Бывший мэр Москвы, оставивший заметный след в истории страны, скончался на 84-ом году жизни в мюнхенской клинике

Фото: yandex.kz

Сегодня в одной из клиник Мюнхена скончался, пожалуй, самый неоднозначно воспринимаемый мэр российской столицы — Юрий Михайлович Лужков. За 18 лет его мэрства Москва стала стала важнейшим экономическим центром, активно развивалось строительство, транспорт, соцпрограммы и многое другое.

Однако, запомнился Юрий Лужков не столько своими политическими достижениями, сколько скандалами, связанными с его женой Еленой Батуриной и любовью мэра Москвы к монументальным скульптурам Зураба Церетели.

А вот речи бывшего московского мэра можно бесконечно цитировать — они неиссякаемый источник «мудрых» мыслей. Чего стоит только его высказывание о главном предмете его гардероба: «Кепка защищает некоторые обнажённые части моего тела».

При этом он совершенно не стеснялся выражать свое мнение о некоторых российских политиках: «Может быть, пройдет наконец эпоха гайдаризации, чубайсизации и монетаризма».

Но Москва всегда стояла у Юрия Михайловича на первом месте: «Мне ничего никуда не нужно. У меня есть любимая работа: это Москва. Есть москвичи, которые меня поддержали в совершенно удивительном плане по, как говорится, потенциалу этой поддержки. Куда? Зачем? Что, там хорошо?» или «И к двух тысяч третьему году мы должны отчитаться перед москвичами, что у нас нет дворов, нет подъездов, которых бы не коснулась вот эта вот рука, рука того, кто улучшает ситуацию», «Я не хочу изменять ни жене, ни президенту, ни москвичам».

Он всегда смотрел далеко вперед — «Мы помним наше великое прошлое, мы мечтаем о нашем великом будущем, и пора уже создавать наше великое настоящее!».

Хотя ничто человеческое ему было не чуждо. «Мне очень хочется сделать какой-нибудь горшок своими руками, так. Может быть, ночной даже горшок, неважно».