«Я люблю тебя, прекрасная!» На юге  Италии, кажется, половину слов, что вылетают из уст знойных «аборигенов», составляют именно эти. Так читать дальше

Santa-Caterina-Amalfi-2

«Я люблю тебя, прекрасная!» На юге  Италии, кажется, половину слов, что вылетают из уст знойных «аборигенов», составляют именно эти. Так и идешь, купаясь в них…

Когда мы уезжали из Италии, наш верный экскурсовод на все 10 дней – русская фея с итальянской судьбой Марина – желала женщинам обязательно еще вернуться. Прекрасные «полуграции» бальзаковского возраста составляли большую (и лучшую) часть группы, а потому автобус сразу оживился. Но она пожелала не просто вернуться, а теперь уже со своею «копией». Марина чуть подзабыла русский язык и сказала «с копией» вместо «с половинкой». Но всем так понравилось. Ведь большинство путешественниц были одиноки. Впрочем, каждая ее оговорка всегда была наполнена глубоким, итальянским, смыслом…

Италия любит женщину. Для итальянского мужчины всю жизнь главное – мама. Потом – дочка. Потом – жена. Потом – сын. А потом уже весь остальной прекрасный мир.
Хотя он, мир, там действительно прекрасный.

И хотя та же Марина, которая замужем за итальянцем уже более 10 лет и родила ему дочку, утверждает, что им нужно «только три». И эти «три» – вкусно поесть, секс и футбол. Но… Эта страна любит женщину. Как итальянская свекровь – если ты родишь от ее сына, будет носить тебя на руках. И хотя она остается в твоем доме главной навсегда, в сердце ее будешь главной ты. (Ну, или наравне с сыночком. Но наравне же!).

Любит, как итальянский сын (читайте выше). Любит, как само государство, законы которого со всех сторон охраняют и поддерживают женщину. Например (начнем с грустного), если муж умирает первым, жена наследует его пенсию и получает ее до конца. (Мы спросили: «А если жена уйдет первая?» Ответ: «Вы что, у нас такого не бывает!»). Если вдруг развод – алименты муж платит не только детям, но и жене. И в Италии, поверьте, умеют заставить его работать так, чтобы их хватало. Система итальянского образования больше мамы беспокоится, чтобы ребенок вырос настоящим гражданином своей страны и человеком мира. С пяти до девяти лет школы возят детей по всей Италии, чтобы все сокровища этой первой по истории и культуре страны стали их личным достоянием и достоинством. Сколько мы их встречали – этих мелких бамбино-туристиков в одинаковых майках и кепках (чтобы не потеряться – в толпах туристов) в соборах Ватикана и на развалинах Помпеи, средневековой Сиене и базиликах Рима, уфициях Флоренции и мастерских Венеции. Целыми классами, с лучшими экскурсоводами, в элитных автобусах! А с 10 лет их уже возят в Европу, а потом и в Америку. Не с жиру бесятся, просто, «что же из него вырастет, если он в Лувре не был?» И вот парадокс: если двух-трехлетняя местная малышня на улицах и в кафе просто выводит неистовым и нахальным баловством, всё и все крутятся вокруг них, то 7-летние – уже воплощение уважения к старшим. А еще свободы и самоуважения. Так что итальянкам можно только позавидовать.

Хотя и они не без причуд. Смотришь, например, на всех балконах, всех веревках белье сохнет. И полоскает его ветер неделями. Зачем? А чтобы все видели – стирает жена! Или вместо того, чтобы быстренько дом побелить–покрасить снаружи, мужу-то, наверное, некогда, обвесит все крыши и стены горшками с цветами. Ну всё в цветах, всё, а дом облезлый. Нет, говорит, не женское это дело дом красить, пусть про мужа соседи судачат, а она – хозяйка! Цветы цветут, белье сохнет, дети носятся – все прекрасно. А она с соседкой и свекровью кофе пьет. Все в порядке.

И русские, вы знаете, едут в Италию. Девушки, тети и бабушки. Кто находит здесь любовь и судьбу, кто работу. Впрочем, лидируют украинки. Убегают от своих хохлов в эти цветущие и странные чужие края. Украинских консульств в Италии больше, чем русских, почти в четыре раза. А это главный показатель количества «понаехавших».

– Буон джорно! – окликают вас с украинским акцентом девчонки-зазывалы магазинов, кафе Сан-Марино и Неаполя, Флоренции и Пизы. Осваивают «итальяно» ухаживающие за больными и престарелыми русские и украинские пенсионерки. Зарплата – под тысячу евро, питание и проживание бесплатно – хорошая поддержка. Тяжко, но нужно… детям! Хочется и пожалеть 55-60-летних подруг, но… вокруг ведь Италия! Такая невероятная фантастическая Италия. А мы – добрые, сильные и ненасытные: и старую чужую синьору еще и полюбим, и родным деткам денежку отправим. А потом – гулять по этим самым камням, паркам с «до нашей эры» до Римской империи, базиликам и галереям. И смотреть, смотреть, смотреть!

…Общаясь с теми, кто вышел сюда замуж, особого женского счастья, честно, в них не ощущаешь. Зато уверенность в себе, достоинство, хорошая форма и здоровье – да. Но это у тех, кто знает язык, подтвердил профессию, а главное, горит и хочет всего. И учится, учится дальше языку, менталитету – всему, каждый день и час, без отдыха.

А кто обещал, что будет легко? Италия не обещала. Что будет здорово и красиво – да, а что легко – нет, извините.
А Марина… Она еще раз желает нам вернуться «с копией». Так смешно… Ей все равно – найти эту копию на родине или в Италии, лишь бы найти. Все равно – нужно ему «только три» или чего-то еще – лишь бы любить.

…В древнем городе Флоренции всё сохранили чуть ли не с четвертого века. Дома, улицы, и даже ритм жизни. И, конечно, маленькую церковь Санта-Маргарита, где могила-склеп Беатриче, возлюбленной великого Данте. Помните: «О Беатриче… Блажен, кому с ней встреча суждена…» Несчастна была та любовь – девушку отдали замуж за другого, и умерла она в двадцать четыре года. А Данте, хотя разговаривал-то с ней всего два раза, только видел издалека – любил ее до конца своей жизни.

Так вот, у склепа Беатриче стоит большая корзина, в неё итальянки кладут записочки с просьбой о любви. Едут для этого Бог знает откуда! И каждый вечер из ближнего монастыря приходят грустные монахини и забирают переполненную жаждой любви корзину. И разворачивают каждую записочку. И в вечерней молитве обращаются в своей ангельской чистоте к Деве Марии с просьбой дать этим женщинам то, что они так сильно хотят. И называют все-все имена с записочек. Сколько же их опять, сколько! Но вечером корзина вновь будет полна, и вновь летит молитва о любви…

Видимо, Италия не просто так любит женщину. Видимо, покорять эту страну можно только вдвоем. Гулять по ночному Риму или слушать журчание сотни фонтанов благоухающего парка – дворца Тиволи, ахать помпейским лимонам, огромным, как дыня. А на белоснежном песке пляжа для собак в Римини толкнуть локтем своего спутника – ты это видел? И чтобы он все понял без слов. И чемоданы, эти чемоданы жизни, опять же, кому-то надо таскать.
Но ведь это и в России надо…

Галина Пивненко