Сегодня ровно год, как нашим вынужденным убежищем стала Россия, ваш, а теперь и наш с сыном Туапсе. Кто мог знать в читать дальше

Копия 353456843

Сегодня ровно год, как нашим вынужденным убежищем стала Россия, ваш, а теперь и наш с сыном Туапсе. Кто мог знать в тот злополучный день, что наше изгнание затянется так надолго? И кто может теперь предсказать, сколько оно ещё продлится?

[quote style=»boxed»]Как я завидую белой завистью жителям Крыма, мечта которых сбылась без единой капли крови! Как я скорблю вместе со своими соотечественниками о том, что наше общее желание, созвучное с желанием крымчан, не смогло воплотиться в жизнь. Более того, всё меньше надежды на то, что воплотится вообще когда-нибудь.[/quote]

А тогда, на рассвете солнечного воскресного дня, подражая фашистской Германии, войска государства Украина разорвали в клочья напряжённую тишину летнего утра. 27 июля 2014 года они ворвались в мой тихий мирный городок Шахтерск, разрушая всё на своём пути, тем самым навсегда разделив жизнь каждого шахтёрца на жизнь до войны и сейчас, во время неё. Выла городская сирена, оглушительно рвались мины и снаряды, слышались автоматные очереди. За считанные часы самая густонаселённая половина города перешла под контроль захватчиков. Многие из жителей уехали заранее, ещё когда начались первые бомбардировки украинской авиации. А те, кто остался, прятались в подвалы домов от взрывов снарядов. Но не только от них. Едва украинские батальоны ступили на нашу землю, начались поквартирные облавы. Искали ополченцев и тех, кто им сочувствует. Раздевали всех мужчин, парней и даже мальчишек. Осматривали тело на предмет наличия характерных отметин от приклада автомата и другой боевой техники. Что было с теми, кого заподозрили, точно не знаю, но об этом можно догадаться, черпая информацию из СМИ о зверствах «азовцев», «айдаровцев» и прочих «патриотов».

Копия _GAS2741

Канонада продолжалась весь день, но не без перерывов. И в эти промежутки времени, вылезая из подвала, мы бежали к компьютеру, чтобы узнать хоть какую-то информацию о том, что происходит. Как я уже сказала, город разделился на две части. На оккупированной территории было много разрушений, зияли дыры от разрывов в многоэтажных домах, разбиты магазины и стали сплошными ямами дороги. В ту часть города попасть было уже нельзя, как и выбраться оттуда. День прошёл в страхе и тревоге. Ночь тоже не сулила ничего хорошего. Думаю, в городе никто не спал, хоть интенсивность боевых действий и поубавилась.

На следующее утро всё началось снова, но уже сильнее, громче и ближе. Стал пропадать интернет и мобильная связь. Куда-то дозвониться было уже сложно, как и найти такси, которое увезло бы подальше от этого кошмара. Полдня тщетных попыток всё-таки увенчались успехом. И то потому, что, на счастье, наш дом в той половине города, которая была под защитой ополчения.

Копия 383983745

Один час тревожного пути сквозь наши и украинские блокпосты и – вот она, граница, черта, за которой уже можно не бояться быть убитым или покалеченным холодным и бесчувственным снарядом. От сердца сразу отлегло. Поезд российской железной дороги увозил нас всё дальше от войны, как и от всего, что было дорого с рождения…

Приют мы нашли у наших давних знакомых, давно переехавших в Россию. Они, не задумываясь, позвали нас к себе, в отличие от родственников, проживающих в западной и центральной Украине.

Последующие две недели в нашем городе шли ожесточённые бои. Все, кто мог уехать, уехали. А кто остался, на свой страх и риск, фиксировал на фото и видео то, что творила украинская армия. Горели дома целыми подъездами, в одном из училищ полностью разрушено два верхних этажа, дотла выгорело здание шахтного объединения (до войны – большое красивое белоснежное здание), уничтожены магазины, детсады, школы и заправки. Последние уезжавшие очевидцы рассказывали о том, как мчались по улицам, объятым со всех сторон огнём, уклоняясь от падающих вслед снарядов.

Город опустел, на улицах не было никого, даже собак. Разрушены все коммуникации, не стало света, газа, воды, телефонной связи, интернета, кабельного телевидения. Мой родной уютный зелёный городок можно было смело назвать городом-призраком. Лишь грохот взрывов да зарево горящих зданий присутствовали в нём на тот момент. Но самым страшным были многочисленные человеческие жертвы. В те безумные дни убитые так и оставались лежать там, где их настиг снаряд или осколок от него. Казалось, ад спустился на землю и не будет этому конца.

Но всё когда-то проходит, прошло и это. Наши ребята-ополченцы, героически сражаясь, отбросили оккупантов от города. Не сразу, но постепенно стали возвращаться люди, по мере возможности восстанавливалось водо- и газоснабжение. Что примечательно, первым появился интернет.

Сейчас в Шахтёрске жизнь кипит. Налажена подача воды, газа. Отопительный сезон был начат вовремя и прошёл без потрясений. Моё сердце тоже там, с моими земляками.

Копия b0c56e2e7722f44055a4209900813318

Душа рвётся вернуться и, насколько хватит сил, помогать восстанавливать мою малую родину. Что же останавливает? – спросите меня. Экономическая блокада. В нашей молодой республике и сегодня только-только начались выплаты пенсий и социальных пособий. Когда будет налажено остальное денежное обеспечение – большой вопрос. Как известно, Киев лишил Донбасса всяческих выплат, а также не прекращает обстрелы территорий на линии соприкосновения. Это очень мешает ДНР и ЛНР наладить жизнь в республиках. К сожалению, человек не может обходиться без еды и воды. Не осуждайте, но мы и ждём, когда появится возможность вернуться и зарабатывать на жизнь.

Здесь мы имеем крышу над головой и доходы на пропитание благодаря неравнодушным людям. Они протянули нам руку помощи в трудную минуту, мы им благодарны так, что нет слов. Но не может величие гор и завораживающий шум морского прибоя, покой, кусок хлеба заменить милых сердцу просторов ковыльных степей и головокружительного аромата их трав. Хоть и благодарны мы за всё России, но тоска по Родине непреодолима.

Как я завидую белой завистью жителям Крыма, мечта которых сбылась без единой капли крови! Как я скорблю вместе со своими соотечественниками о том, что наше общее желание, созвучное с желанием крымчан, не смогло воплотиться в жизнь. Более того, всё меньше надежды на то, что воплотится вообще когда-нибудь. Мы все прекрасно понимаем, что назад в Украину Донбассу нельзя ни в коем случае! Что ждёт тогда жителей этих многострадальных регионов? Репрессии, издевательства, безнаказанность и беспредел украинских правителей! Никто не сможет их заставить соблюдать порядок и поступать по справедливости, как никто не может их заставить соблюдать сейчас международные договорённости и соглашения. Ведь обстрелы не прекращаются, продолжают гибнуть люди. И кто знает, что ещё будет впереди? Не превратится ли наш глубокий тыл в поле боя, как тем чёрным июльским днём 2014 года? Подскажите. Дорогие временные земляки, какое принять решение? И где поставить запятую: вернуться, нельзя остаться – так тоскуем по Родине! Вернуться нельзя, остаться – ведь там война! И будущее во мгле!

Я не ставлю фамилии – на Украине остались родные. Но подпись не важна, так написал бы каждый из моего города.