Ради того, чтобы вернуться на родную землю, он отказался от престижной работы в Абрау-Дюрсо – мечты каждого выпускника факультета плодоовощеводства и виноградарства. А мотивировал просто: «Там, в Абрау, фундук не растет!».

Чем горжусь? Наверное, причастностью к тому великому пути, который мы прошли, и к тому историческому подъему, который переживает страна сегодня.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-dsc_0275


Он вернулся домой, чтобы своим примером доказать еще раз, что где родился, там и пригодился. Такой он, крепкий, как его любимый фундук, орешек Карапет Агопович Чакрян. Его 75-летие стало поводом для нашей встречи и этого разговора.

– Вы ведь, Карапет Агопович, что ни на есть коренной туапсинец?

– Уточним – родился я на Первой Гунайке, – все знают, как Чакрян любит точность и порядок во всем, характер такой. – А в то время это был Армянский район. Только с 1953 года Гунайки и все остальные северные территории вплоть до Шаумяна стали входить в Туапсинский район. Мама всю жизнь отработала сельской учительницей, отец прошел всю войну, до Берлина, а потом в своем селе работал в магазине, так называемом сельпо, призванном обеспечивать местное население всеми необходимыми товарами.

– А откуда тогда у вас интерес к земледелию появился? Что на выбор профессии повлияло?

– Я ведь в аграрии не сразу подался. Сначала поступил после восьмилетки в майкопское педучилище – это понятно, мамино влияние сказалось, параллельно учился в вечерней школе. А, получив аттестат, решил идти дальше – поступать на физико-математический факультет пединститута. Но пришло время в армии служить, попал в 1-й Военный Округ в войска противовоздушной обороны. И вот тут-то, в армии, почему-то решил: стану агрономом! Может, осознав, испытав на себе, все тяготы службы по защите родной земли, захотел послужить ей на самом мирном фронте? Не знаю. Только выбор был сделан, и после армии я поступил в краснодарский сельхозинститут, ныне Кубанский аграрный университет, на факультет плодоовощеводства и виноградарства.

– А почему же темой для диссертации фундук выбрали?

– Более того, будучи на четвертом курсе я уже начал работать в Гойтхском чайсовхозе, именно здесь и рос по-настоящему самый северный чай в мире. Контора совхоза находилась на хуторе Островская щель, а территории пролегали вплоть до самого Шаумяна. Я же, молодой агроном, отвечал за все эти угодья. Нет, работали люди в совхозе не за страх, а за совесть. Согласитесь, просто так орден Ленина не дают. А нашему бригадиру дали!

– Тогда почему же мы сегодня свой чай не пьем?

– Вымерз чай. На корню вымерз. Зима 1968 – 1969 года очень суровой выдалась. Мы и сейчас видим, какая разница температуры в прибрежных селах, в городе и в северной части района: у нас может плюсовая температура, или ноль градусов, а там все минус семь! Так вот, та зима была не просто морозной, а еще и бесснежной, с ветрами. А возрождать даже в то время оказалось очень дорого, неоправданно дорого. Чаеводство – это очень хрупкое и трудоемкое занятие, зависящее от очень многих факторов, причем человеческий – не самый главный.

– И как шла дальше трудовая стезя молодого агронома Чакряна?

– Потом работал в райкоме партии инструктором отдела по сельскому хозяйству. Сельское хозяйство ведь, наряду со строительством, было партийной отраслью. Почему? Да потому что главной задачей было людей обеспечить жильем и накормить. Только вот недолго проработал я в этой должности – был назначен первым секретарем райкома комсомола, и вел молодежный актив района вплоть до 1975 года.

– Так по возрасту вроде бы вы уже не очень-то к комсомолу подходили?

– (Смеется) Ну, да, мне в начале назначения двадцать восемь уже было. Только вот если работа шла хорошо, возраст «комсомольской молодости» продлевали. А мы в ту пору, скажу не без гордости, хорошо работали. На благо района, города – комсомольские стройки, субботники, вечера. Практически во всем, что есть сегодня, вложены наши мечты, дела, наш задор. Помните, песня такая была «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым!» Это про нас, про тех, кто в душе, даже сегодня, остается все тем же легким на подъем и скорым на хорошие поступки комсомольцем.

– А как произошло возвращение к сельскому хозяйству?

– Путем партийной перестановки кадров. Вот опять-таки, не хочу никого хвалить или ругать, только лозунг «Кадры решают все» был небезосновательным. Продумывалось до мелочей каждое назначение, каждая кандидатура рассматривалась с позиции максимальной пользы делу. Вот так, в один день, директор Новомихайловского совхоза Ахмет Мусович вышел на заслуженный отдых, на его место был назначен Даулет Сизо, которого на должности заведующего отделом сельским хозяйством райкома партии сменил я. Ну, а потом, когда председателем райисполкома стал Иван Григорьевич Шурыгин, он предложил мне возглавить впервые созданный отдел при райисполкоме – отдел сельского хозяйства. Это было в марте 1983 года. Собственно, в этой должности, правда, под разными названиями в разное время, я и служил земле туапсинской верой и правдой вплоть до 2006 года.

– Карапет Агопович, вы из того редкого сорта людей, которым никогда не бывает все равно, которым до всего есть дело. Но такие черты характера не только и не столько закладываются генетически, они приобретаются. Поэтому такой вопрос: ваш учитель по жизни, любимая книга и предмет гордости?

– Мне выпало счастье работать с прекрасными людьми, истинными патриотами туапсинской земли, поэтому старался учиться у каждого чему-нибудь. Но среди главных учителей, все-таки назвал бы Елизавету Афанасьеву, Лидию Лобанову и Ивана Шурыгина. Каждый из них в свое время и на своем посту сделал очень много для Туапсинского района. Но, конечно, личность Ивана Григорьевича Шурыгина, на мой взгляд, сыграла моей судьбе очень большую роль. Впрочем, как и в судьбах многих наших земляков. Какая книга любимая? Даже думать долго не буду – «Как закалялась сталь» Николая Островского. Я вижу в ней не политический заказ, а историю судьбы настоящего человека, умеющего бороться за других людей, за себя. Ведь таких как Павка Корчагин на самом деле были тысячи по всей стране. Чем горжусь? Наверное, причастностью к тому великому пути, который мы прошли, и к тому историческому подъему, который переживает страна сегодня.

– А вы и сегодня в авангарде?

– С 2006 года по январь 2016 был председателем территориальной избирательной комиссии Туапсинская районная, и в настоящее время являюсь руководителем исполкома Туапсинского местного отделения партии «Единая Россия».

– Но меня не поймут, если не задам главного вопроса. Так что лучше всего в нашем районе растет? В каком направлении лучше местным аграриям развиваться?

– В первую очередь, конечно, садоводство. У меня душа радуется, глядя на то, что опыт и профессионализм Василия Александровича Назаренко не дали кануть в лету новомихайловскому совхозу. Они сумели сориентироваться и в сортах, и в модернизации условий работы, не говоря уже о том, что их продукция в особых рекомендациях не нуждается – покупатели всегда есть! Так что яблоки, сливы, косточковые – все это у нас будет расти хорошо. Ну, и конечно, фундук – наша гордость и наше золото!
Да, гордость и золото, высокопробное и твердое. Как и люди, такие же крепкие орешки, как Карапет Чакрян.