В последние дни уходящего года все взоры были прикованы к Черному морю. Там, в акватории близ Хосты, где разбился самолет с российскими военными музыкантами и журналистами, направлявшимися в Сирию, работали спасатели. Именно в те дни вся страна следила и за судном с непонятным названием ЭПРОН.

Копия epron_01


Оно одним из первых появилось в зоне бедствия. И позже камеры и фотообъективы постоянно высвечивали нам это странное слово. Сегодня мы расскажем вам, что такое ЭПРОН, откуда он взялся и почему мы так мало знаем об этом. Наш собеседник – спасатель, сотрудник системы МЧС России, долгое время исследовавший историю ЭПРОНа, Александр Германов (Москва).

– Александр, давайте сразу, объясните – что такое ЭПРОН?
– ЭПРОН – это аббревиатура. Расшифровывается она как Экспедиция подводных работ особого назначения. Эта организация родилась в СССР сразу после гражданской войны, и можете себе представить, какое важное значение ей придавалось, если голод и разруха, царившие тогда в стране, не помешали созданию Экспедиции.

– Там какая-то чуть ли не авантюрная история была…
– Авантюрная. И началась история ЭПРОНа благодаря инициативе и энергии русского инженера Владимира Языкова, увлеченного идеей найти затонувший в Балаклавской бухте британский корабль «Черный Принц». Ну, черным его прозвали позже, это был корабль «Принц», и в 1854 году он вез армии союзников, осаждавшей Севастополь, теплые вещи, питание и, говорят, жалование. И затонул прямо вблизи берега вместе с этим ценным грузом золота стоимостью 60 000 фунтов стерлингов! Сколько возле этого «Принца» возникло легенд, мифов! Его почти полтора века пытались поднять все, кому не лень, кстати, кроме самих британцев. Для тех, кому интересна эта легенда, могу порекомендовать книгу «Черный Принц» и его золото», издания 1928 года, автор В.И. Самсонов.

Затонувшее золото «Черного Принца» манило искателей, и на его поиски отправлялись не только русские экспедиции, но и иностранцы: французы, норвежцы, немцы, итальянцы и другие… Иностранные водолазы обшарили дно Балаклавской бухты и все подходы к ней. Нашли множество затонувших кораблей, но «Черного Принца» среди них не оказалось.
История с кладом затонувшего корабля так увлекала умы, что о ней писали многие отечественные писатели, а в 1935 году у нас был снят художественный фильм. Кстати, он так и назывался «Сокровище погибшего корабля».

– Так что, ЭПРОН занимался поисками сокровищ?
– Изначально. Языков смог увлечь идеей поднять со дна моря золото руководство Государственного политического управления (ГПУ), советской политической спецслужбы. После того, как его предложение не поддержали военные моряки, Языков умудрился попасть на прием к чекистам и, представив папку с документами по «Принцу», смог убедить Генриха Ягоду, заместителя председателя ГПУ, в реальности и выгодности этого проекта. Жаль только, следов этой папки не удается найти в российских архивах.

– Не странно, что шефами романтиков стали спецслужбы?
– Нет! Языков и его товарищи-энтузиасты были одержимы идеей для нужд страны собирать на дне с затонувших кораблей «разнообразные ценные предметы». И если бы не было таких людей, кто знает, как развивалось водолазное дело в нашей стране.

А так, в 1923 году, то есть – практически сразу же после визита Языкова при Особом отделе ГПУ была создана Экспедиция подводных работ особого назначения. Группу специалистов возглавил, естественно, Языков. Но руководство работой всей Экспедиции и «согласование ее деятельности со всеми заинтересованными учреждениями» было поручено профессиональному чекисту Льву Захарову-Мейеру. Инженеры Евгений Даниленко и Дмитрий Карпович приступили к созданию первого в истории России подводного глубоководного аппарата, и всего за шесть месяцев он был разработан и построен! Этот сложнейший аппарат имел «механическую руку» и был оборудован прожектором, телефоном и системой аварийного подъема в случае обрыва троса, воздух подавался по резиновому гибкому шлангу. Напомню, это было в 1923 году. Скорость создания глубоководного аппарата, поистине, космическая. Кстати, стальной корпус помогал строить на заводе «Парострой» гениальный русский инженер Владимир Шухов, создатель Шуховской башни, которая стала достопримечательностью Москвы. Но и кроме башни он очень много изобрел и сделал для народного хозяйства. До сих пор мы можем видеть в Краснодаре водонапорную башню его конструкции. И даже к первому глубоководному аппарату он имеет отношение.

Так вот, многие исследователи отмечают поразительную скорость принятия и исполнения решений по деятельности ЭПРОНа, но не дают своих объяснений. Надо признать, что только одно ведомство в стране могло в тех сложных экономических и политических условиях обеспечить такой результат. Именно руководство со стороны спецслужбы – ОГПУ, обеспечило и выделение необходимых финансовых средств, и постановку на довольствие всего штата Экспедиции, и эффективное взаимодействие со всеми советскими учреждениями и промышленными предприятиями.

Копия АГ_01_2017_вар1

(Сотрудник МЧС города Москвы Александр Германов изучает историю ЭПРОНа, таинственной организации начала прошлого века. В Туапсе эпроновцы поднимали затонувший крейсер «Керчь». Но их следы потеряны. Пока или навсегда?)

– И в итоге – что нашла экспедиция?
– В первых числах сентября аппарат Даниленко начал поиски клада. Предполагаемое место затопления «Принца» разбили на квадраты и начали методично прочесывать. Чего только не нашли! Эта бухта – целое кладбище погибших кораблей! Через год к эпроновцам присоединились японцы. Заключили договор с японской фирмой о разделе клада между советской и японской стороны. Но и японцы после упорных поисков отступили, оставив согласно условиям договора современное оборудование, пригодившееся нашим водолазам впоследствии. По официальным данным, место гибели корабля «Принц» было обнаружено, но золото не найдено.

– Языкова не расстреляли?
– Знаете, его судьба как-то теряется дальше и обрывается в 1937 году. Вполне возможно, что он разделил участь своих покровителей. Чекиста Ягоду ведь расстреляли в 1938 году. Руководитель Экспедиции Захаров-Мейер был расстрелян в 1937 году. Волна репрессий не обошла ЭПРОН, некоторые сотрудники были арестованы. Но сам ЭПРОН сохранился, окреп, в разы увеличился его штат, улучшилось техническое оснащение. Поиск золота на британском корабле «Принц» окончился неудачей, но это была не единственная попытка поиска золота на дне. В 30-х годах эта мощная структура перешла от поисков кладов к более серьезным делам. Ведь ЭПРОН согласно документам ГПУ с самого начала был для чекистов «учреждением опытно-научных работ». С первого года существования Экспедиция начала подъем затонувшего морского имущества, оборудования и вместо мифического британского золота извлекла для нужд страны реальные ценности, лежавшие на морском дне после Первой мировой и гражданской войны. Постепенно Экспедиция начала самостоятельное производство водолазной техники и проведение многочисленных экспериментов. А через несколько лет ЭПРОН освоил новые направления – выполнение подводных и частично надводных гидротехнических работ, аварийно-спасательных работ, включая спасение кораблей, терпящих бедствие. Но главное, конечно, поднимали затонувшие корабли. В общей сложности до войны ЭПРОН поднял на поверхность более 450 судов и боевых кораблей. В том числе и из той Черноморской эскадры, которая была затоплена по приказу Ленина в 1918 году вблизи Новороссийска. В этом смысле очень интересны воспоминания эпроновцев о том, как возле Туапсе поднимали эсминец «Керчь». Сохранились интересные детали в этих воспоминаниях, и даже то, что поднятые с корабля турбины передали в 1932 году для нужд города Туапсе – на электростанцию.

До 1931 года ЭПРОН находился в составе ОГПУ и, имея столь мощную поддержку, смог поглотить все остальные судоподъемные организации в стране, став организацией-монополистом в этой отрасли. Хотя потом ЭПРОН перешел в гражданское ведомство, дисциплина в нем поддерживалась согласно воинским уставам. Детали деятельности ЭПРОНа того периода не сразу стали доступны, раньше некоторые документы организации имели гриф «Секретно», и даже отчеты были отмечены штампом «Не подлежит оглашению».

Когда началась война, ЭПРОН передали флоту, и он стал Аварийно-спасательной службой (АСС) ВМФ СССР. Так закончилась великая эпоха ЭПРОНа. Но российские моряки, а также спасатели прекрасно помнят, с чего все начиналось. Помнят первых инженеров – Бобрицкого, Даниленко, Чикера, Карповича, первого штурмана Григорьева, первого доктора Павловского. И, конечно, можно вспомнить человека, благодаря которому и родился ЭПРОН, Владимира Языкова. А уже после войны, в конце 50-х годов, когда построили первое судно нового проекта для аварийно-спасательной службы ВМФ, его назвали «ЭПРОН» – в память великих романтиков и первопроходцев.

– Александр, а что вы ищете в Туапсе?
– В Туапсе в 30-х годах была создана нештатная партия ЭПРОНа. Но документов с подробной информацией о работе этой партии в архивах не сохранилось, не осталось и фотографий. Есть только упоминания и краткие справки. Собрав несколько сотен статей советской прессы об ЭПРОНе, я обнаружил, что про Туапсинскую партию писали очень мало. И вот пытаюсь найти хоть какие-то следы пребывания ЭПРОНа на туапсинской земле. Ведь это были и судоподъемные операции, и гидротехнические работы в порту. Кроме того, благодаря удобному географическому положению Туапсе был выбран для размещения строительного отдела ЭПРОНа.

Изучая старые подшивки вашей газеты (вам скоро 100 лет, и там кладезь всяческой информации), пытаюсь найти следы тех самых турбин с эсминца «Керчь», которые работали в Туапсе, вероятнее всего, на нефтеперерабатывающем заводе. Людей, которые помнят все это или, может быть, видели своими глазами. Или им рассказывали родные. А, может, у кого-то из туапсинцев в ЭПРОНе до войны работали родители, дедушки – любая информация будет ценной. А уж если найдется какой-нибудь документ, удостоверение, фотография, то это вообще огромная удача для историка. Если есть чем поделиться – звоните в «Туапсинские вести» по телефону 2-82-41. Вместе мы продолжим писать историю ЭПРОНа.

ЭПРОН первым был на месте трагедии

А на месте крушения самолета Ту-154 в Черном море поисковая операция продолжается. По некото рым данным работы в море велись даже в новогоднюю ночь. Как сообщили «Туапсинским вестям» источники из ЭПРОНа, сейчас под водой работают только военные.
– В первые дни за сутки было до 30-ти погружений, – рассказали водолазы. – Но сейчас суда ЭПРОНа не задействованы. После того, как прибыли глубоководные аппараты и военные спецподразделения, мы дежурим на базе.
На этой неделе одно интернет-издательство опубликовало якобы уже подтвердившиеся версии причин падения самолета – ошибка пилота и перегруз. Это сообщение вызвало резкую реакцию военных. Официальный представитель ведомства Игорь Конашенков назвал это «абсолютным бредом и выдумкой издания» . Он заявил, что Минобороны считает действия издания, опубликовавшего это, аморальными и недопустимыми.
Поэтому дождемся официального сообщения. А специалисты ЭПРОНа и сейчас, как почти сто лет назад, готовы первыми придти на помощь.