Есть подозрение, что выражение Бисмарка о русских, которые медленно запрягают, но быстро ездят, справедливо и в области спорта. Эти пророческие читать дальше

Копия strongmen-5-2

Есть подозрение, что выражение Бисмарка о русских, которые медленно запрягают, но быстро ездят, справедливо и в области спорта. Эти пророческие слова были произнесены после того, как в августе 1885 года в северной столице Российской империи, а именно в Михайловском полицейском участке, было зарегистрировано открытие «Кружка любителей атлетики». Отсюда 130 лет назад стартовала история вида спорта, который мир до сих пор именует по-русски – тяжелая атлетика. Русские богатыри это заслужили.

(На фото: силач Евгений Сандов, считается отцом современного бодибилдинга)

[quote style=»boxed»]В деревнях с парнем, у которого не доставало силы двухпудовиком перекреститься, девки не целовались![/quote]

…Белое безмолвие зимних степей и зеленый ад бесконечной тайги, неблагая история и беспощадность соседей – на Руси это отковывало души героев и тела богатырей. За короткое континентальное лето русский крестьянин успевал «управить» весь цикл сельскохозяйственных работ, на которые европейская погода отводила времени вдвое больше. На масленицу в деревнях шутки шутили – сорвет шалый молодец шапку с соседа, приподнимет угол избы за нижний венец да и положит шапку между бревен – попробуй-ка достань! На спор останавливали мчащуюся тройку лошадей, ухватив за колесо телегу. В архангельских весях до сих пор жениха на свадьбе испытывают – перекинет ли пудовую гирю через конек дома невесты?. Болгарские хроники сохранили упоминание о страшной «копейной сече» воинов Святослава. Секущим ударом пера двухметрового копья они разрубали противника от плеча до пояса. Как известно, русские воины в бою управляли конем только коленями и шенкелями. Княжий дружинник, например, должен быть в силах, чтобы, сжав шенкеля, сломать ребра лошади.

Свидетельства этой языческой мощи оказались забытыми. Такие подвиги силы были на Руси обычны и обыденны, кто ж о таком помнит?

Упоминания о русских рекордах можно найти в английском «Обсервере» – одном из первых газетных изданий Европы. «Обсервер» рассказал, как в Ливерпуле при большом скоплении народа матрос с русского корабля «Святитель Николай» на пари оторвал от земли наковальню весом свыше тысячи паундов ( около 500 килограммов). В другом номере, посвященном визиту в Англию флотилии Синявина, немало восторженных строк было отдано описанию подвигов капитан-лейтенанта Лукина. Этот богатырь вдавливал пальцем корабельные гвозди в палубные доски, ухватившись за швартовый конец, подтянул к берегу английский фрегат, а в завершение на одних руках поднялся по такелажу к клотику своего корабля. За честь страны вступились кумиры Англии – боксеры.

«Откуда этому варвару с Севера может быть ведомо искусство кулачного фехтования?» Лукин вызов принял, но поставил свое условие – схватка должна пройти на « русской территории» – палубе его корабля. И в ней обязаны принять участие сразу все, приславшие ему вызов. Капитан-лейтенант был добрейшей души человеком – он заботливо отвел судно подальше от соседнего корабля и быстро покидал противников за борт. 

…В 1896 году усилия барона де Кубертена завершились проведением первых Олимпийских игр. Россия в этих играх не участвовала. Зато через год прошли состязания по поднятию тяжестей, которые окрестили пышно чемпионатом России. Результат, показанный российским чемпионом, оказался на 17 килограммов весомее олимпийского рекорда! Однако организатор чемпионата доктор Краевский был так недоволен этим результатом, что для будущих российских силовых первенств было принято решение – считать его исходным. Чемпиона, не сумевшего его превысить, победителем не считать!

А чего вы ожидали – в деревнях с парнем, у которого не доставало силы двухпудовиком перекреститься, девки не целовались!
130 лет с того августа прошло, а погода не изменилась. «Петербургские ведомости» сообщают, что метеостанция Васильевского острова фиксировала температуру в 34 градуса – рекорд для этих северных мест небывалый. Но вовсе не зной докучал тогда филерам. В то лето 1895 года в Михайловском полицейском участке Санкт-Петербурга не было более беспокойного и подозрительного человека, чем почтеннейший Владислав Францевич Краевский. Жалобы соседей и донесения господ из 3 отделения департамента полиции были ежедневными. Грохот падающего железа, доносящийся из занимаемой им квартиры, беспокоит жильцов и обнаруживает тайное кузнечное производство. Извозчики извещали, что доставляют с Финляндского вокзала по этому адресу неподъемного веса ящики. И каждый – из Европы прислан! Но что было подозрительнее всего – зачастили к нему люди разного сословия: и чистые господа, и мастеровые. Но все как один – могутные, кровь с молоком. Чего таким молодцам у дохтура понадобилось? И чего куют за стенкой у этого доктора?

А в фешенебельных апартаментах модного петербургского врача Краевского ковалась история. Сомкнутый строй лоснящихся от жира двухпудовых гирь, привезенных из ближайшего мясницкого лабаза, соседствовал с увесистыми насыпными «бульдогами» и шаровыми штангами, выписанными доктором из Европы. А еще были здесь пружинные приспособления для «телесной гимнастики» от первого атлета в Великобритании Сэндоу. А на стене – его фотографический портрет в трико.

На открытие первого «кабинета здоровья» прибыл аристократический и культурный цвет столицы – граф Рибопьер, писатель Куприн, поэт Блок, артист Шаляпин. Описать сенсацию прибыл из Москвы знаменитый репортер Гиляровский. Для показательного выступления был приглашен цирковой силач Шарль Эрнест.

«Это была величественная симфония телесной силы! Шарль не напрягаясь поднимал страшные черные штанги, и дамы. аплодировали ему, выглядящему в своем цирковом трико более элегантно, чем зрители во фраках», – так описала в дневнике впечатления от этого события графиня Рибопьер.

И русский спорт рванул со старта. Уже в первое десятилетие после открытия в Петербурге первого «кабинета здоровья» в России было опубликовано 12 книг по «поднятию тяжестей», появились журналы «Геркулес « и «Стадион», посвященные атлетизму. Именно Краевский проведет первый чемпионат России и введет в мировую спортивную терминологию название тяжелая атлетика. В России становится модным не на воды в Баден-Баден ездить, а абонироваться в «номерах по атлетике». Все чаще у светских львов ворот фрачной манишки оттенял не анемичную кожу, а загорелую мощную шею атлетов.

«Занавес с шорохом распахнулся, и тот час луч прожектора выхватил из темноты прекрасное изваяние Дискобола. Белый мрамор, античные формы древнегреческой скульптуры. Через несколько секунд прожектор погас. А вспыхнув вновь, высветил атлетическую фигуру Копьеносца. Горделиво развернутые плечи, мощная фигура древнего воина. Прожектор вспыхивал вновь и вновь и дарил восхищенной публике все новые шедевры…Но что это? Мрамор ожил, фигура шевельнулась, и публика разразилась восторженными аплодисментами. Оказывается, это была не скульптура,а человек из плоти и крови…» Так журналисты описывали впечатление от выступления русского атлета Виктора Крылова.

«Как должны быть герои духа и вдохновения, так же нужны апостолы и носители силы. И те, и другие являются верстовыми столбами культуры, все равно – духовной или телесной!» – в этом видел цель своих тренировок трехкратный чемпион России Л. Чаплинский.
Вот такой эстетической и нравственный идеал российские атлеты вкладывали в кодекс своего служения спорту.
Удивительно ли, что появление на международных соревнованиях российских спортсменов сразу сопровождалось сенсационными победами? Первую золотую медаль чемпиона мира принес России русский атлет Сергей Елисеев, который завоевал ее в 1899 году в Милане. Кстати, первым советским чемпионом мира стал тоже тяжелоатлет – Григорий Новак.

Российские газеты начала прошлого века полны свидетельств атлетических подвигов. Которые и сейчас вызывают изумление.
«Неизменный восторг вызывал у публики атлет Знаменский. Поставив на пол два двухпудовика, он делал на них стойку на руках, затем опускался на ноги, поднимал гири кверху дном и снова ставил на пол. Таким образом со стуком и грохотом он шел акробатическим колесом с гирями в руках».

Русский богатырь Иван Заикин демонстрировал свою феноменальную силу так. Добровольцы укладывали ему на плечи подобием коромысла железнодорожный рельс. Затем на каждом конце этого коромысла висли столько зрителей, пока рельс не сгибался. Один из таких согнутых в кольцо рельсов купил муниципалитет Парижа для своего музея диковин. 

За свое искусство с фантастической легкостью и виртуозностью жонглировать двухпудовиками Петр Крылов получил титул «король гирь». Но ему были под силу и другие, чисто русские атлетические забавы. Ударом кулака он разбивал булыжники. На специальной платформе поднимал всадника вместе с его конем. Объявлял приз в 100 золотых рублей тому, кто принесет подкову, которую он не сумеет разогнуть.

В 1901 году к воротам арены для боя быков в Кордове была привинчена медная табличка, которую и сегодня можно увидеть. На ней выгравирован умирающий бык и человек в русской косоворотке. Так жители Кордовы решили увековечить память о подвиге Павла Касьянова. Путешествуя по Испании, он впервые увидел корриду. На быка со шпагой – так это же убийство! И Касьянов решил показать, как надо биться по справедливости. Он вышел на арену, защищенный только сатиновой косовороткой. Не владея искусством мулеты, не имея опыта тореадора, он уворачивался от рогов, пока не утомил быка. А потом закончил поединок страшным ударом кулака в голову противника. Бык рухнул на колени. «Еще не смолкли аплодисменты потрясенной исходом поединка публики, как бык скончался», – заканчивает описание этого боя испанский репортер.
Это всего лишь несколько свидетельств из той далекой эпохи, когда российский спорт был юн, но над ним уже тогда вифлеемской звездой сияло золото будущих олимпийских медалей.

АЛЕКСАНДР РЕКЕДА