Нейробиолог, изучающая мозг, испытала это на собственном опыте и рассказала в книге

Джилл Тейлор смогла восстановиться после перенесенного инсульта и рассказала о своем опыте в книге Фото: zdorovye-lyudi.ru

Джилл Тейлор, американский нейробиолог, изучающая мозг, по иронии судьбы в разгар своей карьеры перенесла инсульт. У нее в мозгу лопнул сосуд — врожденная аневризма. Удивительная женщина смогла побороть болезнь, вернуться в науку и написать книгу «Мой инсульт был мне наукой», где она подробно рассказала, что чувствует человек, которого хватил удар.

«В некотором смысле судьба мне, ученому, занимающемуся изучением мозга, преподнесла, подарок — дала возможность изнутри увидеть и прочувствовать инсульт», — говорит она. Потом все ее наработки стали использовать реабилитологи и врачи-неврологи.

Что происходит при инсульте

Представьте, что от вас одно за другим уходят ваши способности. Сначала вы перестали понимать смысл звуков, которые слышите — все они слились  в беспорядочный шум. Вы больше не видите очертания предметов, не воспринимаете их трехмерно и не различаете цвета. Нарушилось обоняние. Обычные запахи — резки и непереносимы. Вы не чувствуете температуру, вибрацию и границы собственного тела. Вы лишились ориентации и способности ощущать положение частей своего тела.

Первые дни после реанимации

Когда Джилл перевели  в неврологическое отделения после реанимации, она не могла говорить, не понимала речь. Сама она потом так описала это состояние: «Я воспринимала людей как сгустки концентрированной энергии. Врачи и медсестры были скоплением мощных энергетических лучей — то появляющихся, то исчезающих. Я чувствовала, что на меня напирает окружающий мир, не понимающий, как со мной общаться». Сама она тогда объяснить людям ничего не могла.

После инсульта Джилл перенесла трепанацию черепа — врачи удалили у нее сгусток крови размером с мяч для гольфа Фото: zdorovoeinfo.ru

Она не понимала ни слова, но все понимала по выражению лиц и жестам. «Одно из самых удивительных ощущений, которые я испытывала (кроме продолжавших болеть правой руки и головы) — это безмолвие в моей голове. Я привыкла к чириканью мыслей, раньше шел постоянный анализ информации. Теперь вместо этого была тишина. И чтобы сосредоточиться, вспомнить что-то, надо было очень напрягаться, чтобы в голове что-то появилось».

Учиться есть, пить и умываться

Ко всему прочему Джилл перенесла трепанацию черепа — для удаления остатков лопнувшей аневризмы. Затем началось восстановление. Физически оно проходило достаточно быстро, благодаря занятиям. Джилл снова могла сидеть, училась говорить — получалось шепотом, потому что она не понимала, как выдыхать воздух, когда произносишь слова. Но с интеллектуальным восстановлением все было сложнее: «Связи у меня в мозгу нарушились, и было принципиально важно начать их снова стимулировать, пока они не утратились навсегда».

Но коллеги-ученые занимались с ней каждый день, терпеливо и методично. И главным в этих занятиях была стимуляция к мышлению. Не нужны были вопросы, на которые можно ответить «да» или «нет». Ее заставляли искать.

Для своей мамы Джилл снова стала ребенком, которому нужно было объяснять  предназначения вещей. К примеру, что такое носки, для чего они и почему их надо надевать раньше, чем туфли. И так с каждой вещью.

Чтобы работать интеллектуально, она решила с помощью цветного стекла создать модель головного мозга — предмет ее изучений. Над этим кропотливо работала все время.

Месяцы и годы восстановления

Джилл Тейлор отмечает, что главным, что восстанавливало ее силы и энергию, был сон. Она долго и помногу спала, особенно в первые дни после инсульта. И, как говорит она сама, очень хорошо чувствовала энергетику людей — кто дает ей энергию и силы, а кто забирает.

На полное восстановление всех функций организма у Тейлор ушло восемь лет Фото: youtube.com

Через два месяца после операции Джилл смогла прилететь в другой город на встречу. Через три  — сесть за руль автомобиля. Выступила на медицинском форуме, где рассказала о своем опыте. Через полгода полетела через всю страну на встречу выпускников. Ей очень помогала ходьба. Она брала в руки гантели и ходила, размахивая ими как ребенок — чтобы лучше понять границы тела. Чтобы научиться ритмично ходить как раньше у нее ушло четыре года.

Что касается умственных способностей, то ироничная Джилл пишет, что через три года освоила любимую карточную игру, а вот способность к математике утратила полностью. Складывать цифры научилась через год, умножать и вычитать — через четыре с половиной, а деление ей с трудом далось через пять лет после инсульта. И все это время она работала над собой! Через пять лет она научилась ходить и не смотреть, куда ставит ногу. Через шесть лет — подниматься по лестнице через две ступеньки. И только на восьмом году она почувствовала свое тело как раньше — твердым, а не текучим.

К тому времени она уже снова преподавала, по-прежнему изучала мозг, но, как говорит сама -была совершенно другим человеком.

Как надо общаться с человеком, которого хватил инсульт

Джилл составила много рекомендаций для врачей, для родных, для друзей и для самих больных инсультом, основываясь на своем опыте. Вот некоторые из них.

  • Подходите ближе, говорите медленнее и отчетливее
  • Повторяйте несколько  раз сказанное, исходя из того, что я ничего не знаю
  • Не повышайте голос и не кричите, я не глухая, я просто больная
  • Не будьте слишком энергичны. Не спешите
  • Проявляйте терпение, пытаясь научить меня чему-то в двадцатый раз, как в первый
  • Помните, мне надо хорошо освоить предыдущий уровень, прежде, чем перейти к следующему
  • Радуйтесь тому, что я могу, не горюя о том, чего не получается
  • Обращайтесь со мной бережно, как с новорожденным
  • Поддерживайте меня морально до выздоровления. Даже если на это уйдет 20 лет
  • Берегите мою энергию — никакого радио, ТВ, посещения не более 5 минут.
  • Помогите мне не забыть близких и родных. Развесьте фотографии с подписями
  • Любите меня такой, какая я есть. Не держите меня за ту, кем я была раньше. Мой мозг стал другим.