Виктор Гурченков
Туапсинские вести
— Что важно? Жить и работать честно. Уважать свой народ, Родину, себя. Ничего и никого не бояться.
Виктор Гурченков
Родился Виктор Иванович на Смоленщине, подростком пережил оккупацию. После освобождения Смоленска в 1943 году успел поступить учиться в техникум связи. В 1944-м был призван на фронт.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
В составе действующей армии дошел до западных границ. Но накануне Берлинской операции пришел приказ: бывших студентов направить из действующей армии в специальные учебные подразделения. Так он стал курсантом учебки, готовящей военных радистов. Там он и встретил День Победы, уже сам учил курсантов. Радист был от Бога, поэтому ему и доверили обучать новобранцев.

Более семи с половиной лет длилась его служба – опытного инструктора не отпускали на гражданку. И лишь потребность в хороших радистах пароходства «Совтанкер» позволила ему демобилизоваться. Из Одесского пароходства приехали специалисты за радистами, и его отпустили на флот.

Через год он осел в Туапсе. И более 50 лет проработал в Туапсинском морском торговом порту докером.
- Нормы на бригаду были, если сахар – то 180 тысяч тонн за смену, это три вагона, – рассказывает Виктор Иванович. – Если уголь – то 2–3 тысячи тонн. А потом зачистить вагоны. Чем больше натаскаешь на своем горбу, тем больше и заработаешь. Но, пахали, честно скажу, не только из-за денег. Такая гордость была, что ты – впереди, ты – можешь. Меня среди других докеров представили к ордену Трудовой Славы. Не в войну, так в мирное время стал орденоносцем. Я всегда чувствовал поддержку совета ветеранов, руководства. Несколько лет назад перенес инсульт. Выстоять мне помогли портовики. Докеров, таких как я, уже мало осталось, можно по пальцам пересчитать. А молодое поколение нас не забывает! Раньше, еще лет шесть-семь назад, всегда ходил вместе с портом на парад. Наша портовская колонна была полна ветеранов, фронтовиков. А сегодня уже жду, когда ко мне придут. Всегда в канун праздников приходит делегация из родного порта. Мы с женой рады гостям.

Виктор Гурченков
— Что важно? Что предприятия наши становятся мощнее, сильнее. А Великобритания с Америкой пусть бесятся. Они нам завидуют. Мы это уже проходили. Наш народ умеет работать, ценить себя и уважать, и тем мы сильны и правы.
Мария Дубровская
Мария родилась в Туапсе в большой семье нефтепереработчика. До войны на курсах среднего командного состава она выучилась на инструктора противопожарной обороны, химзащиты. В 1943-м, в составе 221-го отдельного полка НКВД штаба противовоздушной обороны старший сержант Мария охраняла объекты нефтекомплекса.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
В 1945 году пришла работать на Туапсинскую нефтебазу. Работала в отделе кадров. Всех на предприятии знала, как родных. Трудилась до самой пенсии и еще несколько лет. У нее три дочери и сын. Многие из потомков трудились и продолжают трудиться в ООО «РН-Морской терминал Туапсе».
- В прошлом году вся моя большая семья и родное предприятие отмечали мой юбилей – 95 лет, – рассказывает Мария Ивановна. – От терминала подарили холодильник (а прежде по-родственному спросили, чего мне хочется). Пришли с цветами, сладкими подарками, конфет надарили, как девушке! Но посмотрели, видно, внимательно и говорят, мол, ремонт в квартире требуется. И на следующий день после юбилея бригаду ремонтную прислали.

Я не скучаю! У меня много внуков, правнуков, все помнят, помогают. А на праздник – День Победы, если хорошая погода, дают машину от терминала и привозят меня на митинг на предприятие. И я смотрю какая она стала, моя нефтебаза, и радуюсь, не узнать! Все чисто, современно, красиво, блестит!
Мария Дубровская
— Что важно? Может, помнить, что всех денег не заработаешь? Ведь самое ценное и прекрасное нам дается даром — и любовь, и талант, и весна, как сегодня. Пусть у всех хватает времени и сил быть счастливыми.
Надежда Падей
Она дважды была занесена в списки погибших. Несколько месяцев бесстрашная разведчица, уже «похороненная» своими, работала в тылу врага. О легендарной группе, заброшенной в 1944-м в Карпаты, написаны книги. А родилась и выросла она в Туапсе.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Надежда Падей вместе с четырьмя братьями и сестрами закончила школу на Грознефти. Рыла окопы под Георгиевским, Анастасиевкой. Братья и сестра ушли на фронт. Когда немец был уже под Туапсе, она записалась на курсы радисток. Закончила их и была выброшена в тыл врага. Ей было 17 лет. Чудом осталась жива в карпатских лесах. После войны, демобилизовавшись, вернулась в Туапсе. Устроилась в порт радисткой. И до самой пенсии трудилась.
– Родной порт стал для меня настоящим крылом, под защитой которого я прожила счастливую жизнь, – говорит Надежда Марковна. – Порт дал мне жилье, помогал в трудных жизненных ситуациях, и сейчас я никогда не чувствую себя одиноко, хотя давно живу одна. Когда нас сбросили на территорию врага, мы не сразу смогли выйти на связь. И нас посчитали погибшими. А когда вышли, в штабе без шифровки, прямо в эфире нам в ответ закричали: «Родные! Вы живы! Держитесь…» И мы держались. И выжили! И в жизни, сколько раз, чтобы ни случилось, мы держались. Не пропали, не потеряли себя, возродили страну после войны. А в девяностые? Тоже не пропали, тоже возродили! Мы – самая сильная нация.
Надежда Падей
— Что важно? Чтобы в детях сохранился и продолжался боевой дух и страсть к труду. Хочется жить, и не только в их генах, но и в деле жизни.
Николай Копаев
– Какое море? Какая школа? Война идет! – так возмущался в 1944 году пехотинец Коля Копаев, когда часть расформировали, а их, самых молодых, отправили в Кронштадт, в школу моряков, учиться на мотористов-дизелистов. Сам с Кубани, из Белореченского района, он море никогда не видел. Но приказ есть приказ.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Время военное. Выучился, получил направление на тральщик и до конца войны разминировал воды Балтики. Все было: и на мины нарывались, и друзей теряли, и расстреливал их враг. А после Победы вернулся Николай Павлович домой. И уже как знаток дизелей переключился на электровозы. Так стал железнодорожником. И сорок с лишним лет водил по нашим горам сначала паровозы, потом электровозы.
– Сейчас уже мои сыновья осваивают современные «Сапсаны» и летают на «Ласточках», – говорит ветеран. – У меня пятеро детей, и младшие – Александр и Алексей –железнодорожники. Причем Сашка только что пенсию оформил. Во как время пролетело! А кажется только недавно я его с собой в кабине паровоза, потом электровоза возил. Они все детство со мной в поездах провели, поэтому машинистами стали.
Николай Копаев
- Что важно? Может, помнить, что всех денег не заработаешь? Ведь самое ценное и прекрасное нам дается даром – и любовь, и талант, и весна, как сегодня. Пусть у всех хватает времени и сил быть счастливыми.
Захар Петров
В войну забайкальский молодой казак Захар Петров прибавил себе год, окончил трехмесячные снайперские курсы и 16-летним пареньком (по документам ему якобы было уже 17) был зачислен в 45-ю гвардейскую Ленинградскую дивизию, 129-й стрелковый полк, в разведку.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Когда на фронт уходил, в военкомате серьгу из уха велели снять. А он с этой серьгой с детства, дед вставил, когда он младенцем был. Такое правило у казаков – так отмечать старшего сына в семье, чтоб все, кто видели, понимали это. А еще дед, провожая, на ухо шепнул: «Бога не забывай, молись!» Может, и серьга, которую он не снял, и дедовы молитвы помогли ему. Освобождал Ленинград, Нарву, Кингисепп. В феврале 1945 года его тяжело ранило. Победу юный боец встретил в госпитале. А потом завербовался на Сахалин.

Был матросом на рыболовецких судах, закончил мореходку, в 1950-м году уже как капитан принял своё первое судно. За самоотверженный труд фронтовик Захар Петров в 1964 году был награжден орденом Ленина. Так к его боевой – медали «За отвагу» и ордену Великой Отечественной войны 1 степени, – прибавилась мирная награда.

А еще через три года Захар Трофимович вместе с семьей переехал в Туапсе. Он отдал нашему городу и порту 20 лет жизни и своей службы капитаном на морских буксирах портового флота.
– Наверное, чем старше становишься, тем больше радуешься жизни, ценишь все прекрасное, что в ней есть, – говорит Захар Трофимович. – Сколько лет уже на пенсии, а порт меня не забывает. Зимой дрова подбрасывают, в гости ходят, с праздниками поздравляют. А я тем более прощаться не собираюсь! Мой дед Мелентий дожил до 104 лет, при том, что раскулачен был, строил Беломорканал. Отец прожил 96 лет, получил орден Боевого Красного Знамени на Гражданской войне. Род у такой, крепкий! У меня и правнуки уже с меня ростом. Говорят, мы тоже в море пойдем. Гены.
Захар Петров