Ветерану порта Эрванту Леоновичу Манукьяну исполняется 90 лет. Из них 57 лет он провел за рулем.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%83%d0%ba%d1%8c%d1%8f%d0%bd-1

(Эрвант Леонович в кругу семьи – с сыном Артемом и внуком Арсеном)

Вообще-то он – Эрвант Леонович, но в Туапсинском морском порту его вот уже более семидесяти лет знают как дядю Ваню. «Тогда, в Советском Союзе, насчет имен не заморачивались, – говорит Эрвант Леонович, – меня с детства звали по-русски Ваня, и когда я после войны пришел в порт учеником шофера, то был просто – Ваня Манукьян. А потом стал и дядей Ваней».

Вообще, гараж, машины – это была его мечта с детства. Впервые много машин он увидел в прифронтовом Туапсе. Они шли и шли через город, везли раненых, новое пополнение, орудия…

Сам Иван вместе с отцом всю войну отработал в лесу – на заготовке дров. В «гортопе» трудился отец и 15-летнего Ваню пристроил. Коренные туапсинцы, они и не думали покидать город, даже когда фашист стоял в Шаумяне. «Мы всегда верили, что город выстоит», – гордится он. Так и вышло.

Это сейчас о Туапсе сложено много песен, написаны книги, город получил звание Города воинской славы, а Туапсинская оборонительная операция, наконец-то высоко оценена историками. Ведь если бы Туапсе пал – миллионная турецкая армия, стоявшая на границе и ждущая этого часа, тотчас бы вторглась в Закавказье. А к Турции у армян – особый счет… С детства помнит Эрвант, как затихали разговоры взрослых, когда кто-то из детей входил. Он догадывался: говорят о том страшном, что было в каждой армянской семье – геноциде.

Он знал, что его бабушка и дедушка с маленьким тогда отцом бежали в 1915 году из Турции. Жили в лагере для беженцев, шли по побережью, пока не остановились в Туапсе. И все равно им очень хотелось уйти подальше…
Кстати, потом, когда он уже будет работать шофером в порту, на посевной в Белореченском районе (порт помогал колхозам техникой и кадрами), встретит свою единственную любовь – Клавдию. И окажется, что её родители и деды тоже были в том самом лагере для беженцев и знают его родных! Вот так иногда судьба очерчивает круг.
Они надели кольца друг другу на всю жизнь. И хотя после войны прошло почти восемь лет, и Туапсе не залечил раны, они (молодые!) были счастливы.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%83%d0%ba%d1%8c%d1%8f%d0%bd

(С женой Клавдией, подарившей ему двух дочерей и сына)

Ваня к тому времени из ученика стал первоклассным водителем. И его за профессионализм и ответственность наградили… трофейным БМВ!

– Разумеется – не подарили, – рассказывает сын Артем, – его перевели работать на БМВ, возить главного инженера, но это расценивалось как подарок. Тогда в Туапсе машин мало было, в основном грузовики. А легковые – только у руководства, и то единицы. А тут – БМВ! Невиданные формы, все лаковое, блестит! Папа на работу бежал к своей машине, как к невесте. Мама в шутку ревновала. Эта машина потом, в 90-е годы, перешла в частные руки, и вот еще до недавнего времени я её видел в городе. Видел, и сердце ёкало: папин БМВ.

Сам Артем, младший и единственный сын, все детство провел в гараже у отца. Позже Эрвант Леонович перешел работать на автобусы. Порту они были нужны, чтобы возить коллектив на экскурсии, помогать обслуживать иностранных моряков. Это целая страница в жизни дяди Вани. До сих пор докеры вспоминают, как дядя Ваня возил их на рыбалку, за город, на экскурсии, когда они были детьми. А потом спохватываются и начинают считать: сколько же он годков отработал в гараже порта, если им самим сейчас за сорок?
На заслуженный отдых ушел недавно – в 2002 году. Получается, 57 лет жизни человек отдал родному предприятию.

– Наверное, сейчас не встретишь человека, столько лет проработавшего на одном месте, – говорит генеральный директор ОАО «Туапсетранссервис» Карп Карабаджан, – это уникальный человек во всем. Ведь почему его уговаривали не уходить, поработать «еще годик» и еще. Дядя Ваня сочетает в себе и редкого профессионала (за все эти годы у него не было аварий!) и очень ответственного человека. Машины у него всегда в порядке, никогда он их «не загонял», за руль садился с удовольствием, любой маршрут для него был желанным. В последние годы в порту он трудился на мусоровозе, но не было человека, который, встретив его машину, не сказал бы уважительно: «Здравствуйте, дядя Ваня!»
Часто он был востребован днем и ночью. Его, водителя автобуса, могли вызвать среди ночи (экипаж прибыл!), и он безропотно вставал, одевался, шел заводить свой «ЛАЗ» или «Икарус». Клавдия ворчала: «Неужели других нет, почему ты да ты. Еле дождались вечером с работы, так ты ночью бежишь». Но его ждали все, и по-другому он не мог. И все это знали. Он вообще не мог без порта, без того, чтобы не начать утро с проходной, не слышать сигналов маневровых паровозов, криков докеров «Майна!» или «Вира!» На его глазах порт превратился в мощное современное предприятие. А ведь он застал то время, когда докеры мешки таскали на плечах, а в гараже стояло, как тогда шутили, «полторы полуторки».

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%83%d0%ba%d1%8c%d1%8f%d0%bd

(На трофейном БМВ)

…Вместе с ним, с его сыном Артемом, который тоже уже скоро будет ветераном порта, с внуком Арсеном мы перебираем старые фотографии. Он рассказывает, меряя этапы своей водительской карьеры машинами. Вот он на полуторке, вот знаменитый БМВ, вот «Икарус» (в Туапсинском порту он появился раньше, чем в городе!), вот «ЛАЗ», вот самосвал… И на стройке пришлось поработать от порта – тогда весь район Приморье порт строил. И надо было отработать, чтобы квартиру получить. Он и старался, ведь уже было трое детей.

– Странно, – говорит дядя Ваня, – вроде такая жизнь долгая, а пролетела, как миг. Только вот карточки остались…
Но осталась еще и людская память. И – порт, который, как и верный его солдат Эрвант Манукьян, выстоял в войну, поднялся из разрухи и честно трудится – каждый день, каждый час…