В декабре 2017 года исполняется 25 лет Акционерному обществу «Туапсинский морской торговый порт». Из более чем столетней истории порта четверть века предприятие работает в новом и современном формате. Что изменилось за эти годы, как акционирование повлияло на развитие порта и что в перспективе – об этом нам рассказывают сами портовики, те, кто стоял у истоков акционирования.

Сегодня наш собеседник — докер производственно-перегрузочного комплекса Николай Клименко.

В Туапсинский порт я пришел после армии в 1981 году. Да, давненько это было. Застал еще директором Дмитрия Ефремовича Слинчака. И порт — в полном расцвете. Тогда мы перерабатывали около двух миллионов тонн грузов – сухих и наливных. И грузопоток все увеличивался! Сахар, удобрения, зерно, магнезит, глинозем, металл… Но с сегодняшней механизацией не сравнить. Сахар и удобрения приходили в мешках, и грузчики таскали все на своем горбу.

Работа была тяжелая.

Но пока перестройка не началась, и Союз не развалился, жизнь в порту шла как в любом другом предприятии. Я работал в бригаде Виктора Григорьевича Сорокина. Это была комсомольско-молодежная бригада № 4, одна из лучших в порту. Помню, в 1982 году в порт приезжали министр морского флота, заместитель председателя Совета министров СССР, из министерства путей сообщения, транспорта. Очень влиятельная делегация. Речь шла о расширении порта, грузов, складских помещений. Но в стране начались перемены, и, конечно, это коснулось нашего предприятия. Возглавлял тогда порт Олег Петрович Антонов. Мы, докеры, хорошо знали его по погрузрайону. Он ведь начинал на складе, потом был стивидором, начальником погрузрайона. Был свой, прекрасно знал нашу работу, понимал структуру порта, докеров и вообще всех портовиков.Помню, был «ревнивым» – когда люди увольнялись в поисках лучшей доли (это уже было в перестройку, когда появились кооперативы), он очень переживал. Считал, что надо потерпеть, но не бросать порт. Кстати, так потом и вышло: когда порт акционировали, и в первый год портовики получили прибыль, Антонов в три раза поднял всем зарплаты. Вот тогда наступила снова эра расцвета для порта. Мы работали, строились, сами определяли развитие своего производства. Тогда же я получил жилье от порта в одном из строящихся домов.

Если оглянуться на все годы работы в порту, то получается, я работал в нескольких социальных эпохах: при социализме, при перестройке, при распаде Союза, в дикие 90-е, в эпоху становления рынка и капитализма. Кто б мог подумать, что это все выпадет на одну рабочую биографию? Наша семья – это целая династия. Знаменитый бригадир, орденоносец Ильющенко — мой дядя. Он всю жизнь отдал порту, мне всегда и говорил: «Иди, Николай, в порт работать — не пропадешь, если трудиться будешь честно». Его сын Михаил работал. Моя жена Оля – в портовской больнице много лет трудится. Не скажу, что все было гладко, бывало, порт и «штормило», но во все эти эпохи работникам порта все-таки было лучше, чем другим. Предприятие выстояло и только укрепило свои позиции. Сейчас работникам выплачивают компенсации и положенные льготы, медицинская страховка у портовиков — гораздо объемнее, порт платит за дополнительные медицинские услуги, работники имеют возможность ездить в санатории и дома отдыха (я был шесть раз), дети — отдыхать по бесплатным путевкам.

Наверное, тогда, 25 лет назад, акционирование было единственным способом сохранить предприятие в новых экономических рыночных условиях. Для нас главное, что порт жив, набирает обороты, и есть уверенность, что, какие бы сюрпризы ни преподнесла нам история, порт выстоит и победит.