Еще недавно все портальные краны в Туапсинском порту носили гордые крылатые названия – «Альбатрос», «Сокол», «Кондор». Но время идет, и на смену этим приходят другие краны. Изготовленные в Германии, они и называются по-немецки «Готвальд», «Либхер», «Мантсинен». Это не просто смена названий – одно поколение техники меняет другое, отражая и изменения в самой работе порта. Об этом и о многом другом, касающемся модернизации оборудования в порту, наш корреспондент побеседовал с техническим директором АО «Туапсинский морской торговый порт» Михаилом Шпитальным.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d1%80%d1%82-%d0%bc%d0%be%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%80%d0%b8%d0%b7%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f-5


– Михаил Витальевич, мы периодически пишем о том, что порт приобрел новые погрузчики, новое судно, новый кран. А вообще, как это происходит – все заранее спланировано или по потребности – вышло из строя, заменяете?

– Существует программа обновления и модернизации порта до 2021 года. (С 2000-го по 2021. Сами понимаете, в 90-х годах делать долгосрочные прогнозы было очень трудно). План согласован со всеми службами компании, то есть он отражает развитие порта, изменения в ассортименте груза и так далее. Если мы ведем речь о том, какое новое оборудование появилось в порту в 2016 году, то надо сказать, что работа по этим вопросам велась и в прошлом году, и даже в позапрошлом. Переговоры, заключение договоров, заказ на производство – это долгий процесс. Вот не так давно мы получили три новых погрузчика, один из них – 37-тонный. Заказан он был под металл. То есть если порт планирует работать с генеральными грузами (а металл таковым является), то, пока одни службы проговаривают детали поставки металла, другие работают с теми, кому его поставлять, мы думаем, как обеспечить перегрузку возросшего потока металла. Просчитываем мощность техники, её наличие. А такие мощные погрузчики, как наш, изготавливаются под заказ. Поэтому здесь надо и производство подходящее найти, и вовремя закупку оформить и так далее. Вот так это происходит.
С 2000-го года порт, к примеру, получил 12 портальных кранов. Всего их у нас 27. И замены требуются еще. Но это не значит, что «старые» краны не в состоянии работать. Если бы так было – их бы уже вывели из эксплуатации.

– А какие самые старенькие?

– Есть несколько кранов, чей возраст приближается к 40 годам.
По паспорту, в среднем, портальный кран служит 20 – 25 лет. После этого срока его постоянно проверяют эксперты, прежде всего – состояние несущих конструкций, металла. Каждый раз выдается экспертное заключение, может ли кран работать, требуется ли ему «лечение». Мы, зная возраст наших кранов, конечно же, планируем новые поставки. Получается в среднем, что порт получал по крану в год. Эта работа продолжается.
Погрузчиков за последние годы мы получили 16.

– А сколько всего погрузчиков в порту?

– Около семидесяти.

– Ого! Целый парк!

– Да, и работает специальная группа малой механизации, которая должна содержать их в порядке и в любой момент обеспечить докеров техникой. Так же, как другая группа обслуживает краны. Кстати, вот мы говорим о прибытии новых кранов в порт. Само по себе это уже колоссальная нагрузка на коллектив. Как правило, кран поступает к нам морем в разобранном виде (как конструктор). Чтобы подготовить площадку, грамотно собрать кран, провести испытания, ввести в эксплуатацию – нужно не менее двух месяцев. Над этим, вместе со специалистами фирмы-поставщика, работают наши механики, но с них никто не снимал и обязанности следить за эксплуатацией действующих кранов, проводить их текущий ремонт.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d1%80%d1%82-%d0%bc%d0%be%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%80%d0%b8%d0%b7%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f-1

Обновляем и портовый флот. За последние несколько лет порт приобрел несколько современных судов и буксиров. Последнее – многофункциональное судно «Эколог», прибывшее к нам в мае. Газета писала об этом уникальном судне. Оно может одно выполнять и функции сборщика льяльных вод, и бункеровщика, и нефтемусоросборщика. Это, как и многое другое, делается в целях экологического обеспечения работы порта.

– Недавно после реконструкции начали работать нефтеналивные причалы порта. Это ведь ваш совместный с партнерами-нефтяниками проект?

– АО «ТМТП» освоило в этом году новый входящий грузопоток – сырую нефть с судов, предназначенную для Туапсинского нефтеперерабатывающего завода (в составе «НК-Роснефть»). Ранее через Туапсе сырая нефть отправлялась только на экспорт – по трубопроводам она поступала на причалы, где затем перегружалась на нефтеналивные суда.

Первый опыт выгрузки нефти с судна осуществлен в марте 2016 года на причале №3. Под эти грузы причалы нефтерайона были реконструированы. Конечно, мы обсуждаем проекты реконструкции, изучаем документацию (а наши партнеры-нефтяники – нашу). Это совместные рабочие моменты. А о системе сбора и возврата углеводородов на нефтяном причале вообще говорится уже много лет на разных совещаниях. Поэтому мы к этому вопросу подошли принципиально. Все новые стендера, которыми оборудованы причалы нефтепирса Туапсинского порта, оснащены системой сбора и возврата углеводородов. «Роснефть» установила стендера, оснащенные этой системой. Контролируют её, работают с ней тоже сами нефтяники, мы обеспечиваем швартовные операции, пожарную безопасность и контроль за наличием углеводородов в этом районе. Для этого уже решено дооборудовать стационарный экологический пост, что стоит на территории нефтерайона порта.

Оборудование заказано, в следующем году уже можно будет онлайн следить за качеством воздуха (в отношении углеводородов).
После реконструкции 6 причала и там будет установлено такое же оборудование.

– Знаю, что АО «ТМТП» тесно работает с экологами, с общественностью, но кто-то из производственников сказал такую фразу в ответ на замечание, что «у вас дымит». Он сказал: «На территории предприятия может дымить что угодно, это производство. Главное, чтобы дым не выходил за пределы санитарно-защитной зоны.» А вы хотите контролировать воздух прямо возле танкеров. Какой смысл, если на границах СЗЗ у вас стоят посты и все фиксируют?

– А смысл в том, что если не контролировать параметры воздушной среды внутри предприятия, можно потерять контроль и над СЗЗ. К тому же, как работает система, сразу станет ясно после анализа воздуха.
А чтобы туапсинцы не сомневались в безопасности параметров воздуха в порту, на границе СЗЗ мы обеспечиваем их постоянный контроль с помощью собственных стационарных экологических постов и измерений, проводимых Туапсинским филиалом ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».
Порт прозрачен и информационно открыт для туапсинцев.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d1%80%d1%82-%d0%bc%d0%be%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d1%80%d0%b8%d0%b7%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f-2