«Слабым местом» российских подростков ученые также считают неспособность выстраивать собственную жизненную перспективу.

Фото: news-r.ru

Опрос, проведенный негосударственным центром «Иннопрактика», показал что наиболее «невнятные» ответы современные подростки дают на вопросы об определении собственного жизненного пути. «Они не понимают, что нужно делать, чтобы добиться поставленных целей, — цитируют «РИА-Новости» руководителя исследовательского проекта Андрея Подольского. — В основном ограничиваются такого рода ответами: «Я еще маленький думать об этом», «Придет время, тогда и буду думать». Характерно, что с возрастом у них не становится больше знаний о себе, о своих достоинствах и недостатках, о средствах преодоления внутренних и внешних препятствий на пути к достижению цели.
Ученые также отмечают, что многие показатели личностного развития у молодежи, перешагнувшей сейчас уже двадцатилетний рубеж, то есть у достаточно взрослых и, казалось бы, зрелых людей на деле соответствуют подростковому возрасту. «Пока сложно окончательно судить о сходстве или различии механизмов этой своего рода психологической «эпидемии» в России и Западной Европе, но в интересах повышения психологического здоровья общества, прежде всего его молодой части, этот вопрос стоит держать под контролем», — отмечает Андрей Подольский.
По мнению аналитиков, ситуацию могли бы изменить не только родители и семья, но и учителя.
«Подросткам нужен старший наставник, это может быть тренер в спортивной секции, преподаватель музыки, мастер производственного обучения, кто угодно, — продолжает руководитель проекта. — К примеру, существует совершенно жесткая связь между эмоциональным состоянием авторитетного учителя и эмоциональным состоянием старших девочек. Мы хорошо знаем, какое сильное влияние может оказать своевременно и уместно сделанная положительная оценка подростка со стороны уважаемого учащимися педагога. И речь идет далеко не только об учебе. Пользующийся уважением педагог играет в жизни молодого человека очень важную для этого возраста функцию наставника, становится носителем базовых жизненных ценностей. Наше исследование показало, что далеко не все учителя понимают, какое влияние на подростков они имеют. Сегодня они перегружены написанием отчетов, не у многих дело доходит до понимания душевного состояния учеников».
Проведенный опрос также выявил серьезную идеологическую и ценностную разницу между современной молодежью и предыдущими поколениями, а также качественной иной уровень проблем, который приходилось решать людям тогда и сейчас.
«Если сравнить жизненные успехи людей, которые были подростками в годы Великой Отечественной войны, с более ранним и более поздним поколениями, становится очевидно, что подростки 1941-1945 годов сразу стали взрослыми, на них свалилась огромная ответственность, они «проскочили» кризис подросткового возраста, — отмечает Андрей Подольский.- Однако это вовсе не означает, что раннее взросление гарантировало им успешность: уровень субъективной оценки у них оказался в два с половиной раза ниже по сравнению с более ранним и более поздним поколениями. Удовлетворенность семейной и интимной жизнью — в четыре раза хуже. Количество разводов — в два раза больше. Образно говоря, они от жизненной арифметики сразу перешли к высшей математике и потерпели поражение. А нужна еще «школьная математика», когда человек учится строить отношения с людьми, начинает понимать себя, свою ответственность и обязанности».