Перед какой тачкой не может устоять взрослая женщина?

Конечно, для повседневных нужд женщины, как и мужчины, выбирают обычные практичные машины. Но есть авто, глядя на которые, просто становится теплее на душе, к ним хочется прикоснуться или улыбнуться в след, помахав рукой.

Например, машиной №1 для меня на всю жизнь останется ГАЗ-69, вездеход, любимый «козлик».

Потому что у нас была такая, потому что большая часть моего детства и отрочества прошла в поездках на несравненном «газоне».

На нем мы исколесили Черноморское побережье от Батуми до Ильичевска (порт, недалеко от Одессы), проехали весь Крым, побывали в степях Полтавщины, Харьковщины и Запорожья. Это не говоря уже о постоянных выездах «выходного дня», когда до Гагр махнуть было «не фиг делать».

В чем прелесть? Газончик очень вместителен! В нашем сиденья размешались не поперек, а вдоль салона, то есть на дальние маршруты мы укомплектовывали его вроде цыганской кибитки – на пол кидали надувные матрасы и пледы, было очень удобно ехать.

Особенно хороша эта машина для путешествий с собакой. Наш Дик (восточно-европейская овчарка) мог шляться во время пути по салону, высовывать морду в дырки брезентового покрытия и лаять на коров.

Еще один плюс – проходимость! Тут этой машинке цены нет: там, где пехота не пройдет, мы ехали с песнями. Карабкались по горным откосам, переплывали речки, выкарабкивались из размокшей глины и еще помогали другим автовладельцам.

Минус – зимой было холодно. Да, брезент, который служил крышей газика, можно было снимать летом, а зимой ни черта не спасал от ветра и мороза. И все-таки, газик – лучшая машина на все времена! Ну, для меня, по крайней мере.

Машина № 2 – легендарная «Двадцатьчетверка»

Волга, ГАЗ-2410, в советское время была особым шиком. Дед почему-то мечтал о ней. И в один прекрасный момент «махнул, не глядя» нашего «козлика» на волжанку (причем владелец Волги нам, на ту пору директор сельхозтехники, нам еще и доплатил).

Вот так и появилась у нас «Двадцатьчетверка» песочного цвета. Я ее называла «крокодил во фраке» и не любила. Потому что мыть ее приходилось часто, а собачья шерсть сваливалась на обивке сидений.

И вообще поваляться внутри волжанки было невозможно. Так что для дальних и экстремальных путешествий она – нулевая. Но сегодня вид ГАЗ-24 во мне вызывает добрую ностальгию.

Машина № 3 – белый Мерседес.

Каждая девочка мечтает о Принц на белом коне. Мой Принц непременно должен был приехать на белом «мерине», в смысле Мерседесе. Почему-то именно эта машина белого цвета ассоциировалась у меня с моим будущим суженым.

Ну, немного сбылось – нашей свадебной машиной стал Мерседес, правда, ярко-алого цвета, позаимствованного ради такого случая у начальника порта.

Но, видимо, что-то пошло не так, может, цвет был не в масть, словом, сказка была недолгой. А Мерседес белого цвета сегодня для меня как мишура с новогодней елки или мандаринка из советского новогоднего подарка – мило.

Машина № 4 – горбатенький.

Когда вижу горбатый запорожец, ничего не могу с собой поделать – обязательно подхожу к владельцу, чтобы хотя бы просто поздороваться. А саму машинку готова расцеловать! Никогда у нас такой не было! Но мне всегда казалось, что соседский «запор»… улыбается!

Плевать было на шутки, типа: «Что общего между беременной семиклассницей и горбатым запорожцем? И тот и другое — позор семьи!»

Вздор! Старенький Запорожец – чудо чудесное, волшебное (вон, даже моторчик у него не там, где у всех), а при желании он становится просто шедевром.

Позднее, у меня появился знакомый, который коллекционировал горбатенькие Запорожцы, покупал их, разбитых в хлам, собирал на свалках, а потом превращал в настоящие произведения искусств, вроде мини-мерседес или божьей коровки. В общем, старенький Запорожец – это пупсик-лялечка, сюсюсюнечка и прелесть.

Машина № 5 – Хар-Хар-Харлей!

И ничего, что это мотоцикл — он ворвался в мой мир вместе Микки Рурком и пьянящим воздухом лихих 90-х.

Тут все на эмоциях, на скорости, на азарте и на грани фола. Поэтому скажу просто, по-пацански, Харлей – это, ребята, круто.

И даже в свой почти полтинник не смогу отказаться от предложения «прокатиться на этой тачке с ветерком».