Финал краевого чемпионата по горным гонкам «просвистел» в субботу на трассе Шаумян – Чинары. Несмотря на дождь и ветер, посмотреть читать дальше

Финал краевого чемпионата по горным гонкам «просвистел» в субботу на трассе Шаумян – Чинары. Несмотря на дождь и ветер, посмотреть на яркое зрелище собралось много зрителей – кто-то заранее установил палатки, кто-то натянул тенты. А кто-то просто несколько часов простоял под дождем. Но зрелище того стоило.

36 машин всех марок и мастей носились на скорости по гравийной дороге.
Пилоты из Анапы, Новороссийска, Геленджика, Сочи, Горячего Ключа, Москвы и Брянска. И, конечно – наши, туапсинцы. Самый опытный – неоднократный победитель горных гонок туапсинец Сергей Пиджаков, он и стал абсолютным чемпионом по результатам всех этапов; самый юный – 18-летний студент Игорь Пономарев.

– Мы уже четыре года проводим открытый чемпионат Краснодарского края по горным гонкам, – рассказывает председатель оргкомитета чемпионата, председатель Туапсинской Федерации автомобильного спорта, чемпион России по автомобильному спорту, мастер спорта Валерий Трапезников. – И с каждым разом участников все больше. Например, на сочинском этапе было 70 машин. Всего на «Ралли-2013» было 8 этапов. Они прошли в Сочи, Адлере, Туапсинском районе и других местах края. Самый большой этап – 6 километров на горе Ахун. Здесь, под Чинарами – 3,5.

Сезон завершен. После подведения итогов горячие железные кони ненадолго встанут в стойла. И то для того, чтобы «подлечиться». Ведь весной начнется новый чемпионат – на этот раз Южного Федерального округа. И кубок России.
А мы задали несколько вопросов самому юному туапсинцу, участвовавшему в ралли, студенту, 18-летнему Игорю Пономареву, студенту 1 курса РГГМУ.

– Игорь, как получилось, что ты вместо того, чтобы тусоваться по клубам или «рубиться» ночи напролет в компьютерную игру, не в пример сверстникам, в свои восемнадцать лет успел и в соревнованиях на кубок России поучаствовать, и в открытом чемпионате Краснодарского края?

– Намек понял. Но скажу сразу – я и общение люблю, с компьютером на «ты». Но с детства заболел гонками – и с тех пор мне это больше всего интересно. Это случилось давно, когда еще гонки проходили в Гизель-Дере. Сейчас там дорога разбита, так жаль. А между тем, эта дорога в международной классификации горных гонок – 15-я в мире по сложности. А раньше, когда проходили гонки, я ходил туда с отцом. И никогда не забуду тот восторг, который охватывал меня от вида несущихся машин. Скажу по секрету, сам-то я водить машину научился, едва до педалей доставать начал. Папа – профессиональный водитель, я с ним в машине, сколько себя помню. Вот он меня и научил. Так что, когда пришло время получать права, я уже ездил хорошо. И даже пробовал гоняться по безлюдным заброшенным дорогам. Выезжали с друзьями, перекрывали старт и финиш, чтоб случайно никто не проехал – и гоняли.

– У нас модно по ночам прямо на улицах так гонки устраивать. Одно время – на Карла Маркса, потом на Набережной…

– Это – глупость, понты. Типа у кого машина круче. Себя показать, покрасоваться. Настоящие гонки – спокойные, и чем сложнее, тем интересней. Вот в субботу на финале такой дождина лил! Ветер чуть ли не сносил. Но зато и интересно в таких условиях – кто выстоит, справится, не ошибется? У меня очень хороший наставник Алексей Егоров – штурман победителя многих гонок, туапсинца Сергея Пиджакова. Штурман для пилота – не просто глаза и уши – мозг! Перед каждым соревнованием штурман проезжает трассу, как картограф, составляет ее подробный план, потом с пилотом штудирует, потом вместе проезжают. А уж когда непосредственно гонка идет, пилот может даже не смотреть по сторонам, он только слышит штурмана, который ему говорит «направо», «налево» или «газ», «тормоз» и так далее. Так что от штурмана зависит многое. Сейчас у меня очень хороший штурман – Денис Караяниди. А тренер – Алексей Егоров. Когда он начал со мной работать, я понял, что вообще ничего не знаю. Я-то думал, умею ездить. Пришлось забыть все, что «умел», и начинать учиться сначала. Как правильно руль держать, как в кресле сидеть – не говоря о том, как ездить. Он всему меня учил и продолжает учить, за что я очень благодарен.

– Твой номер начинался с нуля. Что это значит?

– Таковы правила любой гонки. Впереди основных, наиболее сильных участников, идет нулевая машина. Она – глаза и уши организаторов. У нас рация, включенная на той же волне. Мы все слышим, все видим. На нулевых очень большая ответственность – мы идем впереди основных и должны еще раз, последний, прокатать трассу. Они несутся следом и доверяют нам.
С другой стороны, организаторы должны быть уверены, что пилот на нулевой машине не увлечется гонкой, не позволит себе забыть все на свете. Результат здесь не главное. Он даже не идет в зачет.

– Тогда в чем же смысл участия?

– Колоссальный опыт. Быть нулевым на соревнованиях такого ранга – большая удача, я от имени всей семьи благодарю Валерия Ивановича Трапезникова, председателя оргкомитета гонок, за доверие. Ты начинаешь видеть гонку изнутри – и это дорогого стоит.

– Но ведь ваш результат даже не учитывают!

– Его учитывают. Он фиксируется, но я не участвую в общем зачете. В принципе, это не страшно. Зато я для себя делаю выводы, как проехал. Видел, как едут другие. Все это пригодится в будущем. Я был одним из нулевых на Кубке России (на соревнованиях такого ранга должно быть не менее трех нулевых машин – иначе гонки не состоятся), организаторы, видя, что я такой «зеленый», поставили меня последним. А когда к финишу пришел я один (из этой группы), в следующий заезд поставили первым.

–Что самое сложное на трассе?

– Зрители. При всем уважении, часто именно они становятся причиной аварий и недоразумений. Пилот на повороте может и по кустам дать, откуда ему знать, что там притаился зритель? А еще любят перебегать по трассе с места на место.

– А вдруг улетишь с крутого обрыва?

– Слава Богу, такого не было. Но дерево на повороте как-то зацепил. Помните, у Высоцкого? «Скорости не сбрасывай на виражах – только так научишься побеждать». Вот я и учусь…

[portfolio_slideshow id=3382]