кубанских СМИ участвовал и редактор газеты «Туапсинские вести» Андрей Смеюха. Вопросы были не из веселых. Какая жизнь – такие и вопросы! А мы спросили туапсинцев, читателей газеты, тоже традиционно, а какой бы они вопрос задали Владимиру Путину? Что пожелали бы ему? О чем бы рассказали? И в чем-то их вопросы совпали с журналистскими, а в чем-то оказались нашими, «фирменными», туапсинскими…

«Если кто-то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место – не знаю, правильно они поступили или нет», – так глава государства прокомментировал версию турецких журналистов о том, что в инциденте со сбитым на границе Сирии Су-24 были замешаны интересы некой «третьей страны».

Бумажки душат!

– Я на все сто процентов поддерживаю Президента в его внешней политике. Давно пора перестать пресмыкаться перед Западом. У нас своя воля, свой путь развития. Правильно Путин сказал: «Мы никому не указываем, как жить, но и себе диктовать не позволим».
А вот во внутренней политике вопросы есть. Зачем столько отчетов и писанины? Даже у нас, работников культуры, столько «бумажек», которые надо обязательно заполнить. Репетировать некогда. У меня есть знакомые врачи, учителя – они тоже стонут от ненужной писанины, ненужной им отчетности. Понимаете: живое дело может утонуть в ворохе бумаг. Бюрократия душит!
Еще вопрос – почему во время кризиса, когда всей стране тяжело, а люди затягивают пояса, олигархи и так называемые топ-менеджеры не стесняются покупать яхты, клубы, назначать себе миллионные премии? Это ненормально. Это вредит общественному настроению. Значит, работающим пенсионерам не индексируются пенсии, мол, надо потерпеть, а эти – жируют!
Ашот Аракелян, Цыпка

Пусть идет Бессмертный полк

Я благодарна нашему Президенту за тот подъем патриотизма, который сейчас в стране. Он поддерживает военных, чествует их, часто участвует в патриотических форумах. И кортики морским офицерам вернул! И вот Бессмертный полк, который прошел по всей стране 9 Мая, он должен повториться! Это должна быть не разовая акция. Ведь в едином порыве объединилась вся страна! Мы показали миру, что для нас свято. Что мы не Иваны, не помнящие родства.

Я в прошлом мае лежала в больнице и не смогла пройти хотя бы по Туапсе с портретами своих родных. Теперь жду 9 Мая, чтобы пройти, пронести фото. Я бы просила Путина поддержать движение Бессмертный полк.
Майя Чекалина, Туапсе

Пенсионеры «умерших» заводов

А я бы попросил Путина позаботиться о ветеранах труда, тех, кто всю жизнь пахал на производстве, а сейчас вынужден жить на копейки. Сам-то я и мои коллеги все-таки не бедствуем: мы – ветераны Туапсинского НПЗ, и завод нам помогает. Это и добавки к пенсии, и материальная помощь, и вечера, подарки… А как член президиума районного совета ветеранов, я вижу, как мыкаются ветераны тех производств, которых «убила» перестройка – машзавода, обувной фабрики, мясокомбината, винзавода, судомеханического завода. А многим, из-за того, что производство закрылось, пришлось зарабатывать пенсию на другом предприятии, и не всегда на престижных должностях. Поэтому и пенсии маленькие. Вот о чем бы я рассказал Путину.
Виктор Ганс, ветеран, председатель совета НПЗ

Где Шаумянский тоннель?

Ой, а я бы спросила Путина – что там со строительством тоннеля под нашим Шаумянским перевалом? Десять лет назад (если не больше!) читали в «Туапсинских вестях» репортаж о начале работ с таким радостным чувством – начиналось бурение! Батюшка освящал, большое начальство из Москвы приехало… Культурная программа была прекрасная. Но, видно, чем громче начало, тем тише конец. И света в конце шаумянского тоннеля не видно.

Я очень хочу дожить до его открытия. Дело в том, что часто мы с мужем мотаемся через перевал в село Великовечное – на грязи. Лечимся. Но поездка через перевал порой сводит на нет все лечение. Путин так хорошо разобрался с ворами космодрома «Восточный», там тоже чуть не заморозили стройку. Может, если б узнал и про наш Шаумянский тоннель – тоже бы дело с места сдвинулось?
Валентина Кононенко

Дом для учителя

А я бы спросила Президента все-таки о жилье для бюджетников – учителей, врачей. В селах, в глубинке, в профессионалах большая нужда, но они не едут туда только потому, что жить негде. Я сама попала в Тенгинку по объявлению в интернете. Село чудесное, природа красивая, работы много (я веду географию, биологию и химию), но вот беда – жить негде. Снимаю жилье, и это накладно! Правда, мне очень помогает администрация школы, сейчас вхожу в программу, которая помогает учителям оплачивать съемное жилье, но проблемы это не решает.
Если бы была федеральная программа – «В каждом селе – дом для специалистов», то специалисты бы ехали и с удовольствием работали.
Анастасия Фатеева, Тенгинка

Повысят ли пенсионный возраст?

Собираюсь на пенсию в следующем году и боюсь, что не успею до повышения пенсионного возраста. Меня волнует этот вопрос. Конечно, в последнее время старость отодвинулась. Уже никто не считает стариками людей, которым 55 и 60 лет. Даже смешно, когда молодая сильная женщина, которой на вид от силы 40–45 лет, получает пенсию по старости. Умом понимаю, что в чем-то может быть все и правы, к тому же количество работающих сокращается, а число пенсионеров растет. И весь мир уходит на пенсию после 65-ти. А в Китае вообще такого понятия, как пенсия, не существует. И что наша пенсия – это отголоски социалистического прошлого. И все-таки хотелось бы не попасть под реформу…
Ирина Малеева, Джубга

«Когда надо повышать пенсионный возраст? На этот вопрос у меня ответа нет, но делать это надо постепенно, как это сейчас делается с государственными служащими».
Владимир Путин

Лишь бы не было войны

Как мать, я очень боюсь войны. Слежу за всем, что происходит в мире. Иногда мне кажется, что только от выдержки, характера первых лиц зависит хрупкий мир на земле. Наш Президент это понимает и ведет себя соответственно. Я бы пожелала Владимиру Владимировичу именно выдержки. Нас провоцируют по всем сферам жизни. Нам тяжело. Но мы не сорвемся. Даже худой мир лучше войны.
Ирина Штарева, Небуг

«И турецкий народ, и другие народы — они как были нашими партнерами и друзьями, так и остаются. С действующим турецким руководством, как показала практика, нам невозможно договориться.
Мы войну не начинали. Мы проводим отдельные операции с использованием наших ВВС, космических сил, систем ПВО, разведки. Это не несет какой бы то ни было серьезной нагрузки на бюджет. Часть средств, которые мы планировали на военные учения, мы переориентировали на операции в Сирии».
Владимир Путин

Предатели внутри

Я бы призвал Путина жестче относиться к внутренней оппозиции. Натурально, у нас в России существует целая «армия», готовая в страшную минуту воткнуть нож в спину. Вот и сейчас они ропщут и открыто протестуют против того, что им не съездить (не слетать) в «родную» Турцию. А о наших курортах не то что слышать не хотят – просто плюются. Они требуют от государства свобод, льгот, бесплатного лечения, налоговых послаблений, требует повышения пенсий и так далее! А сами смотрят в сторону Запада. Только ругают все, что происходит в стране, нас считают быдлом. Тогда почему они живут в России?
Сергей Волошин, Вольное

«Если кто-то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место – не знаю, правильно ли они поступили или нет. Не знаю, нужно ли это американцам. Может быть, был какой-то размен. Они всех поставили в очень трудное положение. Мне кажется ИГИЛ (запрещено в РФ. – ред.) – это уже второстепенная вещь. Мои собственные наблюдения. В свое время зашли в Ирак, разрушили страну, хорошо, плохо – не важно. Возник вакуум, возникли элементы с торговлей нефтью. Бизнес-контрабанда в огромных промышленных масштабах. Нужно было защищать этот незаконный экспорт, нужна военная сила. И очень хорошо использовать исламский фактор, привлекать туда пушечное мясо под исламскими лозунгами. Вот так, на мой взгляд, возник ИГИЛ».
Владимир Путин

Хотим жить с газом

А я бы попросила обратить внимание Президента на острую нехватку в Туапсе и районе газа. О природном не говорю! Худо-бедно, но строят сети, станции, подстанции. Когда-нибудь он будет, верю в это! Но пока людям надо как-то жить! А мы в ноябре были по пять дней без газа! И сейчас перебиваемся. Если живешь в многоэтажке — считай, обречен на сухоядение, а при слабом здоровье – это верный путь к гастриту, язве и другим болезням. А много ли нам, старикам, надо? Получается, нас гробят?

Удивляет вот что, нехватка газа остро ощущается последние двадцать лет! И главы всех времен постоянно проводят совещания по газу, вызывают на ковер газовиков, «принимают меры», и часто эти меры даются им большой кровью! Обо всем этом уже двадцать лет пишет наша газета — а проблема все остается. И главное: никто не может дать внятный ответ — почему не хватает газа?! Ну не едим же мы его! Кто такой сильный, что не победить его? Или воровство, бесхозяйственность или элементарную экономическую неграмотность не победить? Я не понимаю…Может, Путин бы разобрался?
Валентина Подойникова, Туапсе