23 ноября 2023

БАМ. Покорившие тайгу

Среди тех, кто загорелся романтикой БАМа, был Геннадий Салачёнок. Мы встретились с ним и расспросили – как жили те, кто построил великую железную дорогу

Фото: Андрей Смеюха

В следующем году мы отметим 50-летие со дня начала строительства БАМа. Участие в грандиозной Всесоюзной стройке принимали сотни тысяч человек. Ехала на БАМ, в основном, молодежь – знаменитые комсомольские бамовские стройотряды.

– На строительство Байкало-Амурской магистрали я попал в 1974 году. Работал тогда в 131-й  мехколонне треста «Сибстроймеханизация». Когда началась стройка, я сам попросился, интересно было – как такой масштабный проект будут воплощать в жизнь, – рассказывает Геннадий Васильевич. – Вообще, железные дороги я строил с 1966 года, как пришел из армии. Заочно закончил  Новороссийский инженерно-строительный институт, получил специальность инженера по строительству железных дорог. А через год уже попал на БАМ – водителем мехколонны. 

– Нашей отправной точкой стал город Усть-Кут. Здесь формировали и отправляли отряды на строительные участки. А добраться до них было непросто – ни дорог, ни «зимников» для жилья. Людей, продукты, вещи, инструменты перевозили только вертолетами. Сборно-щитовые дома сплавляли по рекам почти в готовом виде, – вспоминает Геннадий Салачёнок. – А в самом Усть-Куте – чистое поле и огромные палатки, типа военных. И все. В них мы и жили. Для тепла внутри палаток устанавливали печи-буржуйки, их топили, назначали дежурных, чтобы поддерживать огонь. Температуры в Сибири зимой доходили до -50 градусов.

Фото: Андрей Смеюха

СЛЕД В СЛЕД ЗА ЛЕСОРУБАМИ

Механизированная колонна № 131, в которой работал Геннадий Васильевич, была передана в ведение специализированного треста по механизации земляных работ «Запбамстроймеханизация». Одной из главных задач предприятия была подготовка земляного полотна, куда затем укладывались железнодорожные рельсы. Но прежде до этого самого полотна нужно было добраться.

– Сначала работали бригады лесорубов. Представьте себе: куда ни глянь, тайга непролазная, а нам нужно сделать насыпь, на которую потом рельсы будут класть. И вот в буквальном смысле первыми идут мужики с пилами и топорами. Так мало спилить дерево, его ж убрать потом нужно, корни выкорчевать, место расчистить – и так много-много раз! А потом уже мы вступали, как вторые скрипки. И при этом – напомню – никаких дорог нет, ездим по грязи и слякоти зимой, летом – пыль глотаем. Работа – тяжелейшая. Но –молодые были, все нам казалось нипочем. Знали, что все получится, все построим. Не потому, что партия сказала, а потому что мы сами в это верили.

КОМСОМОЛЬЦЫ-ДОБРОВОЛЬЦЫ

Не все, кто ехал на стройку, были готовы к тому, что там ждало. Многие быстро понимали, что БАМ – далеко не так радужно, как казалось на вокзале, когда отряды комсомольцев-добровольцев провожали с оркестрами и цветами. Приходилось привыкать не только к тяжелому физическому труду, работе сменами «день-ночь»,  по 12 часов в сутки.  

Зимой – лютые морозы, летом – выжигающая жара. О сибирских комарах, наверное, целые легенды слагались. Эти звери размером чуть не с полпальца, от которых не спасала даже самая плотная одежда. Наши комары по сравнению с ними так, мелкота. А уж если укусят – чешется так, что сил нет никаких. А еще дикие звери, клещи, болезни…

 Вот такая картина ждала тех, кто добирался до Всесоюзной стройки. И не удивляюсь, что у некоторых возникали мысли поскорее отсюда уехать.

– Были и такие, да. Были и те, кто получал подъемные и тихой сапой пытался выбраться с участков. На плотах сплавлялись, другого-то пути не было. На вертолеты, которые нас забирали, можно было попасть только с запиской от начальства, – рассказывает Геннадий Васильевич. – К этим «строителям» мы относились, конечно, плохо. Но их мало было. Больше народ был действительно боевой, работящий, готовый ко всему. 

ПОЕХАЛ БЫ ВНОВЬ, НЕ РАЗДУМЫВАЯ

Почти 10 лет проработал Геннадий Салачёнок на строительстве БАМа водителем. Был потом и прорабом, и машинистом бульдозера. На каждой должности вникал в самую суть, что помогало в любой сфере. Не раз становился победителем соцсоревнований. Учился, подмечал особенности.

 Для многих бамовская стройка закончилась в 1984 году, но не для него. Его трест работал на Байкало-Амурской магистрали еще долгие годы. Строили они и забытую нынче железнодорожную ветку Чара – Чина к Чинейскому месторождению полиметаллов, и самый длинный в России Северо-Муйский тоннель. 5 декабря 2003 года, когда по нему было открыто движение поездов, в общем-то и можно считать окончательным завершением строительства БАМа.

Спрашиваю Геннадия Васильевича – не жалеет ли, что принял однажды решение уехать на Всесоюзную стройку?

– Нет, нисколько, мне это все дало – друзей, профессию, опыт. Есть, что вспомнить. Больше даже скажу – если бы можно было жизнь повторить, снова бы ушел БАМ строить, не раздумывая. 

ФАКТЫ

Байкало-Амурская магистраль (БАМ) пролегает по территории Иркутской области, Забайкальского края, Амурской области, республик Бурятии и Саха (Якутия), Хабаровского края. Ключевые станции: Тайшет, Лена,Таксимо, Тында, Нерюнги, Новый Ургал, Комсомольск-на-Амуре, Ванино, Советская Гавань.

Общая протяженность БАМа от Тайшета до Советской Гавани составляет 4300 км. Магистраль проходит через районы вечной мерзлоты и высокой сейсмичности, пересекает 11 рек 7 горных хребтов. Из-за рельефа более 30 км дороги проходит в тоннелях, среди которых Байкальский, длиной 6,7 км, и Северо-Муйский – самый длинный в России и пятый по протяженности в мире – 15,3 км.

ИСТОРИЯ

Строительство дублера Транссибирской железнодорожной магистрали задумывалось еще в начале 20 века. Новая железная дорога должна была пролегать от Уфы по кратчайшему расстоянию до восточного морского побережья через северную оконечность озера Байкал. Но свершилась революция, гражданская война –планируемое воплотить не удалось.

Возобновили изыскания по развитию железнодорожной сети на востоке СССР только в конце 1920-х начале 1930-х годов. В 1932 году план строительства БАМа был утвержден Совнаркомом. К 1935 году движение по БАМу должно было быть открыто. И снова – нет.

Только в 1974 году активное строительство было возобновлено. К 1980 году организуется Байкало-Амурская железная дорога с местонахождением управления дороги в Тынде. 29 сентября 1984 года – на разъезде Балбухта произошла встреча строителей северного и западного направления строителей, названная позже «золотой стыковкой».

23 февраля 2024

Отец «Жеглова»

Юрий Козленко – учитель в туапсинской школе No2. Не все знают: на его счету 156 боевых операций во второй чеченской кампании. Он дважды ранен, дважды контужен. Служил в ФСБ, награжден как за боевые заслуги, так и за борьбу с религиозным экстремизмом, экономической преступностью.

Юрий Козленко воспитал сына, который поднял русское знамя на здании администрации Херсона. Позывной сына – «Жеглов». Мы писали о нём. Поговорили с Юрием Козленко о семейных ценностях, деятельной любви к России военной службе

– У вас столько боевых наград... Просто удивляешьсякакоткуда?

Читать далее
20 февраля 2024

СВО вместо зоны

Боец с позывным «Лин», туапсинец Сергей, через контракт вышел из колонии строгого режима. Он с 22 лет отбывал срок по тяжкой статье. Пошёл добровольцем в штурмовой батальон «Вагнера». Несколько раз был тяжело ранен. Его спасли боевые товарищи и медики

«Раны перевязываю, зашиваю, накладываю шины». Фото: Станислав Красильников/ РИА Новости

Сегодня Сергей сам спасает бойцов. Скольких перенес с поля боя, скольким обработал и зашил раны, никто не считал. Теперь он на СВО – уже в качестве добровольца. Начальник медицинской службы добровольческого отряда БАРС-23.

Сергей согласился ответить на вопросы «Туапсинских вестей».

Читать далее

Без дома-книжки

На снимке из семейного альбома Марины Леоновой – самый центр Туапсе, площадь Октябрьской революции, на которой ещё нет доминирующей ныне многоэтажки

– Мне самой странно видеть сегодня этот пейзаж без дома- книжки, где раньше на первом этаже располагался магазин «Океан». Некоторые туапсинцы до сих пор называют дом на улице Карла Маркса, 1, «Океаном», – рассказывает Марина Леонова.

– На этой фотографии я с мамой – Александрой Константи- новной Дмитриевой. Мама работала машинисткой в ДСР-4, предприятии, которое занималось строительством дорог и мостов - в том числе виадука (развязки) на Грознефть.

Читать далее
15 февраля 2024

Семья Нагучевых из Агуй-Шапсуга

Перед нами черно-белая фотография, сделанная в далеком 1934 году. Её принёс уважаемый туапсинец, ветеран труда Юсуф Нагучев. На снимке – семья Нагучевых из Агуй-Шапсуга

Одиннадцать детей – семь сыновей и четыре дочери вместе с родителями – Кадырбеком и Фатмет. Старшему сыну, Рашиду (самый высокий, стоит в центре фотографии) 26 лет, уже совсем взрослый, а младшим – двойняшкам Илясу и Юнусу всего по 2 года. В семье – две двойни, старшие двойняшки Сафер и Сафербий.

Чтобы сфотографироваться всей семьей, Нагучевы приехали из Агуй-Шапсуга в Туапсе, в фотоателье. На них надето все самое лучшее, самое красивое. 

Читать далее
5 февраля 2024

Чей храм в Тенгинке?

В Туапсинском районе есть старая базилика, которой точно больше 100 лет. Нет однозначных данных, кто и когда её построил. Об этом спорят как местные жители, так и краеведы. Мы постарались собрать наиболее компетентные мнения

В Туапсинском районе есть старая базилика, которой точно больше 100 лет. Нет однозначных данных, кто и когда её построил. Об этом спорят как местные жители, так и краеведы. Мы постарались собрать наиболее компетентные мнения

Мы отправились в Тенгинку, чтобы увидеть всё своими глазами. Храм, как мы убедились, до сих пор стоит благодаря мастерству своих создателей и заботе местных жителей.

Читать далее