Туапсинцы рассказывают о своих родных, знакомых, односельчанах — участниках Великой Отечественной войны.

Не потерять лицо

Мой отец, Николай Васильевич Ибрагимов — из той самой «Сибирской дивизии», которая была прислана на оборону Москвы в 1941 году. Как реликвию храню фотографию 1941 года их, сибиряков под Москвой — в валенках, шапках-ушанках, тулупах. Папа говорил, что зима стояла серьзная, какая обычно у нас в Красноярском крае. Вместе с медалью «За оборону Москвы» храню и его орден Красной Звезды. Папа с бойцами, он был командир, старший лейтенант, уничтожил две пушки с расчетом, станковый пулемет, а когда пехота врага пошла в атаку — два взвода пехоты. Деревня Бобровка Смоленской области была взята. Вот за что у папы орден. Но я глубоко уважала и любила его за стойкость, с которой он перенес свое страшное ранение в лицо. Он подорвался на мине в мае 1945 года! В Бреслау. Осколком ему снесло пол-лица. Командование армии, а он к тому времени был уже замкомандира дивизиона, нашло для него госпиталь в Польше с европейскими хирургами — они и сделали ему уникальную операцию по восстановлению нижней челюсти. Потом папа еще даже служил аж до 1949 года!


Тамара Ибрагимова, дочь.