20 мая 2022

Ирина Конфедератова по госпрограмме “Земский доктор” выбрала не Крым, не Ханты-Мансийск, а Тенгинку

В итоге сельчане получили универсального врача — общей практики.

А Ирина Конфедератова, переехав из Армавира, начала новую жизнь на новом месте — с государственной поддержкой в виде денег и земельного участка.

Что заставило врача сменить так круто жизнь, да еще после 50? Ирина рассказывает, что, когда был снят возрастной ценз, выложила резюме на госуслугах для участия в программе “Земский доктор”. Предложения посыпались со всей страны — от Севера до Юга.

Предлагали Крым — красивейшее место у моря, Ханты-Мансийск с зарплатой в 120 тысяч и разъездами на оленях по селам, Якутию с жизнью в юрте, Москву с ее перспективами.

А выбрала Ирина в итоге Туапсинский район. Потому что от Армавира недалеко, зарплата хорошая, медучреждение новое — офис врача общей практики построен по нацпрограмме “Здравоохранение” в 2017 году, и коллектив отличный. А еще море и горы, как она любит. Сама она кубанская казачка родом из станицы Константиновской. И, кстати, потомственный врач. Ее бабушка работала в этой станице фактически семейным врачом, а мать была участковым врачом.

Работа в селе — не соскучишься! Дежурства в Новомихайловской больнице в день-ночь, прием в Тенгинке и в Лермонтово, посещение больных на дому. Где на маршрутке добирается, где сами жители довезут, люди в селе душевные.

Ирина Конфедератова. Фото: Анна Бурлакова

“Как все успеваете? — интересуемся.

“А, не привыкать, — улыбается Ирина Анатольевна. — После Благовещенского государственного мединститута меня не сразу поставили участковым терапевтом. Сначала несколько месяцев как белка в колесе принимала пациентов в приемном покое — с ожогами, травмами, стрелянными ранами. Я ж не просто терапевт, а еще с дополнительными медицинскими специализациями. Поэтому моя кандидатура подошла на госпрограмму по подготовке врачей общей практики”.

“Чем отличается врач общей практики и зачем он нужен?»

«Это врач, который особенно необходим в сельской местности. Он может быть и травматологом, и инфекционистом, и психиатром, и эндокринологом. Если надо и с зубами окажет первую помощь, и роды примет. Поэтому нас в Краснодаре практикующие врачи и профессора из Москвы за полгода обучали практически всему, а практику проходили в стационарах”, — объясняет Ирина Анатольевна.

Уже третий год онп в Тенгинке, и не собирается уезжать. Наоборот, хочет построить дом. Недавно оформила участок в собственность, который ей выделили как врачу общей практики по краевой программе. Полтора миллиона рублей подъемных для начала хватит.

«А на отдых время у вас есть?» — интересуемся мы.

«Отпуск провожу в горах с краснодарским альпинистским клубом, — говорит Ирина. — Иду как врач, а заодно любуюсь красотой нашей природы. Горы и море — что может быть прекраснее! Где только не была – Донбай, Роза Хутор, Архыз, даже станцевала на вершине Эльбруса».

26 апреля 2022

Денис Мильченко: «Кузнечное дело для меня началось со спора»

После трудового дня в Водоканале и в выходные туапсинец Денис Мильченко идет отдыхать — в кузницу.

Выковать розу для Дениса давно не проблема. Роза — экзамен в кузнечном деле, проверка уровня мастерства.

Сам кузнец считает, что самое сложное сделать инструменты, различные приспособления, без которых не добиться ни скорости, ни качества.

«Кузнечное дело для меня началось со спора. На работе начальник попросил сварщика сделать мангал, ну, а я на спор сказал, что сделаю лучше. Победил. Потом выковал калитку и понял, что очень хочу этим заниматься, что, стоя у горна или орудуя молотом, отдыхаю, радуюсь тому, что из-под молота выходит», — рассказывает кузнец.

Денис Мильченко собственными руками построил и дом, и кузницу:

«Постепенно я стал оборудовать кузницу, друзья, знакомые, зная о моем увлечении, помогали кто чем мог. Через интернет круг единомышленников расширился. В соцсетях я общаюсь с мастерами со всего мира»

У кузнеца целая коллекция наковален. Каждая — с историей. Вот — шведская (он на ней в основном работает), американская, французская, австрийская. Многие пришли в его кузницу из далекого прошлого, датируются, позапрошлым веком. Кузнец ездит по деревням и весям России-матушки, находит старинные инструменты, даёт им новую жизнь.

«Вот так проверяется наковальня на годность», — говорит Денис, бросая на поверхность металлический шарик, который как мячик для пинг-понга отскакивает мастеру в руку. Или стучит молотком, а наковальня отзывается почти колокольным звоном (значит, трещин нет). У каждой наковальни, как и у колоколов — свой голос.

Профессиональный ковочный молот 1966 года выпуска, кузнец купил на аукционе. Когда-то этот труженик советской ковки работал в цехах туапсинского Треста-2.

У кузнеца из редкостей — не только наковальни, молоты, но и тиски. К примеру, австрийские, чудом найдены под Санкт-Петербургом, в одной из деревень, варварски сожженной фашистами во время боев под Ленинградом. Тиски сделаны 1800-х годах…

Кузнец уже пятнадцать лет собирает камни и окаменелости, которые наряду с выкованными им растениями украшают двор. Даже совок и кочерга для разгребания углей в горне — у кузнеца сделаны не абы как.

10 марта 2022

Из-за санкций в Лондон не улетела кубанская собака с протезами

Известная зоозащитница из Великобритании Кейси Карлин хотела забрать собаку к себе, но авиасобщения между странами теперь запрещены.

Как выяснили «Кубанские новости», 9 марта первая в России собака с протезами на всех лапах должна была улететь в Англию. Однако британское правительство ввело санкции против России — теперь авиасообщение между странами приостановлено.

Краснодарские зоозащитники, занимающиеся судьбой животного, написали в Инстаграм следующее:

«Моника не сможет заехать в Англию. Мы перебрали все варианты и вынуждены признать,что сейчас ее путешествие будет небезопасным. Мы не предполагали,что события будут развиваться так стремительно, была надежда отправить транзитом еще через открытые страны, но наши надежды потухли сегодня…»

Зоозащитники пояснили, что собака уже в четверг вернется из Москвы на передержку в Краснодаре, в привычное для неё место, где о ней будут заботится.

Кроме того, зоозащитники попросили:

«Учитывая всё происходящее воздержитесь от негативных комментариев в чей-либо адрес, давайте оставаться людьми»

Отметим, что к посту в Инстаграм довольно много комментариев на английском языке. Зарубежные граждане выражают надежду, что животное вскоре попадет к новой хозяйке в Англию.

Как сообщали СМИ, эту собаку в декабре 2020 года с отрубленными лапами нашли в станице Пластуновской. Умирающее животное 10 суток спасали краснодарские ветеринары. Зоозащитники нашли ветеринара в Новосибирске, который впервые в стране сделал протезы кошкам.

Сергей Горшков в ноябре установил протезы несчастной собаке. Через 10 дней животное начало ходить. Затем известная зоозащитница из Англии Кейси Карлин пожелала забрать собаку в Лондон, где обещала создать для неё наилучшие условия.

24 февраля 2022

Непрекращаемый разговор Александра Пятигорского

Александр Моисеевич Пятигорский – выдающийся мыслитель, философ и востоковед, писатель и правозащитник.

Его еще называют «автором нечитанных историй», как иногда можно прочесть.

Работы этого человека широко известны среди его современников-литераторов, но до массовой аудитории как-то не пробились.

Как же представить его широкому читателю, который не знаком с писателем ни с публичной, ни с формальной, ни тем более «закулисной» стороны?

Может быть, лучше всего начать с цитат, и делать упор на воспоминания современников?

«Эксцентрик-философ, бухгалтер с шаманским бубном», «весельчак и мыслитель, легкодум и гуру»; «змей-искуситель, мистификатор, дьявольский остроумец» (…) (Григорий Амелин).

«Философ Пятигорский, пишущий художественную прозу, обаятелен, как композитор Шнитке, сочиняющий романс про ветреницу Инезилью. Мелодия, вроде бы, проста, но, едва она отзвучала, хочется слушать её снова, потому что осталось ощущение неразгаданной тайны» (Борис Акунин).

Британское издание «The Guardian» назвало его как «одного из самых значимых мыслителей века» и «великим русским философом».

Фото: alexanderpiatigorsky.com

Александр Моисеевич родился в 1929 году в Москве, а ушел из жизни в 2009-м – в Лондоне.

Из двух школ его выгоняли за неуспеваемость. Когда он закончил МГУ, работал в одной из школ Сталинграда. Затем стал младшим научным сотрудником в московском Институте востоковедения – откуда впоследствии был исключен за несоблюдение субординации и публичное выражение взглядов.

Дальнейшая его жизнь, по большей части – скитания.

После серии расследований / гонений, известных как «Дело буддистов», Пятигорский под давлением КГБ покинул Советский Союз, и с 1974 года проживал в Англии.

Он преподавал в Лондонском университете, путешествовал с лекциями, писал книги.

Александр Моисеевич был полиглотом.

Он мог свободно изъясняться на английском, французском, немецком, испанском, итальянском, шведском, латыни, санскрите, пали, а также тибетском и тамильском языках.

Лондон оказался городом, о котором Пятигорский мечтал всю свою сознательную жизнь.

Что подкупило философа в «туманном альбионе»?

То, в чем он, видимо, так нуждался на родине: анонимность. Нейтральность и даже БЕЗРАЗЛИЧИЕ по отношению к своим поселенцам. И потому – одинаковая открытость для всех:

«Лондон будто говорит тебе: Да делай, что хочешь, или не делай, что хочешь ( – вспоминает он), будь, кем хочешь, или не будь вовсе, иди, куда хочешь – ведь все равно никто не заметит, а я уж тем более».

Фото: alexanderpiatigorsky.com

И Пятигорский безмерно полюбил этот город. Он гулял по его площадям, скверам и улицам, «знакомясь» с каждым его домом, слоняясь от паба к пабу часами и… все время ведя с кем-то диалог, все время что-то кому-то рассказывая…

Разговор он вел со всеми. Это был его конек, его стихия, его… мания.

Как он сам говорил: «Разве Сократ мог жить без разговора? Если есть мысль, она должна манифестироваться, выходить наружу, к людям. Так и сходятся точки мышления… Один американский философ сказал: «Конец мира – если я проснусь утром, и нет разговора о философии».

В его понимании разговор – это нечто большее, чем просто обмен мнениями. Он оперировал таким термином как «непрекращаемый разговор».

А именно – разговор, который древнее всех нас, и который переживет всех нас. Разговор, единственный, настоящий, который живет и развивается вне зависимости от нас – словно огонь, который мы можем лишь временно поддержать, пропустить через себя…

Разговор как объективная данность, где говорящие не просто не так уж важны, но даже как бы исключены из него – лишь «говоримое» существует и имеет значение.

Не мы улавливаем мысль – но мысль улавливает нас, снисходит на нас, носителей временных и случайных.

И в центре его философии – не человек, но само мышление, а чье именно – не имеет значения.

Фото: pbs.twimg.com

Мышление по определению благородно, считал Александр Моисеевич.

Ведь оно не является природной данностью и необходимостью – без него человек вполне может существовать. Ничто необходимое по определению не может быть благородным, писал он.

Человек рождается в определенном этносе, носителем определенного языка. На него по умолчанию наслаивается мировоззрение – общественное, национальное. И Пятигорский считал все это дефективным – клеткой чужого мнения.

«Главный враг человека – собственная трусость и аморфность, плененность чужим мировоззрением. Самые кровавые убийства в истории совершались не только фанатическими диктаторами, но и руками простых людей, лишенных способности к самостоятельному мышлению».

У него в гостях были очень разные люди. Многие хотели стать его учениками.

Фото: www.rigaslaiks.ru

Как именно Пятигорский отбирал учеников, не до конца ясно. Но он всегда испытывал гостя долгим, пристальным взглядом, после чего спрашивал: «Оно вам надо? Вы ведь до сих пор как-то жили. Зачем?…»

Он, по большому счету, требовал одного – начинать МЫСЛИТЬ сию же минуту. Не «как-нибудь, как с силами соберусь», не «завтра», не «после того, как улажу все дела», а здесь и сейчас.  

И даже если будущий ученик был к этому готов… То, как говорил «гуру»:

«Если ты уже выбрал философствование, то дороги назад, в нормальную жизнь, нет. И если ты попытаешься вернуться, то найдешь не жизнь, а то, что гораздо ниже, хуже жизни, и это будет гибелью тебя, который выбрал».

Может быть, это главное, почему с Александром Моисеевичем стоит познакомиться каждому. Хотя бы настолько, насколько позволяют силы и время.

Философствование, думание и наблюдение в одном русле с этим человеком – это своего рода йога. Это некая практика, которая предполагает измененное сознание.

Чтобы иметь хотя бы отдаленное представление об этом – просто попробуйте представить разницу между мышлением о чем-то определенном – и мышлением о самом процессе мышления, которое мыслит о чем-то.

Не о том, что само «падает» в сознание (судьба, свобода воли, смерть и др.) – но о том, как, каким образом, каким бесконечным модусом мышления человек мыслит (о судьбе, свободе воли, смерти и др.).

Вряд ли это возможно, оставаясь в «среднем», приземленном психическом и бытовом состоянии сознания. И попытка / возможность ненадолго вырваться за пределы – может оказаться бесценна.

Познакомиться с автором вживую мы уже не можем. Разве что, насколько это позволяет цифра: в интернете сохранились его видеолекции и интервью.

Фото: www.rigaslaiks.ru

Пятигорский является автором множества научных и художественных работ.

Наиболее любопытными, читаемыми и цитируемыми среди них стоит отметить три романа: «Философия одного переулка» (1989), «Вспомнишь странного человека» (1999) и «Древний человек в городе» (2001).

Своего рода трилогия, которую связывает метасюжет «побега из истории», как мировой, так и художественной (впрочем, сам автор не высказывался об этих работах как о цельной трилогии – это субъективное ощущение).

Романы недлинные, но сосредоточенности требуют полной. Их не получится читать по дороге на работу / домой в автобусе или метро. Эти произведения не терпят суеты. И поэтому могут оказаться не для всех.

Проза не отстает от скорости мысли, и читатель должен бежать за ней. Поэтому от него требуется и напряжение, и внутренняя работа – вернее, соработа с автором.

Проза соткана как разговор. Персонажи существуют только когда беседуют – и исчезают с окончанием разговора. Так что если читатель желает проникнуть в действо – он вынужден принять участие в этом «непрекращаемом разговоре». Иначе никак.

В диалог двоих главных героев автор то и дело вставляет сомнения или безапелляционное суждение третьего. И диалог как бы вырастает в объеме, да и плюс ваше, читательское присутствие!

Невероятно насыщенные тексты. Здесь и биографии действующих лиц, и их рефлексия, и сторонние события, диалоги, цитаты, аллюзии.

Никакой словесной мишуры. Никакой расплывчатости или двусмысленности. Никаких теней и полутонов. Лишь вездесущая философия, умственная работа – и конкретные, осмысленные умозаключения.

Несмотря на аскетичный язык, все подается не просто в благородном стиле, но и сдобрено отличным юмором и самоиронией.

Как отмечает писатель, сценарист и драматург Владимир Сорокин: «Это – комфортное, самодостаточное литературное пространство, в котором приятно находиться. Похожий комфорт испытываешь, погружаясь в довоенные романы Набокова».

В качестве извечных вопросов у Пятигорского выступают Судьба, Любовь, Страх, Сновидение и Смерть. Как и у Набокова.

Но если герои последнего отвечали на эти темы телесностью, то герои Александра Моисеевича делают это сугубо словесно – расплачиваясь энергией для ритуалов заговаривания и «брызгая слюной».

Пятигорский не акцентирует на поступках или описании самих персонажей. В центре его внимания – их речь, их РАЗГОВОР об этих поступках или происшествиях – не важно, случились они или только грядут.

Эти романы трудно выделить как нечто отдельное – пусть они и являются художественной литературой. Труды Александра Моисеевича Пятигорского, будь то романы, лекции или интервью – они словно единый «непрекращаемый разговор» автора о философии, вернее – о думании.

Мышление о мышлении.

И коснуться этого – значит приоткрыть для себя завесу какой-то тайны, чего-то очень большого и важного.

Чего-то такого, что сам ты едва ли смог бы открыть раньше – без содействия Учителя и его подхода.

Подхода – одновременно обходительного и резкого. В котором есть место и грусти, и юмору, и любви к целеустремленным, и откровенному презрению в адрес глупости…

Подхода – неудержимого и застенчивого, но самое важное – искреннего, до последнего вздоха.

И каждое такое прикосновение сопровождается томительным ожиданием – которое всегда оправдывается.

Попробуйте.

Может быть, с реальными людьми – трудно, но с книгами – безопасно.

Фото: www.rigaslaiks.ru

Закончить хотелось бы тем же, чем и начали – цитатой, на сей раз самого Александра Пятигорского:

«Если человек смеется, философ говорит: «Он смеется над своей обреченностью». Если плачет: философ скажет: «Он плачет над своим торжеством». Если позорит, ругает, проклинает кого-либо, философ заметит: «Он знает свою гибель».

Философ наблюдает не жизнь, а жизнь сознания».

17 февраля 2022

Памяти полковника Юрия Орлова

Ушел из жизни полковник в отставке Юрий Михайлович Орлов – полный кавалер ордена «За службу Родине в вооруженных силах СССР». Таких в нашей стране было всего тринадцать человек. До недавнего времени оставался он один. 12 февраля Юрия Орлова не стало

Когда он раз в году на парад надевал военный мундир, и с правой стороны горели серебром и золотом три восьмиконечные огромные звезды ордена, встречные глаз от него не могли оторвать. А многие спрашивали: «Что это за награда?». Просто орден «За службу в вооруженных силах СССР» был утвержден Правительством довольно поздно –  в 70-х годах прошлого столетия. Награждали им профессиональных военных довольно редко. А уж первой степени удостоены были всего 13 человек, меньше, чем орденом «Победы». Одним из первых кавалеров ордена стал туапсинец Юрий Михайлович Орлов – в то время командир зенитного полка в Туапсе.

Полных кавалеров этого ордена приравнивали к Герою Советского Союза. Орлов был большим человеком в те годы, влиятельным и очень уважаемым. А ведь судьба к него была непростая.

Его отца, учителя школы села Новомихайловкого Ставропольского края, арестовали, когда в семье было уже пятеро детей. Юрий был единственным братом у четырех сестер. Мать, не сломленная арестом мужа, поднимала детей в голодное послевоенное время. 

Юрий учился так, что в местной школе решено было не отправлять парнишку в ФЗО, а продолжить образование за счет школы (тогда учили платно). Разглядели и в армии – сразу же отправили в училище ПВО. Так он стал профессиональным военным. В училище будущий лейтенант  встретил свою единственную на всю жизнь любовь – Лилечку, Лилию Ивановну. Вместе с ним тридцать с лишним лет моталась она по гарнизонам, а он в основном пропадал на полигонах.  Вместе они прожили почти 60 лет. 

Куда только не забрасывала служба: Дальний Восток, Приморский край, Минск, Бакинский округ. На ракетном полигоне Капустин Яр осваивал новые ракеты. Именно тогда Орлову была присвоена первая награда. Почти всегда ему  приходилось работать с новым вооружением. По его словам, осваивать новые ракеты – это все равно, что  вскрывать ящик Пандоры.  

Когда его назначили в Туапсе Орлов уже был хорошо известен в войсках ПВО, ведь он был одним из первых в стране, кого наградили орденом «За службу  Родине в вооруженных силах СССР». Следующие два своих знаменитых ордена, второй и первой степени,  Юрий Михайлович получил в нашем городе, будучи командиром зенитного полка.

После увольнения в запас он еще долго следил за жизнью сослуживцев, звонил и обсуждал с ними происходящие изменения.

Супруги Орловы  вырастили двоих сыновей. Но последние годы жили вдвоем. После болезни Юрий Михайлович мог только передвигаться на коляске. Как мог, делал зарядку. Каждое утро подъезжал к дверному проему, по канату подтягивался на руках, держался  за перекладину и «ходил», сколько сил хватало. Когда ушла из жизни его боевая подруга и опора Лилия Ивановна, силы его покинули.

Он навсегда останется в памяти своих сослуживцев справедливым честным командиром. Друзья будут помнить его преданность. И мы запомним настоящего полковника Юрия  Михайловича Орлова: пока служил, никто к нам не прорвался – ни по морю, ни по небу!