Интересный факт: в большинстве языков мира в слове, обозначающем кота, непременно присутствует звук «к».

В английском и голландском – кэт, в арабском – кьит (почти по-украински) или биссих, в африканских языках – кэхт. Но самыми забавными получаются коты у болгар – котка или котарик, у чехов – коцур (кот) и кочка (кошка). У суровых исландцев и кот настоящий викинг, берсерк просто – кэттур!

Что касается наших кровных братьев, вспоминается булгаковский сарказм из «Белой гвардии» — над новообращенным украинцем.

«Как будет по-украински кот? Кит? А кит?…»

Кот на украинской мове, действительно, будет «кит», а кошка – кишка (с ударением на первый слог).

А вот у венгров кот звучит насыщенно:
мацска или тситса – кот, а тситсука (ой-ой!), тситсус-митсус, нуау-нуау – кошка.

На Гваваях кот зовется попоки.

У греков кошачья пара звучит по-эллински красиво: кошка – гата, а кот гатос. Прямо жители Олимпа!

Еврейский – кот – чатул, а кошка чатула, чтоб никто не догадался, наверное. Хотя на идиш кот – кэтс.

Интересно звучит кот на гаэльском наречии в Ирландии – пишкин.

По-итальнски и испански кот зовется практически одинаково – гатто, а кошка – гаттина (ну, по-русски, если сопрет что-то почти так же, только через «д»).

Китайский кот напоминает по созвучию имя вождя Поднебесной – Maу.

В Корее на кота говорят – Кохянги.

Удивительно, но коты ничуть не обижаются – они как бы выше этого. Потому что, как писал Киплинг, «ходят, где вздумается, и гуляют сами по себе».

Более того, кошки, как уже доказано, свое «мяу» употребляют только тогда, когда хотят, чтобы люди обратили на них внимание. Типа: «Эй, раб, ты не забыл обо мне?»

Между собой кошки общаются посредством урчания, фыркания, движений хвоста и спины.

Человек, как утверждают фелинологии (специалисты по кошкам), для усатых-полосатых нечто вроде большой, доброй, но несколько умственно отсталой мамы. Вот уж, действительно, тситсуки.