текст: Светлана Светлова, фото Анна Бурлакова

Судьба столетнего сундука

– Приезжайте, посмотрите на 100-летний сундук, который мы спустили с чердака старой дачи!
Это звонила Татьяна Павловна Лубашова, героиня нашего материала из цикла «Многонациональный Туапсе». (В статье шла речь о трудной, но интересной судьбе четырех сестер Котцерг – дочерей выходца из Германии).
Сундуку более 100 лет. На железке-ярлычке написано «Санкт-Петербургское Гвардейское экономическое общество»
В семье Татьяны Павловны бережно хранятся документы, датированные 19 веком и началом 20-го, фотографии, которым более ста лет. И вот продолжение темы – найден сундук старшей из репрессированных сестер – тети Татьяны Павловны – Берты. Все эти годы сундук пылился на старой даче, на чердаке.

Сундуку более 100 лет. На железке-ярлычке написано «Санкт-Петербургское Гвардейское экономическое общество». Внук Татьяны Павловны, четвероклассник Женя, уже раскопал в интернете, что общество-кооператив было создано в Санкт-Петербурге в начале 20-го века. Организовано оно было как обычная акционерная компания, с той разницей, что вступить в него могли лишь гвардейские и флотские офицеры.
Вместе с ними она путешествовала по Европе, была в Париже, Швейцарии
– Этот сундук был куплен Бертой в начале 20-го века, когда она собиралась уехать в Европу по приглашению одного австрийского влиятельного лица, князя, – рассказывает Татьяна Павловна. – В его семью она была приглашена гувернанткой. Вместе с ними она путешествовала по Европе, была в Париже, Швейцарии. И всегда этот чемодан, тогда модный, новенький и красивый был при ней. Внутри был обит шелком, там располагались полочки!

Увы, тот сундук повидал не только Европу, но и глухие, страшные степи Казахстана.

В 30-х годах Берта, не выдержав разлуки с семьей, все-таки вернулась в Советскую Россию. Ее уговаривали остаться, но она все-таки приняла решение – и вместе со всеми сестрами была сослана в Казахстан.

– Я помню этот чемодан с детства, – рассказывает Татьяна Павловна Лубашова, – на нем было очень неудобно сидеть и спать из-за железных прутьев, которыми он обит. А для меня этот сундук был в детстве кроватью…

Когда мама Татьяны Павловны, бывшая со всеми своими тетями в ссылке, похоронила их всех, она собрала этот чемодан и с маленькой Таней вернулась на Кубань, где жила до ссылки. С ней эта реликвия была до самой смерти. После смерти мамы Татьяна Павловна перевезла чемодан в Туапсе.

– Нам говорили: выкиньте это старье, но у меня рука не поднялась это сделать.