2 сентября 2013

Сто лет «главной» нянечке Туапсинского порта

Туапсинке Вере Еремеевне Бойчук 2 сентября исполнилось 100 лет! С новым веком ее поздравляет коллектив Туапсинского морского порта, где она проработала более 30 лет. Встретив меня на пороге, Вера Еремеевна сразу улыбается: – Только про революцию не спрашивайте! Ничего не помню! Последние пятьдесят лет редко кто из журналистов, пионеров, тимуровцев и других общественников, рожденных новым временем, […]

Туапсинке Вере Еремеевне Бойчук 2 сентября исполнилось 100 лет! С новым веком ее поздравляет коллектив Туапсинского морского порта, где она проработала более 30 лет.

Копия изображение 232

Встретив меня на пороге, Вера Еремеевна сразу улыбается:
– Только про революцию не спрашивайте! Ничего не помню!

Последние пятьдесят лет редко кто из журналистов, пионеров, тимуровцев и других общественников, рожденных новым временем, не задавал ей этот вопрос.

– Мне всего четыре годика было, – говорит она, – да, я старше революции, но не помню, как она пришла в нашу жизнь. Зато я помню, каким был Туапсе в конце тридцатых годов, когда я приехала сюда.

Она всего на 15 лет младше старейшего предприятия города –Туапсинского морского порта, где проработала 30 лет после войны. Это трудно представить, но в год, когда она родилась, в воды Черного моря по слипу был спущен массив (огромный бетонный куб) с порядковым номером 12. Он-то и ознаменовал закладку первого камня нового порта в Туапсе. С этого момента развернулись почти круглосуточные работы по дноуглублению и строительству причалов.

А еще в 1913 году император Николай II на яхте «Штандарт» посетил Туапсинский берег, осмотрел его с моря. Результат: высочайшее утверждение строительства Туапсинского порта и выдача под это дело казенных денег. Так что рождение младшей дочки в казачьей семье Колинько в станице Нововеличковской стало для Туапсинского порта своеобразным знамением. Правда, никто тогда этого не знал. Да и сам Еремей Колинько и думать не думал ни о море, ни о порте, он даже не знал о развернувшейся стройке, а тем более, что его Верочка станет одной из родоначальниц портовской династии…

Дочка родилась в самую горячую пору – сбора урожая, заготовки сена, дров. Поэтому в большой крестьянской семье некогда, да и некому было особенно отмечать факт рождения очередного ребенка – все были в поле.

– Мой отец был зажиточным казаком, – вспоминает Вера Еремеевна.–Жили мы хорошо. Дом, 30 гектаров земли, огороды, скотина. Лошадей держал много. Отдельно –выездных, отдельно – рабочих. А хорошо жили, потому что все с самого мала трудились. С утра –в поле. Сейчас представления у людей такие, что были кулаки, бедняки. А я вам скажу точно: бедными были те, кто не хотел работать. Кто трудился – имел все. Такое вот было время.
В свои сто лет Вера Ереемевна плохо видит, плохо слышит. Но сохранила острый ум и хорошую память. Когда она, вытянув руку, наощупь, но уверенно передвигается по комнате, то сразу вспоминается героиня романа Маркеса «Сто лет одиночества» Урсула. В свои сто лет он ходила точно так же, чуть вытянув руку вперед. Маркес писал, что слепота подарила ей удивительную возможность ТАК видеть суть вещей, явлений и людей, ее окружавших, как она не видела их и не понимала, когда была зрячей.

Когда я замечаю, как льнет к ней ее четырехлетний правнучек Сашенька и она, не видя его, безошибочно кладет ему ладонь на головку, понимаю – она видит больше, чем я…
Впрочем, она никогда не была одинока в большой семье!

Вера Бойчук, детство

Прозорливый отец послал девочку учиться. И не ее одну. Всех детей заставлял. Так, в самые тяжелые тридцатые годы – годы голода на Кубани, они с сестрой учились в пединституте в Краснодаре. И кормились в бесплатной студенческой столовке. А половину ежедневного пайка – 200 грамм хлеба на каждую, откладывали, сушили и потом отсылали родителям. Кстати, там, в столовой, она и познакомилась с красивым военным, который тоже учился, но – в академии. И закружила их любовь, которой все было не помеха: ни голод, ни начинающиеся репрессии, ни разгон казачества на Кубани. Молодые, они верили в счастье и в то, что беды их не коснутся…
Именно тогда она и попала в Туапсе. Здесь жили его родители и брат. Самого его послали далеко в Забайкайлье, а он не выдержал и наказал брату разыскать ее и привезти к матери. Чтоб она жила в его семье и там его ждала.

– Я даже не удивилась, когда ко мне в общежитие приехал незнакомый парень и говорит: «Здравствуйте, Вера! Я – брат Ивана. Забираю и увожу вас в Туапсе!»
На мой вопрос – не страшно ли было? Чужие люди, чужой город, – она улыбается: «Я, наоборот, в тот миг, была самая счастливая! Я ж любила его. А он уехал по окончании академии, думала, больше не увидимся. А вот как вышло. Конечно, я поехала!»

Было это перед самой войной.
Свекр и свекровь стали ей родными на всю жизнь. Именно тогда она и узнала о том, что в Туапсе есть порт. Свекр – Алексей Бойчук – работал механиком на легендарном буксире «Борей». По молодости интересно все. И она приходила в порт, смотрела на незнакомые ей пейзажи, на то, как грузятся корабли, как снуют буксиры в акватории и бегают с огромными мешками на плечах грузчики, казалось ей, что она попала в сказку про Синдбада. Туапсе со своим морем и своими горами так отличался от ее равнинных кубанских степей!
Сказка кончилась, когда началась война. Вот про войну она вспоминать не может. И чувство юмора пропадает, и предательские слезы наворачиваются на незрячие глаза. «Я столько смертей, столько ужаса видела, что надолго разучилась улыбаться. И если бы не дети, не знаю, как бы я забыла все это».
В войну она служила в воинской части на Кадоше. Была радисткой, передавала нашим летчикам метеосводку. В общем, каждый был на войне на своем месте. И она – тоже. Все четыре года – в горящем Туапсе. Больше она вообще никуда не выезжала.

Еще война не кончилась, еще дочка грудная была, а она пошла на работу в порт. «Нам нужны няни в ясли, – сказали ей в отделе кадров, – из Поти прибывают эвакуированные дети работников порта. Надо их встретить».
А как встречать, если стены разрушены, если мебели нет и от садика осталось одно название? Но женщины (и Вера) взяли в руки лопаты, кисти, краски. Таскали мебель. Драили, чистили помещение. И первых восемь малышей приняли в срок. Так она и осталась няней, хотя фактически была воспитательницей – ведь педагог с высшим образованием! Не одно поколение портовиков вынянчила с конца сороковых годов. Сейчас ее «малыши» давно на пенсии…Зато ее дело подхватила дочь Ангелина. Она более тридцати лет заведовала портовским детским садом. Потом сад возглавила ее внучка…

– Если считать в общем, сколько наша семья отработала в Туапсин- ском порту, – говорит Вера Еремеевна, – то, пожалуй, будет больше ста лет!
А о своем «сроке» она говорит:
– Да чувствую, что маловато будет! Хочу еще Сашеньку вырастить. Он интересный ребенок…А вдруг еще один портовик растет?

20 октября 2021

Стала известна сумма ущерба от разлива нефти под Новороссийском

Ущерб от последствий разлива нефти в акватории Черного моря в Новороссийске подсчитали эксперты Федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Он составил 4 млрд 482 млн 397 тыс. 831 рубль, сообщается на сайте Росприроднадзора.

ЧП произошло 7 августа 2021 года на объекте «Каспийского трубопроводного консорциума» (КТК) при погрузке с выносного причального устройства. Причиной разлива нефти эксперты назвали разрушение внутренней полости гидрокомпенсатора выносного причального устройства, которое могло произойти из-за заводского брака. По оценкам специалистов КТК, площадь разлива составила около 200 кв. м, а объем разлившейся нефти — около 12 куб. м. Позднее Институт космических исследований РАН на основе данных со спутника оценил площадь нефтяного пятна почти в 80 кв. км. Проверить информацию РАН о занижении объемов разлившейся под Новороссийском нефти Росприроднадзору поручила вице-премьер России Виктория Абрамченко.

В КТК считают, что Росприроднадзор использовал некорректную методологию подсчета, пишет РБК. Сторона не согласна с суммой ущерба и после получения официального уведомления планирует обжаловать ее в суде.

В Туапсе начали отапливать социальные объекты

Официально отопительный сезон в Туапсинском районе еще не начался. Но в социальные объекты решили дать тепло.

«В данный момент я нахожусь на Армавирской улице. Мы запускаем отопление в больничный комплекс, — рассказал «Туапсинским вестям» Игорь Старостин, директор Туапсинского филиала ООО «Газпром Теплоэнерго Краснодар».

— Вчера отопление дали в ковидный госпиталь на улице Калараша. Тепло также поступит сейчас в школы и детские сады».

Есть еще незавершенные работы. Например, на улице Деповская проводится замена участка теплотрассы. Как сказал Игорь Старостин, работы завершатся до конца октября.

Температура воздуха пока не достигла значений, когда должно быть включено центральное отопление (+ 8 градусов в течение 5 суток), но ночи уже стали прохладные.

Мы писали, что жилой фонд в Туапсинском районе готовится к началу отопительного сезона.

В Туапсе выбирают место, где будет цвести сакура

Около десятка деревьев сакуры планируют высадить озеленители в Туапсе. Еще два десятка магнолий суланжа «поселятся» на центральных улицах города.

Сейчас местные озеленители озабочены поиском места для новой магнолиевой аллеи и высадки декоративных вишен. Завершить работы специалисты планируют в этом году. А пока они заняты уборкой на клумбах перед зимним сезоном. Цветоводы обрабатывают землю и высаживают холодоустойчивые сорта растений. Как сообщает пресс-служба администрации района, всего закупили восемь тысяч виол, более пяти тысяч маргариток, многолетние лаванду и хосту. В арсенале озеленителей также декоративные кустарники и 23 тысячи тюльпанов разных сортов, которые начнут цвести будущей весной.

На сегодняшний день специалисты обновили клумбы на аллее по улице имени Карла Маркса, рядом с кинотеатром «Россия» и на Горке Героев. В ближайшие дни трудовой десант появится на улице имени Галины Петровой, в скверах «Алые паруса», «Ажен» и на других площадках.

Кубанские бизнесмены получат льготные кредиты на строительство отелей

Ведущий банк России совместно с Ростуризмом запустили специальную программу льготного кредитования на возведение гостиниц. Проект рассчитан до 2024 года.

Предпринимателям предлагают взять специальный заём на строительство или реконструкцию отелей категории не ниже трёх звезд площадью от 5 тысяч квадратных метров или не менее 120 номеров. Ставка составляет от 3 до 5% годовых. На эту программу правительство выделило почти 19 миллиардов рублей. В рамках первого этапа на рассмотрение в комиссию Ростуризма подано 17 проектов на общую сумму 72 миллиарда рублей. Из 10 регионов лидером по количеству одобренных к строительству отелей является Краснодарский край.

Старт возведения новых гостиниц и санаториев запланирован на начало следующего года. Срок реализации проектов — два года. До конца 2021 года Ростуризм планирует запустить второй этап программы, по результатам которого льготные кредиты смогут получить инвесторы еще больше десяти объектов.

Разыскивается житель Туапсе Михаил Владимирович Шелковников

Мужчина, 1968 года рождения. С 18 октября 2021 года о нем ничего не известно.

Особые приметы: шрам на голове.

Рост 180 см, худощавого телосложения, волосы седые, короткие, глаза карие.

Одежда: темно-синяя куртка, темно-синие джинсы, черные кроссовки.

Если, что либо известно, звоните по телефону: 8-800- 700-54-52 или 112.