Несколько дней жизни Михаила Зощенко – русского, советского писателя, сатирика – связаны с нашим Туапсе. Дней не самых лучших для читать дальше

3

Несколько дней жизни Михаила Зощенко – русского, советского писателя, сатирика – связаны с нашим Туапсе. Дней не самых лучших для писателя (он был болен, страдал душой), вот и Туапсе ему соответственно не понравился. Но отзывы о городе, скорее, говорят именно о состоянии его души, нежели о самом Туапсе.
И все же…

[quote style=»boxed»]Зощенко писал пьесу «Под липами Берлина» о взятии советскими войсками Берлина, и она шла на сцене театра в то время, когда немцы держали в блокаде Ленинград.[/quote]

Биографы Зощенко, вероятно, случай с остановкой в Туапсе объединяют с двумя поездками Михаила Михайловича в Ялту – 10 сентября 1926 года и 15 апреля 1927 года.

Вот как он сам описывает этот момент в новелле «Я несчастлив – и не знаю почему»: «…Осенью 1926 года, я заставил себя уехать в Ялту. И заставил себя пробыть там четыре недели. Десять дней я пролежал в номере гостиницы. Затем стал выходить на прогулку. Я ходил в горы. А иногда часами сидел на берегу моря, радуясь, что мне лучше, что мне почти хорошо. Я очень поправился за месяц. На душе у меня стало спокойно, даже весело. Чтоб ещё больше укрепить мое здоровье, я решил продолжить отдых. Я взял билет на теплоход, чтобы доехать до Батума. Из Батума я хотел ехать в Москву прямым поездом. Я взял отдельную каюту. И в чудесном настроении уехал из Ялты. Море было тихое, безмятежное. И я весь день просидел на палубе, любуясь берегом Крыма и морем, которое я так любил и ради которого я обычно приезжал в Ялту.

И вдруг, в одно мгновение я почувствовал себя плохо. Это была не только тоска. Это было волнение, трепет, почти страх. Я еле мог встать с шезлонга. Я еле дошел до каюты…Я еле дождался Туапсе. И сошел на берег, с тем чтоб через несколько дней продолжить мой путь. Меня трепала нервная лихорадка. На линейке я доехал до гостиницы. И там слег. Усилием воли, только через неделю, я заставил себя собраться в дорогу».

А вот, воспоминания Веры Владимировны Зощенко по поводу туапсинского момента Михаила Михайловича: «…Наконец, Ялта окончательно надоела. На «Ильиче», в отдельной каюте I класса, направился на Кавказ – только, как сел, вдруг показалось, что началась морская болезнь, но ясно, только показалось, так как море было абсолютно спокойное и все пассажиры чувствовали себя прекрасно. И вдруг, ему почему-то показалось невозможно продолжать путешествие – все показалось гнусным и отвратительным. Вылез на первой попавшейся пристани – в Туапсе – отвратительный приморский городишко. Три дня пролежал в ужасной гостинице, в отчаянном настроении. Ничего не ел. Наконец, немного успокоился. Бродил по городу. Познакомился с высланным за хулиганство (к нам таких высылали?!). Потом побывал каким-то образом в Сочи. И вдруг решил вернуться в Москву. В Москве успокоился сразу. Там у него много друзей. Его встречали, провожали, устраивали в честь его встречи, катали на автомобиле. Одним словом, Москвой он остался доволен».

(Ужасная гостиница – «Центральная», о которой в путеводителе по Кавказу Григория Москвича говорится: «…Гостиницы: «Центральные номера» от 1 руб. до 3 р. в сутки. Г.С.)

Туапсинский период Михаила Зощенко описан им в новеллах «Пытка» и «В гостинице», вошедших в повесть «Перед восходом Солнца», которая и стала причиной гонений и, практически, писательским концом этой героической, мятущейся и «странной» личности…
Михаил Михайлович Зощенко родился в Санкт-Петербурге 28 июля (9 августа) 1894 года. А в 20 лет уже имел пять боевых орденов!
В 1914 году, пройдя ускоренные военные курсы, был отправлен на фронт Первой мировой в чине прапорщика, служил в Мингрельском полку Кавказской гренадерской дивизии, младшим офицером пулеметной команды. Затем командовал батальоном в 14-м Гренадерском Грузинском полку той же дивизии.

В 20 лет он действительно уже имел пять орденов: орден Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом; орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орден Св. Станислава 2-й степени с мечами, орден Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом; орден Св. Владимира 4-й степени. Но в 1916 году отравился во время газовой атаки…

В 1919 году добровольцем уходит в Красную Армию. («…Я не коммунист, и в Красную Армию пошел сражаться против дворянства и помещиков – против среды, которую я в достаточной мере хорошо знал»).

Из армии Зощенко уволился по состоянию здоровья – ранение, отравление газом, порок сердца… Перепробовав множество мирных профессий, он выбрал карьеру писателя. («От хорошей жизни писателями не становятся»).
Печататься начал в 1922 году. Принадлежал к литературной группе «Серапионовы братья».

Первая книга Зощенко «Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова» (1922 г.) и последовавшие за ней рассказы принесли автору широкую известность. В них от лица героя-рассказчика повествуется о мещанах, пытающихся освоиться в новых условиях, уверенных в том, что революция совершилась, чтобы обеспечить им беспечальное существование. Часто автор противопоставляет глупости, грубости и эгоизму своих «героев» мечты о светлом дружелюбии и душевной тонкости, какими будут проникнуты отношения между людьми в будущем.

Значительное место в творчестве Михаила Зощенко занимают фельетоны, в которых писатель непосредственно откликается на реальные события дня.

Зощенко принадлежат крупные произведения, разнообразные по жанру и манере повествования: повести «Мишель Синягин» (1930 г.), «Возвращенная молодость» (1933 г.), «Голубая книга» (1934 г.), «Керенский» (1937 г.), «Тарас Шевченко» (1939 г.), а также пьесы сатирического характера: «Парусиновый портфель» (1939 г.) и «Пусть неудачник плачет» (1946 г.). Рассказы: «Страдания Вертера», «Огни большого города».

Сразу после начала Великой Отечественной войны Зощенко идёт в военкомат Ленинграда и подаёт заявление с просьбой отправить его на фронт, как имеющего боевой опыт. Получает отказ: «К военной службе не годен».
Выполняет работу, необходимую для фронта, и как писатель – пишет антифашистские фельетоны для публикации в газетах и на радио. По предложению главного режиссёра Ленинградского театра комедии Н.П. Акимова Зощенко и Шварц берутся за написание пьесы «Под липами Берлина» – пьеса о взятии советскими войсками Берлина шла на сцене театра в то время, когда немцы держали в блокаде Ленинград.

В сентябре 1941 года Зощенко в приказном порядке эвакуируют сначала в Москву, а после в Алма-Ату. Вес позволенного багажа не должен был превышать 12 кг, и Зощенко собрал в чемодан 20 тетрадей-заготовок будущей книги «Перед восходом солнца». В итоге на всё прочее осталось только четыре килограмма.

В Алма-Ате Зощенко работает в сценарном отделе «Мосфильма». К этому времени он пишет серию военных рассказов, несколько антифашистских фельетонов, а также сценарии к фильмам «Солдатское счастье» и «Опавшие листья».
В апреле 1943 года Зощенко приехал в Москву, был членом редколлегии журнала «Крокодил».
В 1944 – 1946 годах много работал для театров. Две его комедии были поставлены в Ленинградском драматическом театре, одна из которых – «Парусиновый портфель» – выдержала 200 представлений за год.

Начиная с августа 1943 года журнал «Октябрь» успел опубликовать первые главы автобиографической повести «Перед восходом солнца». Продолжение публикации журналу было строго запрещено, над Зощенко «сгустились тучи». Удар последовал через три года.

«Я могу сказать – моя литературная жизнь и судьба при такой ситуации закончены. У меня нет выхода. Сатирик должен быть морально чистым человеком, а я унижен, как последний сукин сын… У меня нет ничего в дальнейшем. Ничего. Я не собираюсь ничего просить. Не надо мне вашего снисхождения, ни вашей брани и криков. Я больше чем устал. Я приму любую иную судьбу, чем ту, которую имею».
Звезда русского советского писателя-сатирика Михаила Зощенко окончательно закатилась в 1946 году, после постановления ЦК ВКП(б) о литературных журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором подверглись жесточайшей критике в выступлении А.А. Жданова (секретаря ЦК, одновременно Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Анна Ахматова и Михаил Зощенко.

«…Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта… Можно ли дойти до более низкой степени морального и политического падения, и как могут ленинградцы терпеть на страницах своих журналов подобное пакостничество и непотребство? … Только подонки литературы могут создавать подобные «произведения»… Зощенко с его омерзительной моралью… Зощенко выворачивает наизнанку свою пошлую и низкую душонку…Насквозь гнилая и растленная общественно-политическая и литературная физиономия Зощенко… Какой вывод следует из этого? … Пусть убирается из советской литературы».

А вот о Анне Ахматовой: «…Анна Ахматова является одним из представителей безыдейного реакционного литературного болота…» и т. д.

Тем не менее, книги Зощенко многократно переиздавались, переводились на иностранные языки. Он и сегодня поражает своей злободневностью. И даже несколько дней пребывания Михаила Зощенко в Туапсе – знаменательное событие для нашего города и его истории, и мы о нем помним…

Напоследок немного из Зощенко: «… Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а пустое место…» – «Аристократка» (1923 г.), а дальше нужно читать.

Перечитайте Зощенко. Не всем он нравится, не все его поймут, и всё же… перечитайте.

ГЕРМАН САЛОВ