1024px-Pamyat'_Merkuriya_01

У крейсера «Коминтерн» необычная судьба. Рожденный на царских верфях, он стал символом новой России. Его выбрали прообразом на съемках знаменитого Эйзенштейновского «Броненосца Потемкина». А войну он встретил на час раньше всей страны – и уже на рассвете 22 июня дал залп в небо… Защищая Черное море. Даже разбомбленный, воевал. Его орудия, установленные в горах, и моряки, шедшие в атаку, закусив ленточки бескозырок, наводили ужас на врага. Именно тогда, под Туапсе, родился фашистский приказ: «Моряков в плен не брать!» И даже погибая, он выполнил свой долг, сыграл свою роль до конца. Стал частью волнолома, защищающего порт…

 У морских судов есть душа. Свой характер, если хотите, – привычки. Например, крейсер «Коминтерн» никогда не запускал свои машины с пол-оборота. Как бы они ни были отлажены, работникам машинного отделения надо было все-таки приложить усилия… Гордый, величественный, ровесник XX века, прошедший Первую мировую, гражданскую, погибший, как воин, и похороненный по морскому обычаю, «Коминтерн» воспринимался экипажем как равный.
[quote style=»boxed»]Построен в 1901г. в Николаевском Адмиралтействе Николаева. До 25 марта 1907 г. назывался «Кагулъ». В 1908 г. вошел в состав Черноморского отряда. В 1911 г. вошел в состав Черноморской минной дивизии. В 1914 г. вошел в состав Бригады крейсеров Черного моря. ВВесной 1915 г. перевооружен. В октябре 1916 г. осуществлял обстрел Констанцы. 1 мая 1918 г. захвачен в Севастополе германскими войсками. 24 ноября 1918 г. захвачен союзниками. 22-24 апреля 1919 г. выведен из строя по приказу английского командования. В 1921-1923 гг. прошел капитальный ремонт. 31 декабря 1922 г. переименован в «Коминтерн». С началом Великой Отечественной войны использовался в качестве минного заградителя и принимал участие в обороне Одессы и Севастополя. 16 июля 1942 г. поврежден во время налета германской авиации на Поти. [/quote]
Более десяти лет назад один из последних оставшихся в живых «коминтерновцев» – Като Джолия, приезжавший из Грузии, рассказывал, как снимали с корабля зенитки, и корабль, к тому времени  израненный и изувеченный вражескими бомбами, казалось, понимал,  зачем это делают.
– Мы прощались с крейсером, как с человеком, – говорил Като. – Он был нашим товарищем… И было ему всего 35 лет…
А началось все 5 сентября 1901 года, когда крейсер заложили на Николаевских верфях. И первоначально ему дали имя  «Кагул», увековечив победу русских войск под командованием П.А. Румянцева над турецкой армией 21 июля 1770 года на реке Кагул (бассейн Дуная). Спустили на воду в 1902 году. В действующий флот под Андреевским флагом крейсер вступил в первой половине 1908 года, но уже под другим именем. Его назвали «Память Меркурия». Под этим именем он воевал в Первой мировой, в годы Гражданской войны…
Это были тоже трагические моменты. Для экипажа прежде всего. Воевать со своим народом моряки не были научены. К тому же в экипаже – а это около 900 человек – почти половина были  низшего состава – матросы. А это та же «голытьба», против которой пришлось некоторое время воевать крейсеру.
Кстати, как удивительно тасует карты судьба! В 1924-м году  уже «Коминтерну» (очередное переименование произошло в 1922 году) пришлось сыграть роль корабля, на котором произошло-таки  восстание – да, да! Тот самый знаменитый фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». Потрясающие сцены с червивым мясом (и другие – в основном, внутри) снимались именно на «Коминтерне»! То есть реально  на судне до восстания в годы первой революции не дошло, но потом все же настроения передались в кино.
[quote style=»boxed»]Фильм «Броненосец «Потемкин» Сергей Эйзенштейн снял в 1925 году, на тот момент режиссеру было 27 лет. После выхода кинокартины в прокат критики всего мира практически единодушно назвали «Потемкина» настоящим шедевром. Кинокартина производила на людей такое сильное впечатление, что многие принимали художественный вымысел за правду[/quote]
 Сергей Эйзенштейн вспоминал, что они собирались найти корабль для съемок на Балтике  (экспедиция началась в Ленинграде). Но встреча с командованием Балтийского флота оказалась бесплодной. Киношники рассчитывали запечатлеть на Балтике встречу восставшего броненосца с эскадрой. Командующий развёл руками: «У нас ничего похожего вы не найдёте, поезжайте на Чёрное море, там, вероятно, ещё кое-что осталось от старых кораблей». И точно! В сухом доке одного из судоремонтных заводов Севастополя они нашли «Коминтерн», стоящий на ремонте, что как раз устраивало съемочную группу.
В войну с фашистской Германией крейсер, как и все другие корабли флота, вступил в 3 часа 14 минут 22 июня 1941 года. Мало кто знает об этом факте Великой Отечественной войны. Да, в 4 часа утра фашистские летные армады бомбили Киев. Но почти на час раньше бомбы посыпались на Севастополь. Гитлер в первые часы войны стремился уничтожить всю советскую технику. Как известно, ожесточенной бомбежке подверглись аэродромы, и почти все самолеты погибли.  Но флот мог отражать атаки с воздуха! И «Коминтерн», вмиг превратившийся из учебного в боевое судно, в ту страшную ночь вместе с  другими черноморскими кораблями принял первый в этой войне бой. Впоследствии он сражался в Одессе и Севастополе.
Крейсер по тому времени был отлично вооружен. На нем было несколько пушек и торпедных установок, пулеметы. Впоследствии вся огневая мощь «Коминтерна» стала грозной силой. В разное время крейсер отражал непрерывные налеты гитлеровской авиации на порты Одессы, Севастополя, Новороссийска, обстреливал вражеские позиции на суше. Кроме того, «Коминтерн» участвовал в перевозках огромного количества военных грузов и войск, в вывозе эвакуированного населения и раненых, оборудования заводов и фабрик. Это был огромный мощный корабль – настоящий водный терминал!
– Первый год «Коминтерну» везло, – рассказывал в 70-х годах корреспонденту нашей газеты Анатолию Седлецкому капитан 1 ранга в отставке, а в годы войны капитан-лейтенант, Сергей Филиппович Спахов. – Но в начале июля 1942 года в Новороссийске крейсер получил два прямых попадания немецких авиабомб. В этот день «Коминтерн» был атакован 24 самолетами, бомбовый удар которых причинил большие разрушения крейсеру и повлек значительные потери в личном составе (были убиты и ранены 69 человек!).
 Между тем, гитлеровцы рвались к Черному морю. Командование флота принимает решение использовать артиллерию и личный состав крейсера «Коминтерн» для усиления обороны Туапсе на наиболее опасных направлениях.
Приняв в Поти 500 человек маршевого пополнения и боезапас, утром 17 августа 1942 года в охранении тральщика и двух сторожевых катеров крейсер вышел в открытое море и через 24 часа пришвартовался к причалу порта Туапсе. К борту крейсера подошел плавучий кран, и началась съемка 17-тонных 130-миллиметровых орудий. Среди тех, кто руководил съемкой орудий, был и Спахов, с которым много позже журналисты «Туапсинских вестей» познакомились и подружились.
– Более 180 «коминтерновцев» тогда сошли с крейсера, – рассказывал Сергей Филиппович, – и стали защитниками Туапсе.
И сейчас стоят их боевые орудия – памятники-зенитки на вершинах, бывших некогда военными высотами.
Много интересных историй поведал тогда Сергей Спахов. И одна из них о том, как на батарее жил… бойцовский петух. Цыпленком прибился он к морякам. Те кормили его, забавлялись. Он на построении становился на левый фланг, научился  распознавать тревогу и во время боя был возле орудия. И клевал горячие осколки, а каждый залп сопровождал бойцовским «ку-ка-ре-ку!» Это веселило моряков, напоминало о доме. Петр Иванович (так звали птицу) дослужился от «матроса» до «старшины сигнальщиков».
После упорных боев за Туапсе, в которых принимали  участие и «коминтерновцы», гитлеровцы отступили.
Сам крейсер к тому моменту уже два с половиной месяца был на дне Черного моря. После того, как с него сняли все орудия, его переправили обратно в Поти. Причем переправляли открыто, демонстративно. Это была целая операция по дезориентации врага – мол, идет переброска техники  и военных кораблей. Не случайно «Коминтерн» во время своего последнего пути вызвал огонь на себя. Это была и разведка, и отвлечение сил врага. Несколько часов его беспрерывно атаковали 26 истребителей. Сбросили много бомб, повредили нещадно. И не знали, что под ними фактически – муляж…
Израненный, но сыгравший свою последнюю роль «Коминтерн», прибыл в Поти. Там он и  принял морскую смерть… 10 октября 1942 года «Коминтерн», был затоплен в устье реки Хоби – севернее порта Поти, став частью волнолома. Говорят, он и сейчас находится на этом месте – в прибрежной части, носом к морю, в пятистах метрах от песчаной косы. Его борта зияют многочисленными ранами.
Спустя два года после затопления корабли эскадры возвращались из Поти в родной Севастополь. Матросы и офицеры, ранее служившие на «Коминтерне», проходя мимо него на своих кораблях, снимали головные уборы и с опущенными головами прощались с любимым кораблем…
Всех их пережил «Коминтерн»!
Он так и остался памятником беззаветного служения Родине, советским морякам, геройски и мужественно сражавшимся и на Тамани, и в Керчи, и в Новороссийске, и в Севастополе, и в Одессе.
И у нас, в Туапсе.