14 сентября 2013

Мамины письма на фронт ограждали от пуль и от бед

Из Берлина, в 1948 году, после семи долгих лет, на которые растянулась для него война, Вадим Судзиловский привез целый чемодан … писем от мамы и сестры.

По военному билету Вадима Николаевича Судзи-ловского можно изучать историю Великой Отечественной войны, ее героических битв и фронтов. В ракетной артиллерии он бил фашистов на Сталинградском, на Брянском, на Воронежском фронтах, шел с боями с 1-м Украинским фронтом, воевал на Ленинградском, и добивал врага в его логове, в Берлине, в 1945 году с 1-м Белорусским фронтом.

В 1941 году кубанскому юноше (Вадим вырос в Кропоткине) не было и 18. Он стал курсантом Орджоникидзевского училища связи. Училище перебросили в Тбилиси, и курсанты прошагали туда пешком. И через 9 месяцев в звании лейтенанта Судзиловский, с такими же, как он, необстрелянными молодыми офицерами, прибыл в Москву получать секретное оружие. Это были установки залпового огня БМ-31-12.

– Мы с «андрюшами» обеспечивали Красной Армии наступление, – говорит Вадим Николаевич.
– Кто же такие эти «андрюши»?
– Это родной брат «катюши», «андрюшами» на фронте окрестили переносные реактивные артиллерийские комплексы, – улыбается Вадим Николаевич. – Оружие, состоящее из направляющих рельсов и устройства наведения. Сначала они были на ЗИС-151, но потом их стали делать на базе американского грузовика «студебеккер». Привезли, сняли с машин и готовы к работе. Длина снаряда – 180 сантиметров, – разводит он руки на всю ширину.

И говорит фразу из тех далеких, жестких лет:

– Наводишь, и прямо Гитлеру в лоб!

Вадим Николаевич Судзиловский и на 90-м году жизни поражает разворотом плеч, ростом и породистой красотой. А каким же он был в молодости! Для военной работы с огромными снарядами, с уникальными установками, наверное, специально отбирали богатырей.

– Часть наша была засекреченной. Отстреляли, и нужно быстро передислоцироваться. Перебрасывали с места на место, чтобы фашисты не раскрыли. На каждой машине – ящик со взрывчаткой и бикфордов шнур. В случае риска экипаж был обязан взорвать её, уничтожить реактивные системы.

Боевое крещение Вадим Судзи-ловский прошел в декабре 1942 года на Сталинградском фронте и бил там фашистов до февраля 1943-го. Там. под Сталинградом тяжелая реактивная минометная батарея стала для лейтенанта родным домом. Командир взвода управления дивизиона, он организовывал связь между минометными расчетами. В его ведении были радиосвязь, топография и разведка. Под Сталинградом они даже строили снежные стены, чтобы фашисты не догадались, что они подвозят снаряды.
В 1943 году с февраля по июнь часть находилась на Брянском фронте. Еще в конце весны 1943 года фашисты удерживали позиции всего в 280 км от Москвы. Стремительное наступление Советской армии, начатое после Сталинградского сражения, остановилось. Немцы отбили Харьков, заняли Белгород. Разрабатывали операцию «Цитадель», чтобы окружить наши войска в районе Курска.

– Битва на Курской дуге всегда находилась в тени Сталинградского сражения. В годы войны ее не называли коренным переломом в Великой Отечественной войне, – говорит Вадим Николаевич. – 50 огненных дней и ночей страшных боев, знаменитое танковое сражение под Прохоровкой, а ведь за Курск, Орел, Белгород даже медалей не было. Это к 65-летию Победы Курский губернатор наградил нас памятной медалью, тех, кто еще жив…

Боевой путь фронтовика Судзи-ловского отмечен орденами Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда» за взятие Варшавы, за освобождение Германии.

– В Берлине нам даже приходилось с подоконника стрелять из дома в дом, чтобы выбить засевших фашистов, – вспоминает Вадим Николаевич. – Наводили раму боевой машины для стрельбы прямой наводкой и давали оглушительный разящий залп по укрепленному дому. Фашисты уничтожены – путь пехоте открыт.

В поверженной Германии Вадим встретился с братом Олегом. Брат был на год старше Вадима, служил с первого дня войны в кавалерии.

– Видимо, цензура не вычистила в моем письме место расположения бригады, – говорит Вадим Николаевич. – А брат, часть которого была всего в 80 километрах от нас, вычислил по карте расстояние и на трофейном дамском велосипеде 21 июня приехал в замок, у которого мы стояли, севернее Берлина.

Для Вадима Судзиловского война растянулась на долгие 7 лет. В 1945-1946 году он – командир взвода связи школы сержантского состава, а до апреля 1948 года служит в Берлине помощником начальника штаба дивизиона по связи. И там после войны, после Победы, испытывал такую тоску по дому, по Родине, по маме, что если бы не ее письма, не знает, как бы и выжил.
Мария Судзиловская, библиотекарь железнодорожного училища в Кропоткине, куда и сегодня едут учиться на помощника машиниста многие туапсинцы, отправляла сыну в Германию не просто письма, в них были рисунки и даже полевые цветы Кубани. И вся любовь и забота матери. Это для страны он боевой офицер, победитель, фронтовик. А для матери – двадцатилетний мальчик, «дорогой мой сыночек». В год Победы, 1945-м, ему был всего 21 год…

Наталья Федоровна, супруга, с которой Вадим Николаевич вместе уже 63 года, рассказывает, что ее избранник привез из Берлина чемодан писем от мамы и сестры. Да альбом фотографий: «Это другие везли одежду, посуду, обувь», –говорит она. «Ну, не все», – поправляет ее справедливый до кончиков ногтей Вадим Николаевич, и в этой поправке и характер, и отпечаток должности: Вадим Николаевич до пенсии работал в Туапсе председателем городского народного суда.

11 мая 2024

На фронте муж и два сына

Из дома Кузнецовых на фронт ушли трое мужчин. Первым мобилизовали старшего сына Евгения. Следом «за ленточку» отправился глава семьи, Александр. За отцом добровольцем защищать родину отправился средний сын Дмитрий. Младший пока на хозяйстве, но и ему скоро предстоит осваивать военное дело в армии

Мы ехали общаться с хозяйкой Софьей, но застали дома старшего сына Евгения - командование отпустило в отпуск. Пока разговариваем, наблюдаю за материнскими эмоциями. В глазах Сони - гордость за сына. И любовь.

Женя хотел пойти на фронт с самого начала СВО, добровольцем с донецкими подразделениями. Но там его отговорили, сказали, подожди повестку. Позовут обязательно. И - позвали.

Читать далее
7 мая 2024

Туапсинец при штурме Бахмута нашел фотоальбомы, их вернули бежавшим от войны владельцам

Сначала надежда, что хозяева альбомов найдутся, была слабая. Помогла волонтёрская группа “Своих не бросаем”.

«Это было во время бахмутовских боев, - рассказал нам при встрече в Дебальцево боец с позывным Восход. – Был сильный артобстрел, и во время краткого затишья мы вошли в один из домов. Продвигались через комнаты, разбитые артснарядами, проверяли обстановку, чтобы наши бойцы могли без потерь идти дальше.

В одной из комнат увидел альбом «Наш малыш», еще несколько фотоальбомов и книжки-раскраски. На страницах рядом с фото были первый зуб ребенка, прядка волос. Сразу вспомнился родной Туапсе, дом…

Читать далее
12 апреля 2024

Спасать людей после ДТП в Туапсинском районе бросилась случайно оказавшаяся рядом фельдшер

Ольга Раганян, 23-летняя сотрудница туапсинской Станции скорой помощи, на своей машине ехала по трассе Туапсе-Майкоп, где возле хутора Греческий столкнулись автобус и две легковушки.

«Я утром ехала на своей машине домой после смены, - говорит Ольга Вячеславовна. – И вдруг впереди произошла эта авария. Я сразу же направилась к людям, вдруг есть пострадавшие.

В автобусе пострадавшими оказались женщина и мужчина, нашлась аптечка в автобусе и вторая – в легковом автомобиле, где пострадал водитель. Я сделала перевязки, старалась поддержать пострадавших в этой стрессовой ситуации.

Читать далее
9 апреля 2024

Как в Туапсинском районе на след убийцы вывел череп

Под руководством Александра Логвина туапсинский Отдел милиции раскрывал до 300 уголовных дел
в год.

"В Агое в реке всплыл человеческий череп, в полицию сообщили местные жители, – вспоминает спустя почти сорок лет полковник милиции в отставке Александр Логвин.

– На место выехала группа криминалистов. Сначала выдвинули версию, что осадками подмыло одно из кладбищенских захоронений. Однако, детально осмотрев находку, наш эксперт заметил на костях черепа следы свинца. Кладбищенская версия рухнула, мы поняли, что имеем дело с убийством.

Читать далее
13 марта 2024

Марет Чачух научилась говорить по-русски в школе, а сегодня она – учительница адыгейского языка

На ее уроках ученики сош № 12 села Георгиевского познают не только письменную и устную речь своих предков, но и основы традиций, быта, причем, учат родной язык не только по учебникам, но и через танец.

«Очень люблю танцевать, - признается Марет Чачух. – В танце можно сказать все без слов. С танца началась моя работа педагога: учила молодежь Цыпки, где живу с 5 лет, как чувствовать ритм, как правильно двигаться. У некоторых плохо получалось, приходилось из двенадцати танцевальных частей делать только шесть.

Потом поняла: пока сердцем не почувствуют, пока душа не затанцует, так и будет. Ведь что получается? Раньше танец был обязательным на общих и семейных праздниках, танцевали родители, танцевали дедушки и бабушки. Танец для всех был частью жизни. Вот также и с родным языком.

Читать далее