Журналисты «Туапсинских вестей» по заданию читателей провели эксперимент: проверили качество воды из родников и из крана.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-img_5282


«Мы с соседями постоянно спорим насчет качества воды. Одни таскают воду флягами из родника (специально ездят). Вторые устанавливают фильтры и утверждают, что иначе воду из крана пить нельзя. Не могли бы вы рассказать, какое все-таки в Туапсе качество воды?»
Это письмо нашей читательницы Брониславы Ивановой и привело нас в лабораторию предприятия, сейчас именуемого МУП «ЖКХ города Туапсе», а раньше просто водоканал.

Хранители

Итак, мы – в святая святых, в лаборатории городского водоканала. Посторонним вход воспрещен. Но нам – разрешили.
Всех, кто работает в лаборатории водоканала – лаборантов, инженеров-химиков, микробиологов можно назвать одним словом – хранители. Хранители нашего здоровья – от их добросовестности и профессионализма зависит то, что мы пьем. Ведь, открывая кран, мы стопроцентно доверяем тем, кто пускает воду к нам в дом. Источником водоснабжения для горожан являются 12-18 скважин, из которых вода подается насосами с большой глубины. Скважин гораздо больше, но некоторые законсервированы или на профилактике. Вода качается мощными насосами, подается либо в резервуары-накопители, их у нас шесть, либо сразу в сеть. Очищается реагентами, отстаивается, фильтруется.

Бутылки помыли?!

Пока мы знакомились, приехала машина. Лаборанты выгружают ящики со стандартными стеклянными бутылками, пронумерованными маркерами и запечатанными пробками в фольге.
– Меры предосторожности, – поясняет лаборант Седа Тозлян, – мы же должны знать точную картину. Поэтому тара под анализы (под забор воды) тщательно готовится. Бутылки и пробки моются, «прожариваются» в шкафу – проходят стерилизацию. Для проб из крана (водопроводной сети) еще и обрабатываются специальным реагентом, чтоб не было специфической реакции на хлор.
У каждого работника свои обязанности. Например, Седа проводит самые простые анализы – органолептические. Это внешний вид воды – цвет, прозрачность, запах и так далее. Но если вы думаете, что это совсем просто, то ошибаетесь.
Над водой колдует и инженер-химик Наталья Копайгора. У неё уже задача посложнее – она выявляет в воде тяжелые металлы, остаток хлора, аммиак, наличие железа, нитратов, меди, фтора, марганца и молибдена – практически всей таблицы Менделеева. Проверяет воду на жесткость. Если подсчитать, сколько показателей надо проверить, то получится не один десяток. В месяц доходит до 150 анализов.

Что в капле лишнее

– Кстати, – говорит Наталья Копайгора, – многие говорят: «Вода – вкусная! Или – невкусная». На самом деле вкусовые показатели очень субъективны. Если водопроводная вода кажется вам «вкусной», значит у нее богатый солевой состав. Хорошая питьевая вода должна быть «в меру вкусной».
Для лаборанта не составит труда по запаху определить, что в воде лишнее.
– Если вода пахнет тухлыми яйцами, это значит, что в нее попал газ сероводород. Марганец, если его содержание в воде превышено в 7-8 раз, дает запах затхлой тряпки.
И по цвету:
– Если на воде появилась сизая пленка, вероятно, повышено содержание кремния. Если она рыжая – в воде сильная концентрация гидроокиси железа (то есть ржавчины).
Особая работа с пробами – у микробиологов. Воду проверяют на наличие различных микроорганизмов и кишечных палочек. А кстати, как часто?
– Из сети мы делаем заборы ежедневно, – рассказывает начальник лаборатории Елена Юськова, – по графику из нескольких точек города. Раз в неделю проверяем скважины, откуда качается вода. Также берем анализ воды из всех шести резервуаров города перед тем, как отправить воду в сеть. В месяц получается больше ста различных заборов воды.
Опытные лаборанты знают, что летняя вода обычно отличается от зимней. (Летом микроорганизмы размножаются более активно, в воду добавляют чуть больше хлора и коагулянтов, таким образом, немного повышается состав некоторых элементов из таблицы Менделеева.) Поэтому летом и проверяют чаще.
Но результат всех анализов, как правило, один и тот же – вода отвечает всем требованиям ГОСТа.

А если проскочит микроб?

А вообще по правилам, если анализ вдруг выявит, что вода из крана не подходит для питья, опасная для здоровья или не соответствует ГОСТу, эта информация немедленно сообщается в Санэпиднадзор, и там уже врачи действуют по плану.
– В течение многих последних лет качество воды – хорошее, – говорит Елена Юськова. – Ежедневный мониторинг позволяет смело сказать туапсинцам, что воду из крана можно пить смело. Чего не могу сказать о воде из родников. Если вода незнакомая, и вы не знаете, чей это источник, я категорически не советую использовать его как питьевой. Потому что помимо того, что он может не соответствовать по химическим показателям (например, в наших родниковых водах, к сожалению, часто превышены нитраты, азотная группа). И однозначно вода должна контролироваться по микробиологии.

Можно пить из ручья?

Мы решили провести эксперимент! Нам выдали простерилизованные бутылки, промаркировали их, а мы взяли пробы из двух родников в разных точках района. И одну пробу — из водопроводной сети у себя дома.
Три дня мы с трепетом ждали результатов анализа. Наконец, звонок из лаборатории:
– Вы все еще пьете воду из родника? Выплюньте это немедленно!
Оказалось, что в нашем милом роднике, где мы набираем, как нам казалось, кристально чистую воду, полно микробов!
– По микробиологическим показателям вода в родниках Тюменского и Вольного не пригодна для питья! – вынесла вердикт микробиолог Галина Овадчук.
А заведующая лабораторией Елена Юськова пояснила:
– Вы же не знаете, через какие пласты проходит вода, какие и откуда подземные и наземные ручейки в нее втекают. И какие животные и где устраивают водопой. Пить воду из родника очень рискованно.
В Туапсе в прошлые годы были зафиксированы случаи даже смерти после того, как человек выпил родниковой воды на охоте. И главное – источник был свой, родной. Из него пили все и всегда. Но в тот раз у охотника наступила интоксикация, отказали почки, спасти не удалось. Когда потом исследовали воду, выяснилось, что вверху по течению в камнях застряла дохлая крыса.