Фото: Kuda-sochi.ru

На днях впервые за всю историю города орган звучал в Туапсе.

Это произошло на юбилейном концерте туапсинского камерного оркестра. За инструментом, “разговаривающим с Богом”, играл один из лучших органистов России.  Победитель и лауреат Международных конкурсов и фестивалей Владимир Королевский. 

После концерта нам удалось поговорить с маэстро.

При слове «орган» сразу представляются трубы, уходящие ввысь, нечто монументальное. А инструмент, на котором вы играли, был несколько меньше. Хотя, звучание, — по-моему, было то самое. Или – нет?

— Туапсинцы услышали органную музыку на так называемом передвижном проекте. Собственно, создание такого инструмента дает возможность расширять границы органной музыки, ведь далеко не везде есть органные залы, а сам орган в багаже не провезешь. Такой проектный орган установлен в сочинском органном зале, а то, что слушатели видят трубы – фальш-фасад, рисунок. Но, поверьте, музыка настолько идентична, что различить ее практически невозможно, переданы все возможности духового органа. Так что туапсинцев не обманули в ожиданиях – для них играл настоящий орган.

— А почему – орган?

— Я родился в городе, где был свой орган: в Волгограде органный зал появился в 1989 году. Меня туда привели родители, оба – профессиональные музыканты. Конечно, первое слушание органа – это всегда шок, это не может никого оставить равнодушным. Но мой путь к органу был не простым и не прямым. В Московской государственной  консерватории им. П.И.Чайковского я учился по классу композиции, а параллельно – в классе органа. Но мастерство нужно постоянно шлифовать, и я принимал участие в мастер-классах ведущих органистов Европы и США. С 2010 по 2017 год был солистом Волгоградской филармонии, теперь – солист Сочинской филармонии.

В Туапсе вы играли с камерным оркестром. А орган как-то не очень представляется в сопровождении группы инструментов. Не подавляет ли органная музыка струнную, или – наоборот?

— Действительно, орган – самостоятельный инструмент, и его игра с оркестром – уникальность, редкость.  Но в программу концерта вошли произведения Корретта и Альбинони, которые, собственно, и были написаны для такого альянса. Вообще работа с туапсинским камерным оркестром лично для меня стало открытием. У вас прекрасный зал, в котором акустический баланс близок к идеальному! А про сам оркестр могу сказать, что далеко не каждому большому городу повезло с таким коллективом. Меня с художественным руководителем оркестра Виктором Сорокой познакомил признанный мастер гобоя Алексей Балашов, который был поражен и игрой музыкантов, и прекрасной аудиторией слушателей.  Теперь вот и я полностью разделяю это мнение.

Простите, но не могу не спросить: Королевский – это сценический псевдоним?

— Нет, это – фамилия моего отца. Поначалу меня этот журналистский вопрос смущал. А теперь я научился обыгрывать свою фамилию. Называю, например, какую-нибудь свою программу: «Орган по-королевски».