Певец Михаил Борисов с 2014 по 2016 год был лицом известной в мире шансона группы “Бутырка”. После автомобильной аварии он впал в кому.

Фото: Анна Бурлакова


Как сейчас себя чувствует любимец публики и чем занимается? Мы выяснили это.

Когда после реанимации и больницы Михаила выписали домой, но он не понимал, что с ним происходит. Руководитель группы «Бутырка» Олег Симонов кричал ему в трубку: «Миша, это же я, Миша, проснись! Ты же солист «Бутырки». Вспоминай!» Он отвечал: «Извините, я вас не знаю, передаю трубку своей супруге».
Ему потребовалось три года, чтобы вспомнить все.

Без музыкального образования

— Да, я не стесняюсь того, что у меня нет музыкального образования. Учился играть на гитаре во дворе. Ребята аккорды показали, как перебирать струны. Отец дал самоучитель. После этого гитару из рук не выпускал. Было это в 14 лет, — рассказывает Михаил. — Именно тогда я понял, что могу петь и завораживать слушателя. У меня сразу же появилось много друзей, поклонниц, и жизнь показалась полной друзей и всех, кто желает мне добра. А дома — ругали. Понятно, что домашним не нравилось, что подросток пропадает на улице, забросил учебу. В знак протеста не раз сбегал из дома. Тогда по молодости, я не понимал, что забота обо мне, даже нотации и запреты — это тоже любовь, стремление уберечь от чего-то страшного…

Фото: Анна Бурлакова

Тюремные “университеты”

Уберечь не получилось — загремел в тюрьму за хулиганство. Знаете, переход от свободы к заключению произошел так быстро, что я не успел даже ничего понять, пока не очутился в камере. О тюрьме говорить не хочу, не дай Бог пройти такую школу любому молодому человеку. Был момент, когда меня вывезли на Север на лесоповал, я там несколько месяце в карцере сидел. Было о чем подумать, что вспомнить и переосмыслить… Причем вспоминались не дружки и не похождения, а семья. В тюрьме понимаешь, кто и что для тебя имеет значение. И для кого имеешь значение ты.

Самое главное

Я вырос в Туапсе в большой патриархальной, как сейчас бы сказали, семье. У нас был свой большой двухэтажный дом, в котором жили несколько семей: бабушка с дедушкой, дядя, мои родители, а у них кроме меня было еще два сына — два моих младших брата. Главным был дед. Он до самой смерти работал. Держал дом в образцовом порядке. Кстати, он сам его и построил в свое время. Работали и мои родители. Мама была бухгалтером, отец — работал вахтовым методом на буровых установках в Казахстане. Всего было в достатке, Может, потому что было много свободного времени, вырос таким… Сейчас стараюсь больше времени проводить вместе со своим сыном.

Спасли бабушка и… кухня

Пять лет заключения мне обошлись как двадцать пять. За это время умерли родители и дядя, для меня это был удар. Из тюрьмы встречали младшие братья. На работу не брали. Друзья все остепенились — у кого семья, у кого — бизнес, и я уже не вписывался в их систему координат. Чуть снова не попал за решетку, начал пить… Именно бабушка помогла мне не загреметь снова в тюрьму. Устроила меня разнорабочим, а потом — на кухню одного из лучших ресторанов города. Там я увлекся работой, освоил новую профессию. Повезло: коллектив был хороший, многому учили. Мы даже заняли призовое место в крае в конкурсе по приготовлению блюд европейской и итальянской кухни.

Как я попал в “Бутырку”

Однажды мой приятель спросил меня: «А какая у тебя цель в жизни?» Я ответил: «Выступать на большой сцене!» «Это не цель, это мечта, и она недосягаема!»- ответил он мне. Действительно, все мечтают о большой сцене, быть популярными, но не всем везет. А мне повезло. Просто из азарта в 2013 году поехал я на кастинг продюсерского центра Юрия Севостьянова «Русский шансон», им принадлежали права на очень популярную в то время группу «Бутырка». Она была создана в 2001 году продюсером компании «Русский шансон» и солистами группы — Олегом Симоновым и Владимиром Ждамировым. Известна по таким песням, как «Запахло весной», «Подружка с центра», «Запах воска», «Шарик», «Не трогай осень», «Икона», «Отсижу за чужие грехи», «За ростовскую братву», «Тает снег», «Аттестат» и другим.

Перепел конкурента

В общем, я отправился в Москву. И меня выбрали из 200 претендентов! Основатель коллектива Олег Симонов, услышав песни «Бутырки» в моем исполнении, сразу сказал «да». У них там произошел конфликт. Ждамиров покинул группу, меня ввели, причем поклонники-то этого не знали! Билеты на концерты были давно проданы, меня никто не знал. Было нелегко вписываться. Но ничего, потом все наладилось. Группа много гастролировала по стране. Все концерты проходили при аншлаге. Мы записали альбом «Вернусь домой», в него вошли десять новых композиций.

Страшнее, чем тюрьма

В феврале 2015 года я попал в серьезное ДТП. Несколько часов был без сознания, впал в кому… Причем сразу после аварии у меня остановилось сердце, и врачам скорой помощи пришлось делать укол прямо в сердце, чтоб меня оживить. После реанимации я потерял память. Это очень страшное ощущение, страшнее, чем тюрьма. Меня выписали домой, а я не знаю, мой ли дом это? Не помнил, что у меня умерли родители, «проснулся» после реанимации с уверенностью, что они живы. И что у меня не один, а два сына. Вот такие игры разума.

Произошло это накануне тура на Дальний Восток, все билеты на концерты были проданы. Что делать? Пришлось, еще до конца не восстановившись, все же отправиться на гастроли с группой. Было тяжело, и после этого тура понял, что не могу работать. У группы очень напряженный гастрольный график. Вот сейчас, если заглянете на сайт «Бутырки» — весь ноябрь расписан по городам Центральной России.

Новый проект «Михаил Борисов»

К группе «Бутырка» отношение неоднозначное. Кто-то называл нас тюремной группой. Мы действительно много выступали в местах заключения. Но на самом деле песни-то о другом. Мы не призывали молодежь делать какие-то плохие поступки, наоборот, предостерегали. Мы учили верить в Бога, не совершать ошибки и не попадать за колючку. Ничего хорошего там нет. А сейчас блатняк вообще отходит, и песни все больше о любви, о дружбе, философские.

Фото: Анна Бурлакова

У меня сейчас начинается новый проект — «Михаил Борисов», по-прежнему пытаюсь пробиться на большую сцену, записываю песни в соавторстве со своим братом Павлом, с туапсинской поэтессой Натальей Мериновой, с Еленой Сарбаевой и другими авторами.

Весной у меня запланированы концерты в Санкт-Петербурге и Москве, правда, не на больших площадках, а в ресторанах, но и Лепс, и Стас Михайлов с этого начинали.