Фото: Анна Бурлакова. "Туапсинские вести"

Ювелирная работа Максима Артемова

Максим Сергеевич за свои более, чем двадцать лет работы неонатологом держал в своих руках тысячи новорожденных. А попасть в его золотые руки — удача на всю жизнь.

В семье неонатолога Максима Артемова врачей не было. Тем не менее они с братом твердо решили идти в медицину. Родители удивились, но поддержали. Брат стал хирургом, а Максим Сергеевич  — педиатром. Они — с Урала, закончили Челябинскую медицинскую академию.

«Мне повезло, после медицинской академии я попал в Челябинский специализированный роддом для недоношенных детей. В 2-миллионнном городе, представляеете, какой поток? Роды шли бесконечно, и детей мы выхаживали таких, которые раньше не считались детьми, официально -выкидыши. Помню вырастили малыша весом 540 граммов, и хороший пацан потом получился,» — рассказывает Максим Сергеевич.

В Туапсе его пригласили на работу, он сразу же переехал. Здесь уже более 20 лет.

Вся жизнь, можно сказать, прошла здесь, в Туапсинском роддоме. Один из сыновей  тоже родился здесь, и он как врач смотрел его, следил за здоровьем. Правда, на работе так абстрагировался, что слушая малыша, поймал себя на мысли, что работает, как обычно и только потом спохватился: «Господи, это же мой сын!»

Для него все дети — его. По другому, наверное, и не возможно работать  с новорожденными.

«Неонатолог, конечно, первый страж здоровья человека. Наша задача  сразу определить, есть ли проблемы, потому что от этого зависит будущее развитие. Если что-то прозеваем сейчас, потом все равно аукнется, и если сразу не помочь, не исправить, вовремя не спохватиться…» Поэтому он постоянно учится, ездит на семинары, на конференции, к ним в больницу приезжают профессора из Краснодара и как в студенчестве читают лекции обо всем новом, что появляется в мире.

По словам Артемова, наш маленький по меркам города-миллионника роддом оснащен всем необходимым. Главный врач ТРБ№1 Игорь Смирнов в этом вопросе особенно  щепетилен, и все новое, необходимое в первую очередь — для службы неонатологии. Поэтому младенческой смертности у на давно не фиксируется (тьфу, тьфу, тьфу).

А насчет своей профессии Максим Сергеевеч уверен, что она -вечная: «Чтобы ни случилось в мире, а дети рождаться будут!»