В 1943 году из станицы Костромской война откатилась на Запад. Маше Кулабуховой тогда уже исполнилось 17, и она пошла работать в колхозную бригаду. Через много лет Мария Николаевна Кулабухова получит почетное звание – «Труженик тыла». А в те годы ни о каких наградах она и не думала. Тогда люди жили под единым лозунгом: «Все для фронта, все для победы». И 9 Мая стало для каждого личным праздником.

Копия Скориченко (2)

(Дмитрий Скориченко (справа) с детьми, представителями третьего поколения на заводе Андреем Скориченко и Еленой Поповой. А недавно на завод пришла работать дочь Елены – Виктория.Это уже четвертое поколение династии…)

Ждать Победы, как судьбы

После ранения и двух госпиталей Георгий Скориченко в начале 1945 года вернулся домой. Пришел на костылях, и встречали его всем селом. А Машу, которую он в детстве дразнил, Георгий даже не узнал. Спросил родных – «Кто такая?», и через несколько дней заслал сватов.
– А я и сама была не против, он мне нравился, – рассказывает Мария Николаевна. – Но война тогда шла – какая свадьба? Я так и заявила: «Пока с Германией воюем – свадьбы не будет. Победим фашиста – хоть на следующий день распишемся!»
И с тех пор две семьи в станице слушали радио с особым замиранием сердца. Все знали: в день Победы будут гулять на первой мирной свадьбе. Но так случилось, что когда по радио объявили о капитуляции, Георгий был в командировке. А в дом Маши бежали со всех ног подружки. Кричали: «Мы победили! Выходи замуж!»
С тех пор день 9 мая для семьи Скориченко стал еще и семейным торжеством. Георгий всегда шутил: «Ладно, до Берлина не дошел, зато жена у меня какая! Настоящая боевая подруга! Чем не победа в жизни?» Все дело в том, что в пяти миллиметрах от его сердца остался осколок немецкого снаряда. Когда лечился в сибирском госпитале, что греха таить, были нехорошие мысли – как дальше жить с такой угрозой. С этими мыслями и домой ехал, а увидел Машу – забыл о них навсегда. Правда, профессию комбайнера освоить не получилось: ранение к тяжелому труду никак не располагало. И он пошел работать печником на восстанавливаемый после войны Туапсинский завод.

Копия Скориченко (1)

(Основатели династии Георгий и Мария Скориченко с сыном Дмитрием – будущим Почетным работником нефтехимической промышленности)

Печники – в цене!

О том, что можно поехать работать в Туапсе, семья Скориченко узнала от родственников. У них племянница устроилась на завод, и была очень довольна.
– Если посчитать всех из нашей семьи, кто здесь работал – пальцев на руках не хватит, – говорит Мария Скориченко. – Георгий поехал сперва один. Конечно, его сразу приняли. Ведь в то время на всех установках печи клали вручную. И объем работ был огромный. На крекинге, к примеру, печь была высотой несколько десятков метров! Все это делал мой муж – конечно, не один. Печников в те годы на заводе была целая бригада.
Марию тоже приняли на завод разнорабочей, а позже она трудилась завскладом. Ее брата Бориса Кулабухова взяли в цех КИПиА. Сейчас там работает его сын Михаил – продолжает дело отца. Позже трое детей Марии Николаевны и Георгия Николаевича тоже пришли на завод. Из них дольше всех проработал Дмитрий: его стаж составил 43 года.

Пришел на завод в 17 лет

На завод Диму, тогда еще мальчишку, принимал лично директор – Владимир Георгиевич Ломоносов.
– Я сперва удивился – почему первое лицо большого предприятия решает, брать или не брать парня на работу, – рассказывает Дмитрий Георгиевич. – А ему важно было, кто придет в коллектив, считай – в семью. И к тому же я был несовершеннолетний тогда, а это ответственность. Вот директор и позвал меня на беседу. Все спрашивал – чем я хочу заниматься, чем увлекаюсь, какие книги люблю читать.
Через год Дмитрия призвали в армию. И служить ему пришлось в Красноводске – в том самом туркменском городе, куда в годы войны эвакуировали завод, и где его оставили после войны.
– Я, конечно, знал про эвакуацию завода, – говорит Дмитрий Георгиевич, – тем более от войны еще не далеко ушли. Да и работали тогда на заводе те, кто кто трудился в Туркмении. Я слушал воспоминания коллег по цеху, но никогда не думал, что смогу побывать в этом месте и, тем более увидеть тот, фактически наш Туапсинский завод.
После армии он вернулся обратно в Туапсе. Его определили работать на новую, только что запущенную тогда этило-смесительную установку. Очень скоро Дмитрий Скориченко стал одним из самых лучших работников установки, а позже перевелся в чистильщики. Чистка резервуаров – сложный и трудоемкий процесс. Дмитрий Георгиевич трудился на этой работе более 20 лет. Он награжден огромным количеством грамот, но самой главной наградой считает звание «Почетного работника нефтехимической промышленности». Вместе с ним в заводской бухгалтерии работала и его жена – Валентина Георгиевна. Ее стаж такой же серьезный – два десятилетия.

И любовь, и будущее

До середины 90-х годов Дмитрий и Валентина жили на улице Кошкина, как и многие заводчане: и на работу удобно, и детский сад при заводе был. А опоздание считалось большой провинностью. Вот и селились рядом с заводом целыми семьями.
– Завод предоставил нам жилье, – рассказывает Дмитрий Георгиевич. – Конечно, тесновато было с двумя детишками (к тому времени у нас уже росли сын и дочка), но благодаря заводу в доме всегда был свет, газ и горячая вода. А этим совсем не все городские улицы могли похвастаться. Хорошо мы жили, дружно. Вместе ходили на проходную – машин ведь тогда не было. И с работы вместе шли домой, праздники встречали как одна семья, помогали друг другу.
И дети из разных заводских семей росли, постоянно общаясь. Дочь Дмитрия и Валентины Лена и Виктор, сын Веры и Николая Поповых, жили рядом. А когда поженились – стали третьим поколением династии.
– Я горжусь, – говорит Елена Дмитриевна Попова, старший экономист Туапсинского НПЗ, – что вошла в заводскую семью Поповых, где несколько поколений, как и в моей семье, трудились на заводе. С моим будущим мужем мы вместе бегали в школу, потом я ждала его из армии. После окончания института мы поженились, и перед нами был открыт целый мир… Мы строили свою семью, и оказалось, что наш мир и наше будущее – это наш завод.
Вместе с заводом Виктор, Елена, и ее брат Андрей пережили бурные девяностые, получили жилье в многоквартирном доме на улице Полетаева, переехали от своих родителей, чтобы жить отдельными семьями. И сегодня из окон их старого дома, что когда-то построил на самой высокой горе заводской печник Георгий Скориченко, как на ладони видны заводские перемены. 90-летняя Мария Николаевна видела, как одна за другой уходили в историю трубчатки, как на их месте возводились новые объекты, и вырос совершенно новый, другой завод. Но он навсегда останется родным, потому что в его истории есть почти вековая история их семьи. И в нее кирпичиками вложена ее судьба, судьбы ее детей и внуков.