Наш корреспондент Светлана Светлова в предолимпийском Сочи взяла эксклюзивное интервью у легенды советского и российского хоккея Александра Якушева. «Як – читать дальше

IMG_6975-L

Наш корреспондент Светлана Светлова в предолимпийском Сочи взяла эксклюзивное интервью у легенды советского и российского хоккея Александра Якушева. «Як – 15» – так называли его соперники, и сегодня к взлету готов!

Перед началом знаменитой и ставшей сразу легендарной хоккейной серии 1972 года СССР – Канада у нас в стране и за океаном побывали тренеры – «разведчики». Позднее выяснилось, что нас во время этой рекогносцировки канадцы недооценили, а мы их – переоценили. И один из наших «разведчиков», делясь впечатлениями об игроках сборной НХЛ, так отзывался о младшем из братьев Маховлич Питере: «Не руки – рычаги! Бросок поставлен! Обводка – на широченной амплитуде… Похож на нашего Сашу Якушева, но, конечно, куда сильнее!»

Однако Пит Маховлич забросил только одну шайбу, а Александр Якушев – семь. И канадские журналисты, описывая то, как забивал Александр голы, пользовались теми же словами, что и наш «разведчик»! А резюме было диаметрально противоположным: мол, схож ЯК-15 (так прозвали игравшего под номером 15 Якушева) с Питом Маховличем из «Монреаля», но куда сильнее!
Он с 16 лет играл в «Спартаке» и до этой суперсерии был на чемпионатах мира, Европы. Но звездный час Александра наступил именно здесь. Высокий, под два метра ростом, с длиннющими руками и поразительным широким шагом, как у конькобежцев, Александр Якушев выглядел на площадке эдаким неудержимым великаном. Только диву оставалось даваться, как при таких могучих физических данных у Якушева такая высокая техника владения клюшкой, тонкий игровой расчет, выверенность передач. Он стал лучшим игроком суперсерии-72 и в этом же году – Олимпийским чемпионом. И многочисленные титулы чемпиона мира, Олимпийских игр, ордена, звания – всего этого было потом с лихвой. И – славы, и народной любви…

И сейчас — тоже. Когда он зашел в зал, где проходил семинар спортивных журналистов, пролетел ветерок: «Якушев, Якушев!» О каком продолжении учебы могла идти речь, если рядом сидел, стараясь быть незамеченным, человек-легенда?
Заседание свернули, а Якушева, как шайбами, засыпали вопросами.

– Как вы пришли в хоккей?

– Через футбол. Да, я страстно увлекался футболом, а потом так получилось, что попробовал погонять с клюшкой на льду, и футбольные скорости стали мне казаться иными. Мне было 10 лет, когда я встал на коньки. Да, по нынешним меркам это поздновато. Сейчас родители ставят на лед детей с пяти лет, а в десять они уже летают… Но тогда как-то было проще. Мои родители работали на московском металлургическом заводе «Серп и молот», поэтому я начинал в заводской команде. Там меня и заметил тренер «Спартака» и с 14 лет пригласил в юношескую сборную. Так и пошло.

– А когда ушли?

– Из хоккея не уходят. Сейчас я возглавляю клуб «Легенды хоккея СССР», работаю в федерации.

– Как вы относитесь к фильму «Харламов. Легенда №17»? О нем очень спорные мнения, мол, и факты некоторые выдуманы, и фигура Харламова выписана так, будто он был единственный, благодаря кому победили, а ведь вы больше всех шайб забросили тогда…

0908df9fe96e9542d9d331731ceb9e12

– Я сразу скажу – фильм хороший, и в первую очередь потому, что там затронута тема патриотизма, которая нам очень нужна. Если бы я не был свидетелем тех событий, я бы так не говорил. Насчет того, что не все – правда, так это не документалистика. Художественный фильм имеет право на вымысел. Роль Харламова не преувеличена. Его роль в той суперсерии, его характер, его вклад в развитие хоккея – все выписано точно.

– Почему российский хоккей все больше становится похож на американский – проще и примитивнее?

– Отвечая на этот вопрос, я хочу опять вернуться к 1972 году. Канадцы имено тогда пересмотрели свой стиль игры. Но они-то взяли все лучшее, что присуще хоккеистам европейским. А у нас стало больше грязи – «зацепы», «штанги»… После в Монреаля мы тоже попытались перенять канадский стиль игры. По горячим следам еще пытались делать больше бросков. А потом все сошло на нет. То лучшее, что было у канадцев, нам перенять не удалось. И сейчас та же история. Многие наши игроки, которые по нескольку лет играют в различных клубах Канады, США, переняли их стиль игры (без этого нельзя в чужой команде). А когда они потом приезжают домой работать – не могут перестроиться. Вот и играют, как канадцы, американцы.
Еще я связываю это с тем, что уровень игроков понизился. Мастерство позволяет комбинировать, забивать ситуационные голы. А если нет мастерства, то идет силовая игра.

– Если вернуться к встречам в Монреале, вам обещали какое-то вознаграждение за победу?

– Обычно перед чемпионатами мира и Олимпийскими играми различного рода «накачки» имели место быть. Но перед этой серией, как ни странно, ничего не было. Никаких дополнительных стимулов и напутственных речей. Просто перед отъездом сказали: «Сыграйте достойно». Боялись, что нас там размажут, и мы будем выглядеть слабо, поэтому громких слов заранее никто не говорил.
Перед этой серией было много прогнозов, в том числе и у журналистов. Почти все сходились во мнении, что «кленовые листья» победят во всех восьми играх, да ещё и с двузначным счётом. А один из журналистов, из Торонто, в конце своей статьи написал: «Если канадцы проиграют русским хотя бы игру, я свою статью, опубликованную в газете, съем». И действительно, он это сделал! После первого матча, который Канада проиграла, мы перелетели в Торонто, в гостинице нас попросили спуститься в холл. Оказалось, что инициатором собрания был журналист, проигравший спор. Ему вынесли бульон, он порвал свой материал, бросил кусочки бумаги в тарелку, помешал ложкой и съел всё содержимое.

– Вы много ездили и продолжаете ездить по миру, особенно в «хоккейные» страны. Скажите, в плане юношеского и детского хоккея, в плане стадионов, катков, методик, школы, какое сравнение с Россией?

– Увы, по всем параметрам проигрываем. Даже по количеству катков и детских площадок. Даже по отношению к хоккею, по преданности спорту. По любви к игрокам. Я только что вернулся из Канады. В НХЛ проходила процедура вывешивания майки Павла Буре. Для справки – он начинал там играть пятнадцать лет назад. У нас бы уже и не вспомнили игрока. А там – полный стадион, с детьми всех возрастов, целые семьи. И когда в едином порыве встает стадион, и люди искренне улыбаются, желают всего хорошего – чужому , «не своему» игроку, легионеру. Но он принес клубу победы, доставил удовольствие игрой, его ценят и помнят! Трибуны неимоверно доброжелательные. Ей-Богу, это было трогательно до слез. Потом, когда такая же процедура происходила в ЦСКА, это было… Это было совсем не так, мне даже было стыдно смотреть.

– В чем, по-вашему, причины сегодняшних нестабильных результатов сборной России по хоккею?

– Первая – то, что мы приглашаем иностранных тренеров, для которых главное – материальная составляющая. Вторая – молодые хоккеисты, едва ничинающие подавать надежды, уезжают из страны и играют неизвестно где. Вы согласны с этим? У нас около двухсот подростков –хоккеистов лет в 13-14, уже уехало из страны и играют в разных клубах, школах. А если бы они росли у нас на глазах, впитывали наши ценности, может быть, и выросли новые российские звезды. А так они живут в канадских и американских семьях, впитывают чужую культуру, изучают язык. Может, им это в жизни и пригодится. Но мы многое теряем.
Но самое главное, 90-е годы не прошли даром для всей страны, в том числе и для хоккея. Сегодняшнее поколение в 20-25 лет выросло без спорта, без идеалов. Они все пропустили! Ведь вы помните, как в 90-е закрывались катки, как целые стадионы превращались в рынки.

– Вы сами в 90-е были тренером сборной России, и тогда на чемпионате мира в Санкт-Петербурге в 2000 году сборная России заняла 11 место …

– В 90-е годы, как их любят называть, лихие, и в спорте была сложная ситуация, и в хоккее . В 1999 году играть за сборную из-за океана приехал один Яшин, отыграл отлично. В 2000 году мы были хозяевами. Выступать за нашу сборную приехали ребята из заграничных клубов с каким-то странным менталитетом – вроде и на чемпионат, и вроде как отдохнуть. 14 человек из НХЛ тогда приехали. 25 апреля – открытие чемпионата, а 28 апреля только последний игрок приехал, уверял, что только освободился от своих дел. В итоге команда играла с чистого листа. Хотя известно было, что освободились они намного раньше, и просто неделю отдыхали – кто в Америке, кто в Канаде, а потом приехали, типа, помочь команде. По именам сборная состояла из больших мастеров. Но, к сожалению, не получилось…

– Как вы оцениваете силы наших хоккеистов на предстоящей Олимпиаде?

– После Ванкувера наши амбиции должны быть самыми высокими. Одно лишь участие в Олимпиаде сборную удовлетворить не должно. Только золотые медали! Как бы ни складывалась Олимпиада в других видах спорта, без хоккейного золота ее считают неудачной для России.

– Почему вас в последнее время не было видно на турнирах ветеранов?

– Я выходил на лёд и играл до последнего. В том числе и с клубом «Легенды хоккея СССР». Но, к большому сожалению, некоторое время назад я сломал ногу. Перелом получился очень серьёзным. Поэтому была годичная пауза, когда приходилось смотреть за хоккеем с трибун. Однако планирую снова выйти на лёд и постараюсь как можно быстрее снова быть в строю.

YakooshevAlexander