15 января 2018

Вековой дозор детства

Первой их задачей было – накормить детей и спасти им жизнь, помочь построить светлую жизнь. Вырвать из лап нищеты и криминала, воспитывать непутевых родителей, оградить подранков от тюрьмы. Ветераны туапсинских комиссий по делам несовершеннолетних вспоминают, как это было. История – голодная и страшная «В детской колонии, расположенной в бывшей даче Овсянникова, содержится тринадцать детей в […]

Первой их задачей было – накормить детей и спасти им жизнь, помочь построить светлую жизнь. Вырвать из лап нищеты и криминала, воспитывать непутевых родителей, оградить подранков от тюрьмы. Ветераны туапсинских комиссий по делам несовершеннолетних вспоминают, как это было.

История – голодная и страшная

«В детской колонии, расположенной в бывшей даче Овсянникова, содержится тринадцать детей в возрасте от 5 до 15 лет. В день они получают 300 граммов хлеба и 86 граммов крупы. Жиры отсутствуют. Обмундирования нет, белья нет, обуви нет. Отсутствует постельное белье. В другом приюте, где содержится 11 девочек от 7 до 17 лет, ситуация та же. Дети ходят совершенно разутые и раздетые. Больные валяются на голом полу без всякой подстилки. В другом приюте, где 46 детей, 27 из них больны тифом. Постелей нет. Дети валяются на досках.» Это цитата из докладной записки Черноморскому ЧК о состоянии детских приютов в Туапсе в марте 1920 года. Заметим, что в большинстве своем дети не выздоравливали. Маленькие трупы из приютов выносили каждый день.

В таких условиях начинали работать комиссии по делам несовершеннолетних в Туапсе.

14 января 1918 года был издан декрет «О комиссиях по делам несовершеннолетних (КДН)». Суды и тюремное заключение для несовершеннолетних тогда были упразднены, малолетние преступники освобождены. КДН занимались спасением голодающих детей, ликвидацией беспризорности, созданием специальных детских учреждений для малолетних правонарушителей. Помните трудовую колонию Макаренко?
В голодных 20-х вся работа в основном сводилась к выявлению сирот и беспризорников и распределению их по приютам, а в тридцатых их уже осуждали как детей врагов народа, высылая их вместе с родителями в Сибирь. Комиссии стали не нужны, в 1935 году их упразднили. Вернули КДН уже при Хрущеве, вот такой элементом оттепели.
История сохранила фамилии ответственных секретарей Туапсинской комиссии по делам несовершеннолетних. В 1967 году работал Василий Макарович Богомолов. После него, 70 годах – Лилия Михайловна Чилина, до 1981 года – Нина Васильевна Ковтун, с 1981 по 1992-й – Татьяна Павловна Лубашова. В 90-е ответственным секретарем комиссии был Владимир Ковалев. Сейчас секретарь межведомственной комиссии Надежда Николаевна Никитина, полковник полиции. А возглавляет – Анатолий Ачмизов, заместитель главы Туапсинского района по социальным вопросам.

Проститутка? Не работай на дому!

В 1977 году начали привлекать к ответственности родителей – за невыполнение обязанностей, велось наблюдение за условно осужденными подростками.

– Все неблагополучные семьи выявлялись и ставились на учет, мы зорко следили, как выполняются предписания, – рассказывает ответственный секретарь комиссии тех лет Нина Васильевна Ковтун. – По графику проводились рейды по домам. Мы начали прижимать пьяниц, штрафовать тех, кто не следил за детьми. Встречали дикое сопротивление. Особой проблемой в Туапсе, портовом городе, тогда была проституция. Хотя официально в советские годы ее… не было. А женщины, «обслуживающие» иностранных моряков, стояли на учете в КГБ. Тем не менее, ночные бабочки были головной болью и для членов комиссии по делам несовершеннолетних.

– Многие из них имели маленьких детей, – рассказывает Татьяна Павловна Лубашова. – Фирмачки, как их называли, оставляли детей одних, приводили домой мужчин, устраивали пьянки, оргии, нередко на глазах у детей. Поэтому всех этих мамаш мы знали поименно. И со всеми работали. Запомнился мне показательный суд, когда мы лишали одну такую материнских прав. Ребенок сиротой не оставался. Его брала к себе в дом родная бабушка, она и была инициатором лишения прав – не могла позволить, чтобы на глазах у внука продолжались пьянки и оргии. На этот суд собрался весь «профсоюз» – так их еще называли – города. Это же был прецедент. Если у одной заберут ребенка, то и остальным это грозило. В общем, тогда суд счел, что оснований для лишения прав недостаточно. Мы проиграли, а проститутки торжествовали победу. Но мы рук не сложили. Конечно, как явление проституцию мы не искоренили, но, по крайней мере, горе-мамаши знали, что дом их под надзором, что «работать» на дому они не могут. Потому что дети – под защитой государства.

От сердца к сердцу

Именно комиссии зачастую решали судьбы детей. Перевод или переход ученика из общеобразовательной школы в школу рабочей молодежи или в профессионально-техническое училище допускался в исключительных случаях – и только по согласованию с комиссией. Она же подростка трудоустраивала. Исключить из школы ребенка тоже не могли без согласия КДН. Если ребенок не появлялся в школе два дня без уважительной причины – это уже знали в комиссии.

– В Туапсе мы стали практиковать выездные заседания одними из первых в крае, – рассказывает Татьяна Павловна Лубашова. – Представьте себе, если разбирается дело нашкодившего пацана в кабинете горисполкома – это одно. А если в актовом зале родного училища? Да еще зал полон друзей, одногруппников, учителей, родителей? Вот на сцене сидит председатель комиссии (как правило, заместитель председателя горисполкома, я работала с Александром Петровичем Ладатко, с Евгением Петровичем Юдиным). Провинившийся стоит, свесив голову, ему не просто некомфортно, стыдно, вдвойне стыдно. Татьяна Павловна Лубашова первой в корае вывезла группу своих подопечных в колонию для несовершеннолетних, чтобы показать суровые будни тех, кто оказался за решеткой.

Исповедь хулигана

– Нас обязывали отчитываться перед коллективами, – продолжает председатель комиссии по делам несовершеннолетних конца 80-х Евгений Петрович Юдин, – и мы придумали такую форму отчетов, которая бы доходила до сознания каждого человека. Я читаю отчет, а потом пауза, и включается магнитофонная запись. Это наши сотрудники съездили в колонию и уговорили известного в Туапсе несовершеннолетнего хулигана рассказать свою историю. Как в детстве он страдал от побоев отца, как пьяница-мать не кормила его сутками, и ему приходилось таскать хлеб у соседей. Как к нему с брезгливостью относились учителя в школе, почему он воровал. И получалось, парень отбывает срок за всех – за родителей-мерзавцев, за равнодушных соседей, за упущения милиции, за учителей, которые не стали возиться с неблагополучным мальчиком. После таких исповедей легче было работать и с кадровиками предприятий, к которым направлялись на исправление, у нас появлялось больше внештатных помощников.

«Сажайте нас вместе!»

Нина Григорьевна Белоусова в 80-е годы была известным в городе человеком. Недавно открылась обувная фабрика, она стала одним из первых передовиков производства, выполнила пятилетку за два года. Ее наградили правительственной наградой, вызывали в Москву на слеты передовиков, хвалили за наставничество. И зоркий глаз тогдашнего ответственного секретаря комиссии Татьяны Павловны Лубашовой выделил ее и приметил. Ей поручили на обувной фабрике ответственную работу, как говорили рабочие, «с малолетками», – отправленными на производство, на перевоспитание.
До сих пор, как реликвию, хранит Нина Григорьевна журнал «ответственности за несовершеннолетних», в который записаны фамилии, адреса, характеристики. Тридцать пять человек, тридцать пять судеб.

– Можно роман написать, – говорит, листая журнал, Нина Григорьевна. – Я всех помню. Вот Людочка Б. Помню, звонит мне Лубашова: «Нина Григорьевна, сегодня к вам на фабрику придет девочка. Очень трудный ребенок. » Вот я бегу, узнаю в отделе кадров, где ее поставили, подхожу, знакомлюсь. «Теперь, Людочка, будем вместе работать. Я от тебя никуда не денусь.» Она недоверчиво хмыкает. А у меня таких Людочек – пять человек на фабрике. Утро рабочее, начинаю с проверки – где мои? Спрашиваю – кушали? Вопрос не праздный, через одного отвечали мне, что не ели. Мне талоны на молоко давали, так я их все на них тратила. А потом приноровилась из дому кастрюльку с кашей таскать. А часто прихожу на работу – нет кого-то из моих. Я к ним домой. А однажды все-таки попала Люда в беду. И вызвали нас на комисиию, – в колонию для несовершеннолетних решили отправить. А я встала: «Не дам ее, тогда и меня отправляйте, вместе сидеть будем! Девка работать начала, на хорошем счету, а то, что случилось – отголоски прошлого, больше не будет! Я отвечаю!» Решили дать ей еще один шанс. И вы знаете, она у нас передовиком стала.

Такие общественные воспитатели были на каждом производстве. Мальчишек в основном отправляли работать на Туапсинский судоремонтный завод, на машзавод, девочек – на обувную фабрику. К имени упомянутой выше Нины Григорьевны Белоусовой хочется прибавить имена Валентины Сергеевны Горской, Натальи Викторовны Туванхо, Василия Васильевича Попова.

90-е, первый удар по детям

В 90 годы вернулась детская беспризорность, детская преступность. Подростки сбивались в банды, становясь новым пушечным мясом для ОПГ – организованных преступных группировок.

– В 90-е мы как будто снова вернулись к 20-м годам прошлого столетия. По разгулу преступности, падению уровня жизни, нравов, – вспоминает ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних г. Туапсе тех лет Владимир Ковалев. – И самый болезненный удар – удар по детям. Потом хватились, в 1993 году был издан Указ Президента «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав». Но еще долго страна собирала в кучу и себя, и детей.
И комиссия все начинала сначала – ликвидацию безнадзорности, защиту детей, семьи. Я бы сказал, перелом наступил, когда в Краснодарском крае был издан так называемый «Детский закон» (Закон КК № 1539), который ввел особые меры профилактики. По этому закону край работает и сегодня, а теперь уже вся страна.

Детский закон – наш лучший друг

– И сегодня межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав – на дозоре детства. Особенно в новогодние дни, дни каникул. Операция «Подросток», объявляемая в районе обычно летом и осенью, на самом деле не заканчивается никогда. Круглый год проводятся акции, – «Выпускник», «Дорога», «Школа», «Безопасность», «Семья», «Группа», «Занятость», «Детский закон» и другие. Вот и в новогодние каникулы ни одна семья, состоявшая на учете, не была забыта. Поэтому и праздники прошли без ЧП и потрясений, – рассказывает Надежда Никитина, начальник отдела администрации Туапсинского района по делам несовершеннолетних.

20 мая 2022

В Краснодарском крае яровыми культурами засеяли более 1,7 млн гектаров

Губернатор региона Вениамин Кондратьев отметил, что под кукурузу в этом году отвели 440 тыс. га, под подсолнечник – 430 тыс. га, под сахарную свеклу – порядка 200 тыс. га.

— Спасибо землякам за этот большой труд. Благодаря вам можно быть уверенным в продовольственной безопасности нашего края и всей страны, – написал глава Кубани в соцсетях.

Как сообщила пресс-служба администрации региона, в сезонных полевых работах задействовали более 33 тыс. единиц сельхозтехники. При этом до конца мая зафиксированы цены на минудобрения.

В Туапсе надземный переход через улицу Гагарина покроют граффити

Работать над объектом стрит-арта будет команда краснодарского граффиттиста Георгия Куринова.

Так завершат капитальную реконструкцию перехода. Граффитисты распишут покрытие перехода в южном сочном колорите.

В Туапсе уже есть один пример того, как обычный шумо- и пылезащитный экран превратился в достопримечательность: на улице Горького стена вдоль трассы радует морскими пейзажами и яркими красками. Как прокомментировал главный архитектор города Туапсе Михаил Воронков, эту тематику продолжит и надземный переход на улице Гагарина, где к морским мотивам добавятся виды гор, цветы и другие образы, характерные для туапсинских пейзажей.

Приступить к росписи перехода граффитисты намерены в середине лета, пока же они работают над стеной в детской здравнице «Морская звезда».

Ирина Конфедератова по госпрограмме “Земский доктор” выбрала не Крым, не Ханты-Мансийск, а Тенгинку

В итоге сельчане получили универсального врача — общей практики.

А Ирина Конфедератова, переехав из Армавира, начала новую жизнь на новом месте — с государственной поддержкой в виде денег и земельного участка.

Что заставило врача сменить так круто жизнь, да еще после 50? Ирина рассказывает, что, когда был снят возрастной ценз, выложила резюме на госуслугах для участия в программе “Земский доктор”. Предложения посыпались со всей страны — от Севера до Юга.

Предлагали Крым — красивейшее место у моря, Ханты-Мансийск с зарплатой в 120 тысяч и разъездами на оленях по селам, Якутию с жизнью в юрте, Москву с ее перспективами.

А выбрала Ирина в итоге Туапсинский район. Потому что от Армавира недалеко, зарплата хорошая, медучреждение новое — офис врача общей практики построен по нацпрограмме “Здравоохранение” в 2017 году, и коллектив отличный. А еще море и горы, как она любит. Сама она кубанская казачка родом из станицы Константиновской. И, кстати, потомственный врач. Ее бабушка работала в этой станице фактически семейным врачом, а мать была участковым врачом.

Работа в селе — не соскучишься! Дежурства в Новомихайловской больнице в день-ночь, прием в Тенгинке и в Лермонтово, посещение больных на дому. Где на маршрутке добирается, где сами жители довезут, люди в селе душевные.

Ирина Конфедератова. Фото: Анна Бурлакова

“Как все успеваете? — интересуемся.

“А, не привыкать, — улыбается Ирина Анатольевна. — После Благовещенского государственного мединститута меня не сразу поставили участковым терапевтом. Сначала несколько месяцев как белка в колесе принимала пациентов в приемном покое — с ожогами, травмами, стрелянными ранами. Я ж не просто терапевт, а еще с дополнительными медицинскими специализациями. Поэтому моя кандидатура подошла на госпрограмму по подготовке врачей общей практики”.

“Чем отличается врач общей практики и зачем он нужен?»

«Это врач, который особенно необходим в сельской местности. Он может быть и травматологом, и инфекционистом, и психиатром, и эндокринологом. Если надо и с зубами окажет первую помощь, и роды примет. Поэтому нас в Краснодаре практикующие врачи и профессора из Москвы за полгода обучали практически всему, а практику проходили в стационарах”, — объясняет Ирина Анатольевна.

Уже третий год онп в Тенгинке, и не собирается уезжать. Наоборот, хочет построить дом. Недавно оформила участок в собственность, который ей выделили как врачу общей практики по краевой программе. Полтора миллиона рублей подъемных для начала хватит.

«А на отдых время у вас есть?» — интересуемся мы.

«Отпуск провожу в горах с краснодарским альпинистским клубом, — говорит Ирина. — Иду как врач, а заодно любуюсь красотой нашей природы. Горы и море — что может быть прекраснее! Где только не была – Донбай, Роза Хутор, Архыз, даже станцевала на вершине Эльбруса».

Больше 30 тысяч цветов высадили на клумбах в Туапсе

Клумбы в городе сменили тюльпановый наряд на летнее разноцветие.

«Наши бригады озеленителей завершили высадку летних цветов, — рассказал начальник МБУ «Благоустройство города Туапсе» Сергей Сандров. — Жителей и гостей города будет радовать 31 тысяча соцветий, подобранных по параметрам устойчивости к нашему климату, легко переносящих как жару, так и наши обильные летние дожди».

Этим летом на туапсинских клумбах будут цвести:

— Агерамум,
— Сальвия,
— Тагетис отклонённый
— Тагетис прямостоячий,
— Партулак, Циния, Цинерария,
— Катарантус
— Ипомея, ботата,
— Лантана, Колеус,
-Бегония,
— Клеома.

Причем, в Туапсе проводится также вертикальное озеленение, устанавливаются кашпо с ипомеей ботата и лантаной. Ежедневно озеленители проверяют состояние клумб, а в особо засушливый период проводят дополнительный полив.

Детскую поликлинику на 250 посещений в смену построят в Кущевской по нацпроекту

В центре станицы уже выделили земельный участок под строительство.

Как сообщает пресс-служба администрации региона, детская поликлиника в станице сейчас совмещена со взрослой. В новой детской поликлинике будет комфортно юным пациентам, их родителям и медикам. Будут вести прием педиатр, инфекционист, хирург-андролог, врач по ЛФК, психолог, логопед и другие специалисты.

Всего в этом году в Краснодарском крае планируют начать строить 8 поликлиник, из них 6 детских.