Многие из тех, кто прошел дорогами войны, верят в судьбу. И  действительно, одни гибли от случайной пули, другие попадали в ситуации, где шансов на жизнь оставалось один из ста, а они выжили.

Кто знает, может, и не только его величество случай, но и высокий профессионализм и отменное здоровье спасли от верной гибели военного летчика и нашего земляка Карапета Хачиковича Татуляна. В его судьбе произошел поистине уникальный случай. Выбор между жизнью и смертью заставил осуществить своего рода рекорд, достойный книги Гиннесса. Все уже позади, но в памяти ветерана события тех лет живы и поныне.

 В родном селе Гунайке, да и все, кто знает Карапета Хачиковича Татуляна, с уважением величают его – летчик. Это имя дали ему еще в те довоенные годы, когда среди 50 поступавших в летное училище туапсинцев удалось пройти жесткий отбор только двоим. И в числе этих двух был Карапет Татулян – сын из всеми уважаемой многодетной семьи.

Война застала его в 24 года. Как военный летчик он тут же отправился на фронт. Не знал он тогда, что служить ему придется недолго.

Горячий темперамент и бесстрашие Карапета удивляли и восхищали сослуживцев. Сколько раз, выполняя ответственное задание, он умело уходил от  вражеских снарядов. Трижды спасался из горящего самолета. И снова шел в бой.

В 41-42 годах враг еще был очень силен. Вольготно чувствовал себя и в небе. Порой нашим бомбардировщикам приходилось выполнять задание без  прикрытия истребителей. Так было и 20 сентября 1942 года, когда экипаж военного бомбардировщика под командой  Татуляна поднялся в ночное небо над Москвой. Вражеская бомба угодила в самолет, когда машина набрала не более 50 метров высоты. Положение было критическое.  С парашютом не прыгнешь – разобьешься , посадить самолет тоже нельзя – взорвется, лишь коснувшись земли. И тогда в считанные секунды Татулян принял единственное, но отчаянное решение – прыгать, а точнее,  вываливаться из кабины самолета на землю при максимальном приближении машины к земле.

Все произошло мгновенно. До земли оставалось метра три. Прыжок, а затем удар и взрыв самолета в тридцати метрах от места падения. Осколок взорвавшейся машины задел голову. Ранение, тяжелейшая контузия – и Карапет оказался в госпитале. Чуть позже он с горечью узнал о том. что его товарищи – стрелок-радист и штурман не успели покинуть машину…

– Не горюй, – говорил Карапету врач, – то, что случилось с ними, было неизбежно. А вот ты просто в рубашке родился.

Раненые в госпитале, те, кто мог ходить, приходили к Карапету, чтобы посмотреть на чудо-летчика. А сослуживцы-летчики вообще были в шоке – это надо ж спастись в такой ситуации!

Будучи в госпитале, Карапет первое время утешал себя мыслью, что ничего, мол, раны заживут. Не впервой. А потом снова можно броситься в схватку с врагом. Но этим надеждам уже не суждено было сбыться. Инвалидом второй группы вернулся домой в родной город Туапсе Карапет. Родители были рады увидеть сына живым и благодарили судьбу за это. Второй их сын и брат Карапета Андрей в это время уже воевал на фронте. Через два года, он бывший водитель в мирной жизни и ставший на фронте командиром стрелкового взвода, геройски погиб на  литовской земле.

Горечь утраты была глубока. Но надо было жить дальше. По состоянию здоровья Карапет уже не мог нигде работать, но в силу своего характера он никогда не сидел сложа руки. Старался делать что-то по хозяйству по мере своих сил. Обзавелся семьей, воспитал двух сыновей. Дети, конечно, всегда гордились отцом.

С интересом и удивлением слушали они о том, какие требования предъявлялись в сталинские времена к молодым парням при поступлении в летное училище. К примеру, одним из тестов на проверку вестибулярного аппарата было крутящееся кресло. После чего следовало встать и ухватить за большой палец старшину.

– И как же тебе это удалось, папа? – спрашивали сыновья.

— А очень просто, — улыбался он в ответ. – Я встал, смотрю – три старшины возле меня стоят, три руки, три пальца. Ухватился за средний – оказалось, что угадал!

А потом, когда экзаменационная комиссия поздравила с успешной сдачей экзаменов и направила за документами, с радостью проходя по коридору, вдруг  провалился вниз. Это была не злая шутка, а тоже экзамен, последний, но самый сложный, который многие «провалили». А Карапету  измерили пульс, давление – и все в норме.

– Неужели ты не испугался? – удивлялись сыновья.

– А я не успел испугаться, —  отшучивался отец.

Знали бы они, а лучше им и не знать, что все эти экзамены были все-таки несравнимы с теми испытаниями, что принесла потом с собой проклятая война.

Победа над врагом в тот памятный весенний день 1945 года ошеломила и опьянила. Это было счастьем. Годы все дальше отдаляют от того дня, но каждый новый май возвращает в памяти то радостное чувство. В этом году в свои 84 года Карапет Хачикович Татулян вместе с другими ветеранами встречает 55-летие Великой Победы. Рады за него сыновья и внуки. Зная, каким ответственным всю свою жизнь был Карапет Хачикович, сыновья дали отцу команду выполнить последнюю боевую задачу – дожить до 100 лет. А там видно будет.

Пожелаем же мы все нашему земляку эту задачу выполнить. С Днем Победы вас, Летчик!